Ещё

Почему сенаторы сочли учебник истории России «провокационным» 

Фото: Ридус
Министерство образования и науки РФ отправило на дополнительную экспертизу учебник для 10-х классов «История России. Начало XX — начало XXI века» после претензий к нему спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко.
Ей не понравилось, что в учебном пособии сказано: «Революция, начавшаяся в Киеве, стала явлением международной политики и на революционной волне выплеснула поплывший в другом направлении Крымский полуостров». Матвиенко назвала эту фразу «провокацией».
Сенатор от Крыма Сергей Цеков также счел этот абзац неподобающим.
Российская академия наук должна завершить перепроверку учебника до 27 января.
Руководитель издательства «Дрофа» (в котором учебник вышел) Руслан Гагкуев отказался комментировать для «Ридуса» этот скандал, предложив узнать позицию издателя через официальный пресс-релиз. Вот что там сказано:
Учебник «История России.10 класс» был создан на основе Историко-культурного стандарта. В 2015 году учебник прошел научную историко-культурную экспертизу в Российском историческом обществе, педагогическую экспертизу — в Российской академии наук, общественную экспертизу — в Российском книжном союзе. Заключения всех экспертиз были положительными. Текущее издание учебника в части представления событий происходивших на Украине в 2014 г. не содержит в себе спорных формулировок. — сайт издательства «Дрофа», орфография оригинала. Конец истории
Ситауция с учебниками истории вообще в современной России бесперецедентная, поскльку это единственный предмет в школьной программе, который постоянно подвергается конъюктурной правке, говорит директор по внешним коммуникациям издательства «Просвещение» Сергей Григоренко.
«Насколько я знаю, сейчас в среде авторов таких учебников нет единодушия относительно того, до какого момента вообще можно те или иные события включать в понятие «история». Есть три издательства, выигрывшие конкурс Минобразования на такие учебники: наше, «Русское Слово» и «Дрофа». И авторы каждого из издательств имеют свою точку зрения как на трактовку событий, так и на то, когда «заканчивается» история и начинается современность», — сказал он «Ридусу».
Существует точка зрения, что в школьные учебники можно помещать исторические события только после определенного периода, в течение которого эти события «отстоятся» и потеряют конъюктурность. В царской России, например, история «заканчивалась» на царствовании, предшествующем текущему. Сейчас большинство историков сходятся на мысли, что школьные учебники должны ставить точку на начале 21-го века.
«Это совсем не означает, что если произошла переоценка каких-то исторических событий, в учебники не надо вносить изменеия. В естественных науках ведь так происходти без каких-то скандалов. Например, асторономы изменили статус планеты Плутон — соответственно, это было занесено в новые учебники. Но с учебниками по истории так не получается — в первую очередь потому, что, строго говоря, те же события на Украине, из-за которых произошло недоразумение у «Дрофы» — это не история, а современность», — говорит Григоренко.
Откуда есть пошла Русская земля
К слову, добавляет он, подобные конфликты возникают не только по вопросу «конца» истории, но и ее «начала». Например, многие историки считают некорректной «москвоцентричную» трактовку истории России, указывая, что на ее территории существовали государства намного более древние, чем Московия или другие восточно-славянские образования: «Каково, к примеру, школьникам в Дербенте читать в учебнике, что история России началась, условно, с Рюрика, когда их родной город был основан на 500 лет раньше?»
Те претензии, которые сейчас предъявлены к учебнику Валентиной Матвиенко, высказаны именно с позиции текущей политической конъюктуры — поскольку глава Совфеда подвергла критике оценочные суждения авторов пособия, а не сами исторические факты, подчеркивает Григоренко.
«Этот учебник прошел официальную экспертизу и был утвержден. Поэтому в него не могут вноситься правки даже если какие-то его формулировки не понравились высокому должностному лицу. Хотя, конечно, учебники по истории надо писать так, чтобы таких придирок просто не могло возникнуть», — заключает он.
Цензоры из космоса
С учебниками истории подобные противоречия будут происходить неизбежно, и авторы конкретного пособия в этом совершенно не виноваты, убежден историк Петр Романов (полный тезка одного из авторов учебника).
«Даже когда речь идет о седой истории, какой-нибудь войне с Наполеоном, даже в этих случаях могут возникать разные оценки — хотя бы потому, что там, где собираются два историка, немедленно возникает три разных мнения. Потому что история — это не математика. В ней в принципе не может существовать объективного, отстраненного, описательного метода», — сказал он «Ридусу».
Описать любое историческое событие объективно может только космический пришелец, для которого история земной цивилизации асболютно чужда. Но объективно описать любые конфликты человечества человеческий же историк не в состоянии, даже если конкретно его страна в них участния не принимала, наставивает Романов.
«Вот вы скажете: хорошо, но как бы писал историю войны 1812 года какой-нибудь японский историк, для которого Наполеон был столь же далек, как Луна? И я отвечу — он все равно был бы вынужден трактовать эту войну, исходя из своего понимания справделивости, хотя бы по какой-то аналогии. В конце концов, все люди на Земле между собой знакомы через три рукопожатия, потому абсолютно нейтрального подхода к историческим событиям здесь быть не может», — говорит он.
Поэтому так сложно бывает восстановить события глубокой истории по хроникам и летописям, добавляет историк: «Ведь за спиной каждого летописца стоял в том или ином виде цензор: настоятель монастыря, феодал, военачальник… Даже если такого внешнего цензора не было, хроникер все равно не может избавиться от цензора внутреннего просто потому, что он — современник описываемых им событий».
История пересматривалась, пересматривается и будет пересматриваться постоянно, и бороться с этим бессмысленно, считает Романов.
«Мы в последнее время часто слышим лозунг, что нельзя пересматривать историю. Хотя понятно, чем это вызвано, сам по себе такой призыв абсурдный. Открываются ранее закрытые архивы, появляются новые свидетельства — всё это в совокупности постепенно подтачивает господствующие в определенную эпоху подходы. Я уж не говорю об официальной версии истории, которая пересматривается с приходом каждого нового руководителя, об этом прекрасно написал в романе «1984» Оруэлл, доведя ситуацию до абсурда. И нынешняя, простите за тавтологию, история с учебником истории эту истину только подтверждает», — говорит историк.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео