Школьные поборы в Башкирии: экономическая необходимость или коррупция?

Школьные поборы в Башкирии: экономическая необходимость или коррупция?

Школьные поборы в Башкирии: экономическая необходимость или коррупция?
Фото:
Школьные поборы в Башкирии становятся масштабнее. Родителям школьников легче смириться с платными образовательными услугами, чем с поборами «на нужды школы». Однако именно платные образовательные услуги закладывают мину под будущее России, заявил ИА REGNUM экономист Ринат Гатауллин.
Поборы и платные услуги школы — в одном ряду
Многие родители не видят большой разницы между поборами на нужды школы и «платными услугами» в виде дополнительных занятий и ставит их в один ряд. «Лицей 96. Начинается учебный год со взносов на учебники, следующее собрание снова взнос не менее 2 тыс. руб (охрана, уборка, дополнительные занятия ритмика и английский, вода в класс и прочее), в этот раз ещё по 100 рублей на краску для коридора собирали». Или: «Школа №116 — 300 руб. добровольное пожертвование, плюс охрана, плюс уборка итого 820 руб., на тетради 2022 рубля, на платный урок в месяц 800 рублей».
Некоторые родители оправдывают платные услуги их необязательностью: «платный урок по развитию интеллектуальных способностей за 800 руб. в месяц — это дополнительная платная услуга от школы, опять же, по желанию и совсем не обязателен. Я лично рада, что в школе есть такие уроки и какие-либо занятия во внеурочное время. Сборы денег в разного рода фонды, на ремонт, на уборщиц, на воду, на подарки учителям и так далее объясняются следующими фразами: «Вы знали, в какую школу шли», «Это всё для ваших же детей», «В детей надо вкладываться, в детей надо инвестировать».
Другая часть родителей находит платные дополнительные занятия более приемлемыми, мотивируя свое согласие оплачивать заботой о будущем детей. Однако некоторые родители отмечают, что в престижных школах ряд предметов, именуемый «спецкурсами», официально считающихся добровольным, на деле является обязательным.
Как полагают родители, наиболее развита система поборов в городских престижных учебных заведениях — специализированных школах, лицеях и гимназиях. В сельских школах родители сдают в общую кассу гораздо меньше.
Депутаты не сбрасываются, а родители платят
Осенью 2016 года жалобы родителей на школьные поборы зазвучали с новой силой. По словам очевидцев, появилась и новая форма протеста против поборов — в виде наклеек на автомобили с текстом, где спрашивается, почему депутаты Госдумы не сбрасываются на ремонт, новые столы, стулья, уборщиц и охранника, а родителям, которые в садик и в школу ведут детей, приходится это делать.
Уже через неделю после начала учебного года, 8 сентября 2016 года, в Башкирии заработала горячая линия Министерства образования для родителей школьников, которые столкнулись с незаконными денежными сборами в учебных заведениях. Изданием «Уфа1» в октябре 2916 года был составлен список из 26 школ, где суммы поборов, по мнению составителей антирейтинга, «просто зашкаливают».
От Управления образования Уфы поступил ответ на запрос, в котором указаны 26 школ, где, по мнению родителей, администрация незаконно собирает деньги. В ответе утверждается, что «родители (законные представители) обучающихся не обязаны оплачивать услуги, связанные с содержанием зданий и сооружений муниципальных образовательных учреждений (капитальный и текущий ремонт зданий образовательных учреждений, уборка школьных помещений)». Кроме того, в Управлении образования Уфы пояснили, что родители не обязаны платить и за охрану школы.
Однако, как следует из ответа, это действует, только если для дополнительной безопасности не привлечены частные охранные организации. «В целях повышения безопасности обучающихся в дневное время родительской общественностью, по согласованию с администрациями образовательных учреждений, принимаются решения о привлечении услуг частных охранных предприятий, — констатировали чиновники. — Оплата услуг, оказанных охранными предприятиями, по решению родительской общественности производится из средств добровольных пожертвований».
