Ещё

Воспитываем инфантилов. Чего не хватает современному образованию и учителям 

Фото: АиФ

Учителем года-2017 в Калининградской области стал Алексей Михайлов. Он обучает немецкому языку в частном лицее. Считает, что в школах нужно менять методику преподавания языков и перенастраивать систему работы с детьми, так как сейчас она порой не в состоянии воспитать самостоятельного человека. С педагогом побеседовал журналист «АиФ-Калининград».

У педагогов — перегруз

Евгения Бондаренко, KLG.AIF.RU: — В области готовятся к ЧМ-2018, поэтому часть полицейских и медиков хотели примерно за полтора года обучить иностранным языкам. Как считаете, возможно в такие сроки?

Алексей Михайлов: — Если используются современные методики — легко. Например, мы с ребятами в сотрудничестве со школьниками из Германии и Польши создали лингвистическую игру «МеМi». С ее помощью, не напрягаясь, можно овладеть понятиями и словесными кодами четырех языков. Теперь работаем над мобильным приложением «МеМi». Сейчас множество технологий, благодаря которым любой, проявив силу воли и настойчивость, в состоянии выучить на минимальном уровне два-три иностранных языка.

— Почему же в наших школах и одному иностранному языку не могут научить так, чтобы человек действительно мог общаться?

— В классической школе уделяют слишком много внимания точности и иногда пытаются научить тому, чего уже нет. Если мы изменили бы тренд на коммуникацию, интенсивность освоения иностранных языков выросла бы в разы. Надо правильно ставить цель. Если цель — овладеть языком безупречно — это одно. А если освоить его на минимальном для общения уровне — другое.

Язык развивается быстро, школа за ним не успевает. Я, например, использовал методики 2012 года. Недавно приехали коллеги из Германии и сказали, что так уже не говорят. В большинстве наших школ пользуются методиками ещё 90-х — начала 2000-х, что совсем далеко от живого языка. Это касается и других предметов: учебники, предписанные образовательным госстандартом, тоже уже давно устарели.

— И в государственных, и в частных школах учат по одним госстандартам. Но в некоторые частные лицеи конкурс по пять человек на место. Родители готовы платить за обучение 9 — 11 тысяч в месяц. Это оправданно?

— По Калининграду еще не такие высокие цены. В Санкт-Петербурге месяц обучения может обойтись в 25 — 28 тысяч рублей, а в Германии есть школы, где стоимость учебы с проживанием — больше 3 тысяч евро. Пожалуй, главное, из-за чего сейчас в Калининграде родители отдают детей в частные лицеи, — более комфортная среда обучения. Начиная с того, что в классах есть «воздух» — они по 18 человек. Ребенку нужно пространство для развития. Педагоги не такие загруженные, у них больше времени на самообразование, есть силы на творчество, они могут дать детям больше положительных эмоций.

— Несмотря на неплохие зарплаты в школах, педагоги говорят, что у них порой нет стимула держаться за место: много нагрузки, льготную ипотеку не возьмешь…

— Многое зависит от местных властей. Мне, например, недавно предложили работу и жилье в Озерском и Мамоновском округах. Если же говорить о зарплатах, «средняя температура по больнице» — 29 тысяч рублей. Мы с супругой оба — молодые педагоги, получаем примерно такие зарплаты в частной школе. В государственных сегодня платят больше. Но есть один коварный момент — нагрузка. Знаю молодых учителей в России, которые получают больше 50 тысяч рублей и ведут 36 уроков в неделю. Это много, фактически неделя без выходных. Потому что большая часть работы учителя остается за рамками уроков: это подготовка. В профессии учителя должно быть свободное время для развития — нельзя отставать от жизни. Мне кажется нормальной нагрузка — 12 уроков в неделю, плюс творческие проекты. Но государство думает над стимулами для учителей. Сейчас, к примеру, обсуждают возможность приравнять педагогов к госслужащим.

Плывут по течению

— Сейчас многие говорят: в школу нужно срочно возвращать функцию воспитания. Правда, пока чаще ограничиваются формальными беседами на патриотическую тему. А как должно быть?

— Патриотизм, если угодно, надо начинать со своего мусорного ведра. Посмотреть, действительно ли вещи, которые мы покупаем, нужны. Насколько они долговечные, качественные? Сегодня в продукты часто закладывается искусственное старение. Целые институты работают над тем, чтобы обеспечить срок службы товара только до гарантии, чтобы люди чаще покупали. Но это не по-человечески! Как раз у России, я считаю, есть огромные возможности в этом плане, которые нужно использовать: создавать только качественные продукты. Мы с ребятами, например, делаем проект «Велосипедный край России»: дети разрабатывали веломаршруты по области. Очень хотели, чтобы Янтарный вошел в велосипедную карту России. Но когда прокладывали маршрут, доехали до поселка Круглово и почувствовали невыносимый запах с полигона ТБО. Эта гора мусора с восьмиэтажный дом. Мы не можем посылать людей через такие места. Да и просто стало стыдно за эту свалку.

В школах мы должны воспитать Человека, которому по плечу будет решить накопившиеся в стране проблемы. Но сейчас система образования устроена так, что из школы часто выпускаются люди, неспособные на какие-то позитивные свершения. Многие педагоги, с которыми общался, замечают это. В школах реализуют столько всевозможных проектов, завезли столько оборудования. Казалось бы, масса возможностей, чтобы маленький человечек себя реализовал. Но на каком-то этапе у него, к сожалению, теряется мотивация. И на выходе мы получаем инфантильных людей, которые хотят, чтобы волны жизни несли их сами. Им не хочется что-то решать, добиваться целей. Это самое страшное сегодня.

Мне кажется, нужно вернуться, в том числе, и к трудовому воспитанию. Дети должны делать что-то конкретное. Хотя бы, как мы: строить велопарковки, детские городки. В реальных делах многие ребята, которые, может, не очень хороши в учебе, оказываются креативней тех, кто силен в теории. Но именно это направление недофинансировано. Возможность для ребят работать летом важна. На ту же проектную деятельность детей я трачу личные деньги и средства школы. Мы, например, хотим объединить все разработанные нами веломаршруты в мобильное приложение, которым сможет бесплатно пользоваться каждый. Но его создание требует значительных денег. Частные компании делают такую работу за 300 — 700 тысяч рублей. Мы с ребятами — бесплатно.

— Догадываюсь, на что вы потратите премию за «Учителя года»…

— Поделил ее на три части: одну — семье, другую — на печать игры «МеМi», а третью (30 тысяч рублей) перечислил коллеге — учителю Марианне Юдиной на реабилитацию дочери. У девочки ДЦП, она сейчас находится в Китае. Лечение дает эффект. А прошлогоднюю премию потратил на покупку велосипеда и пришкольную велопарковку. В лицее — два-три десятка велосипедистов. Ребята сами придумывали проекты парковки, сами устанавливали. Когда все получилось — радости не было предела. А вера в то, что твои добрые идеи реализуются, — самое важное.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео