Lenta.ru 14 марта 2018

«Говорили, что мы травмируем детскую психику»

Фото: Lenta.ru
Поселок Урдома в Архангельской области — чуть больше четырех тысяч жителей. Однако местная сельская школа — едва ли не единственное образовательное учреждение в России, разработавшее собственную систему оценок: прогрессивную шкалу, обозначающую уровень знаний. За замену пятерок и двоек латинскими буквами урдомских педагогов атаковали активисты «Родительского сопротивления», усмотревшие в новшестве подрыв детской психики. Зачем нужны инновации в деревне и как качество образования в сельской школе может конкурировать с городской, «Ленте.ру» рассказал директор Урдомской средней школы Владимир Додонов.
«Лента.ру»: Вас многие ненавидят. Родители в вашем поселке прогрессивного замысла не поняли и начали протестовать.
Додонов: Все идет с подачи одной мамы. Я у нее бывал на страничке «ВКонтакте», пока она меня не заблокировала.
Принципиальная женщина…
Да, она поклонница сайтов таких общественных движений, как «Родительское всероссийское сопротивление», «Ассоциация родительских комитетов и сообществ», где много говорят о принудительной чипизации населения, о том, что иностранцы решили нас поработить, уничтожая наше советское образование, что государство стремится отбирать детей у родителей без всяких видимых причин… Год назад было открытое письмо в Министерство образования Архангельской области, которое подписали 160 родителей. В этом письме говорилось, что новая система оценок травмирует детскую психику, убивает учебный процесс.
160 подписавшихся — это много или мало?
Меньше трети от количества учащихся, которые обучаются с использованием нашей системы оценивания. Когда мы получили это обращение, пригласили для разговора родителей, подписавших его. Побеседовать удалось с половиной протестантов, из них около 20 человек сказали, что не знают, как оказались под письмом их подписи.
В самом начале, когда новая оценочная система только запустилась, было много замечаний, недовольства со стороны родителей. К новому ведь всегда с трудом привыкают. Зато сегодня, «распробовав», большинство родителей и детей говорят: не вздумайте к старому возвращаться.
А зачем вам понадобилась новая система оценивания, чем старая не угодила?
Наша школа была одной из площадок в Архангельской области для пилотного ввода новых федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС). По всей стране запуск новых стандартов основного образования состоялся в 2015 году, а у нас они начали внедряться с 2012 года. Новые школьные стандарты очень сильно изменяют систему образования.
В чем конкретно это выражается?
Умение добывать знания, анализировать, преобразовывать информацию из одного вида в другой. Например, сделать из текста таблицу, из таблицы — диаграмму, составить план доклада и т.д. То есть ученик должен не только знать математические формулы, но и уметь работать с текстом. На уроке математики — с математическим материалом, на биологии — с биологическим, на истории —`с историческим. Мы ФГОС приняли близко к сердцу и занимаемся их внедрением не для отписки. И столкнулись с тем, что существующая пятибалльная шкала оценки никак не подходит к новым целям и задачам современного образования. Ее самая большая слабость — в отсутствии четких критериев.
Почему?
Я в школе работаю с 1990 года. Как мы выставляем оценки? Пятерка — когда все точно, ни единой ошибки нет. Одна-две ошибки — четыре. Если ошибки существенные, которые искажают суть ответа, — тройка, двойка. Но, допустим, в письменном ответе еще можно по количеству предметных ошибок попробовать определить балл, а как быть с устным ответом? Поэтому мы предложили свой метод оценивания.
То есть взяли и сами разработали новую систему оценок?
Да, разработали сами, хотя принципиально нового по сути ничего не изобрели. Это во всем мире пропагандируется и кое-где практикуется. И у нас в стране еще в 1930-1960-е годы советские педагоги-новаторы предлагали подобный подход. Они говорили, что любое задание, любую работу учащегося нужно разбить на критерии. Собственно, это мы и воплотили.
У нас есть оценочные листы с четкими критериями для контрольных и для работ текущего характера. И оценки за четверть у нас выставляются не так, как сегодня предлагается в электронном дневнике — суммировать все, что есть, и выводить среднее арифметическое. У нас четко прописано: оценка за четверть и за год выставляется по итогам работ контрольного характера.
Что за оценочные листы, кто составляет критерии?
Оценочный лист и критерии к нему составляет сам учитель. В зависимости от объема темы критериев может быть от 5 до 20. Это и знание теории, и применение ее на практике, и способы решения задачи, и оформление, и умение работать в команде, умение составить план текста или план ответа и т.д. Учитель обязан заранее, за несколько дней сообщить ребенку о предстоящей контрольной и выдать оценочный лист. Там подробно написано, сколько баллов можно заработать за каждый критерий. Ну и дальше смотрим максимальное количество баллов, которое можно набрать за контрольную. Половину набрал — уже справился, хоть и слабенько. И, соответственно, ввели буквенное обозначение: высокий уровень — А, повышенный — В, базовый — С, пониженный — D, низкий — F.
Получается, у вас та же самая пятибалльная шкала, только вместо цифр — буквы?
Не совсем. Самое главное отличие — мы расписываем оценку, делаем ее более прозрачной. Приносит ребенок домой заполненный учителем после проверки работы оценочный лист. И там все понятно. Допустим, за знание формул стоит 10 баллов, а максимально можно получить 12 баллов — по одному за каждую формулу. И видно, какие именно формулы ребенок не знает. Или за умение решать задачи такого типа — три балла из трех возможных. А вот за то, что ответ получен неправильный, — один из двух возможных. То есть ребенок все делал верно, шел по нужному алгоритму, но допустил арифметическую ошибку. Ученик тему понимает, но, возможно, был невнимателен. И сам школьник, и родители видят, где какие пробелы в знаниях и умениях.
Законно ли то, что школа внедряет собственную систему оценок?
Единственное, что утверждено государством, — это стобалльная шкала ЕГЭ. Сегодня нужно понимать, что пятибалльной государственной системы оценок нет. Пятибалльная отметка просто по инерции применяется в большинстве образовательных учреждений страны, но далеко не везде. К слову, пятибалльную шкалу Россия заимствовала в давние времена из немецкой системы образования.
Как ваша школа сдает ЕГЭ?
Многие годы у нас результаты выше среднего по Архангельской области. Дети неплохо поступают, в том числе на бюджетные места, в вузы Москвы, Санкт-Петербурга. Только надо понимать, что у нас еще не было ЕГЭ у ребят, которые учатся по новым стандартам. Но когда девятиклассники из пилотного проекта сдавали госэкзамены в прошлом году, их результаты по сравнению с предыдущими годами были очень хорошими. У нас было два класса, учившихся по новым ФГОС, и один класс, причем достаточно сильный, — по старой системе. В процентном соотношении количество хорошистов и троечников примерно одинаково. Однако процент соответствия оценок у «буквенных» классов выше.
Что значит процент соответствия оценок?
Когда, например, за год ученику ставят одну оценку, а на экзамене он результат не подтверждает, получает более низкую оценку либо более высокую. В классах с новой системой оценивания расхождения были на порядок меньше — то есть «диагноз» учебным достижениям школьника мы поставили более верный. Значит, наша система оценивания в целом объективнее прежней.
А если дети переходят в другую школу, как там разбираются?
Буквенные отметки переводятся в традиционную систему при переводе ребенка в другое учебное заведение и когда выдается итоговый аттестат об образовании.
Кроме странной системы оценок, родители вас обвиняли еще и в пропаганде наркотиков…
Это все та же неутомимая мама. У нас по ее жалобе на систему оценок было восемь прокурорских и министерских проверок. Существенных нарушений не нашли, мы продолжаем работать по этой системе. Тогда родительница, посетовав на то, что все кругом куплено, написала новую жалобу и обвинила школу в пропаганде наркомании. В школе был курс федеральной программы «Полезные навыки». Это 11 уроков в год с пятого по седьмой класс. Занятия посвящены в основном тому, чтобы помочь детям в общении со сверстниками, с родителями. Как правильно сказать «нет» в ситуации, когда тебе предлагают попробовать наркотики. Тема наркотиков рассматривалась на четырех уроках за три года.
Что конкретно вызвало недовольство?
Нас пытались обвинить, что мы названия наркотиков используем на уроке, а этого, по мнению некоторых родителей, делать нельзя, это, как они считают, может спровоцировать, подстегнуть ненужное любопытство. Ну и выдумали историю, как будто мы учим, как надо употреблять наркотики. Мы вынуждены были отстаивать честное имя школы в суде. Подали иск о защите деловой репутации и выиграли.
Наша история, я думаю, еще не закончена. Детям этой мамы еще далеко до выпускного. Она, например, нафантазировала, что у нас в школе ведется «секспросвет». Тоже через суд пришлось доказывать, что это сведения, не соответствующие действительности. Она и другие школы своим вниманием не обходит. Написала жалобу на учреждение, расположенное более чем в 40 километрах от нас, о том, что там иностранцы ходят. Туда тоже проверка приезжала. Думаю, это просто такой типаж у человека — за что-то бороться постоянно.
Охота вам в таких нервных условиях инновации внедрять? Да еще в сельской школе, от которой, как правило, никаких чудес не ждут…
А мы и не стремимся делать чудеса. Мы стараемся качественно выполнять свою работу. Наша школа считается одной из передовых в Архангельской области. В 2006 году мы единственные в районе получили президентский грант на реализацию инновационных технологий. Вообще-то еще с советских времен за Урдомской средней школой закрепилась репутация образовательного учреждения, которое внедряет интересные инновации.
А какие в советские годы были инновации?
Когда в 1960-х годах, при генсеке Никите Хрущеве, началась политехнизация школ, деревенским школам было предписано учить сельским специальностям: на трактористов и доярок. Но Урдома — поселок рабочий, сельское хозяйство тут не очень было развито. Поэтому школа категорически отказалась. Начали готовить водителей категории «В» и «С» — это легковые и грузовые машины, а девочек учили на швей. Мы одни из первых в стране с 1994 года внедрили профильное обучение в старшей школе. За эти годы в школе были классы естественнонаучного, химико-биологического, информационного, физико-математического, технического, гуманитарного, социально-экономического профилей. В городе не каждая школа этим может похвастаться. Сейчас старшеклассники у нас обучаются не в профильных классах, а в смешанных группах по индивидуальным образовательным траекториям.
Деньги на это откуда?
Не скажу, что у нас с материальной точки зрения все шикарно, но как-то находим ресурсы, привлекаем спонсоров, ищем дополнительные внебюджетные доходы. Мы до сих пор бесплатно учим наших ребят управлять автомобилем, они могут получить по окончании школы водительское удостоверение. Разве плохо? К школе три года назад присоединили детский дом творчества. Все кружки и спортивные секции там бесплатные. Из 671 учащегося в нашей школе более 460 посещают занятия дополнительного образования.
Коммунизм. А народ жалуется, что количество и качество бесплатного катастрофически уменьшается, особенно в селах…
Пока наш регион неплохо финансирует дополнительное образование. Да у нас тут и ментальность другая, не как в городе. Мы не стремимся зарабатывать на образовании. Детское образование, в том числе и дополнительное, должно быть, по-моему, бесплатным. У нас есть школьные автобусы, которые бесплатно привозят детей в школу и увозят после занятий. Поселок Урдома состоит из нескольких частей, окраины на три-пять километров удалены от школы. А еще у нас есть несколько деревень в 15-22 километрах. В такой деревне сейчас живет только одна одиннадцатиклассница, и мы ее ежедневно доставляем на легковом автомобиле в школу.
Ради одной девочки ездите?
По-моему, для государства это гораздо дешевле, нежели содержать интернат. И девочке хорошо — каждый день дома.
Школам сейчас сложнее взаимодействовать с родителями?
В советские времена родитель практически все отдавал на откуп школе, считая, что там работают специалисты, именно они и должны заниматься обучением и воспитанием. Возможно, это было не очень хорошо. Но ведь сегодня часто бывает, что родители не пытаются вникнуть в специфику разных педагогических вопросов, а заранее знают, как надо делать правильно. Я двумя руками за, когда родители активно вмешиваются в такие проблемы, чем и как кормят ребенка в школьной столовой, пятидневка в школе или шестидневка, тепло ли и светло ли в классах. В вопросах, касающихся условий обучения и здоровья ребенка, у семьи должно быть право решающего голоса, тут с нашей стороны даже вопросов возникать не должно.
Но иногда ведь до смешного доходит. Приходит родитель с претензией: «Почему сыну эту тему объясняли вот так? Когда я учился, нам по-другому рассказывали». Ну вы уж совсем, ребята! Разные есть методики, подходы, технологии. Время движется вперед. И решать эти вопросы предоставьте нам, специалистам. Да и вообще важен эффект, результат, а не методы, если они, конечно, не противоречат законам и морали.
А если нет эффекта? Сейчас ребенок приходит домой, и родители ему вынуждены объяснять то, что в учебниках написано. То есть дома как бы вторая школа открывается.
Есть такая беда. Иногда перебарщивают коллеги, и не только по новым стандартам. Я спорю со своими учителями в первом-втором классе: «У вас по окружающему миру во втором классе дано 28 проектов. Вы в своем уме, когда предлагаете детям все их выполнить? Вы уверены, что второклассник может на компьютере хорошо подготовить мультимедийную презентацию в PowerPoint? А вы ребенка научили делать презентацию? И если нет, чего же вы от него хотите? Иначе все эти проекты превращаются в фикцию, как часто в России и бывает. А ребенок ведь всю эту специфику государственного обустройства с детства улавливает!
Но вы у себя следите за этим?
Да, конечно, и не только следим, но и стараемся избавляться от явных перехлестов. Компетентный педагог этого и не допустит, но компетенция у педагогов разная, и разное желание у каждого педагога эту компетенцию повышать. Что можем — мы у себя в школе делаем, чтобы решать эту проблему, но не все нам подвластно. И очередь из педагогов, желающих работать в школе, не стоит за воротами.
Потому что зарплата маленькая?
Средний заработок у нас — 41 тысяча 120 рублей. Это полторы ставки, со всякой дополнительной нагрузкой и с северным коэффициентом. Но давайте честно скажем: реальная зарплата снижается. Учитель у меня и год назад столько же получал. Техничка тогда у меня зарабатывала 10 тысяч с северными коэффициентами, а сейчас 16 тысяч получает. Я не говорю, что это много. На Севере выплачивать зарплату меньше 16 тысяч — издевательство. Только разница между квалифицированным и неквалифицированным трудом сокращается, и хорошо зарабатывают педагоги со стажем. Молодой учитель, если придет, будет получать 21 тысячу. Но все же дело не только в деньгах, хоть они и важны.
А в чем?
Снижается значимость профессии. В обществе чувствуется негативный настрой. Раньше учитель хотя бы чувствовал социальную оценку своего труда, а сейчас каждый плюнуть норовит. В городах-то нехватка учителей, а в сельскую местность кто поедет?
Комментарии
Читайте также
Рособрнадзор подсчитал долю «двоечников» на ЕГЭ
Руководство школы уволили после унижения ученика
1
До армии можно будет успеть окончить и колледж, и вуз
Учебник русского языка возмутил украинцев
147
Последние новости
Нагиев рассказал о съемках в окровавленных трусах
Глюкозу высмеяли за фотошоп на откровенном фото
Отец изуродовал дочь фотоаппаратом