«Все поборы теперь маскируются под добровольные пожертвования. Учителя, чтобы обезопасить себя, заставляют нас подписывать стандартные бумаги о добровольности наших взносов, — делятся родители. — А потом, когда кто-то из родителей пытается возмутиться, нас тычут в наши же подписи».
«Родительские собрания превращаются в один разговор про сдачу денег, — отметил один из родителей. — Об успеваемости детей на собрании говорится от силы 20 минут, далее 10 минут — на отдельные вопросы, и час-полтора о том, на что ещё предстоит сдавать деньги. Поборы были и раньше, но они не столь бросались в глаза, а теперь стали осью, вокруг которой вертится весь учебный процесс».
По словам родительских активистов, почти в каждом классе есть один или несколько родителей, которые отказываются делать добровольные отчисления. По утверждениям «отказников», их дети за это подвергаются травле со стороны учителей — а учителя, в свою очередь, факты травли отрицают. «Не платить поборы все-таки можно, но для этого нужно иметь стальные нервы и железное здоровье, — горько шутят родители. — Тем, у кого это нет, проще заплатить».
Вместе с тем, родители отмечают, что от платных дополнительных занятий по профильным предметам и спецкурсам отказываются реже.
Экономическая необходимость или коррупция?
«Поборы в школах и детских садах порождают два фактора: экономическая необходимость и коррупция. Экономическая необходимость основывается на том, что финансирование школ и дошкольных учреждений недостаточно», — утверждает экономист Ринат Гатауллин.
«Недостаточно? — сомневаются родители. — А как же сельские школы, где нет никаких поборов? Как же эти школы до сих пор работают?»
«Вряд ли среднестатистических городских родителей устроил бы тот уровень образования, который дается в сельских школах, — отвечает экономист. — Вряд ли городских родителей устроило бы, чтобы их дети ходили в холодный туалет на улице, как это происходит в большинстве сельских школ». По мнению эксперта, если директору школы не удалось «выбить» дополнительное финансирование под определенные проекты и программы, на среднестатистическое финансирование современный учебный процесс организовать почти невозможно.
«Уровень коррупции выше там, где выше конкуренция за место ребенка в образовательном учреждении и место учителя в престижной школе, — полагает Гатауллин. — Школьные поборы в сегодняшнем виде произрастают из поборов в детском саду. Родитель, заплативший за новую дверь в обмен на место в садике, скорее всего, будет платить и в школе».
Активисты отмечают, что поборы происходили и в специализированных детских садах для детей-инвалидов. «Ещё 20 лет назад приходилось платить за место в единственном на всю Уфу садике для детей с особенностями психоречевого развития, — рассказала мама выросшего ребёнка с синдромом Дауна. — По тем временам мы выложили немалую сумму, но ребенок продержался в этом садике всего несколько месяцев, а потом был «высажен», так это называлось. Родители больных детишек каждый месяц сдавали то на ремонт, то на игрушки, но сказать что-то против никто не смел, так как садик — один на весь город…».
Как подчеркивает часть родителей, многое зависит и от личности учителя. «В одних классах учителя просто вымогают подарки, например, дорогой ноутбук к Новому году, в других ведут себя скромнее, — отмечают родители. — Но даже самый скромный учитель ничего не может противопоставить нажиму, идущему от директора, и он будет собирать деньги и в фонд школы, и в фонд «Наследие», и фонд модернизации кабинета музыки, не говоря уже о пресловутом сборе на линолеум и краски».
Такие разные допуслуги
«Но если поборы были всегда, то платные дополнительные услуги появились в школах республики относительно недавно, с 2011 года, — указывают родители. — До этого было негласное репетиторство и работа платных кружков и секций — всё по желанию. Но занятий всем классом за деньги по профильным предметам в Башкирии долгое время не было».
В сентябре 2011 года появились официальные платные дополнительные занятия по русскому языку и математике. В некоторых случаях класс разделялся на две группы: группы «подтягивания» для отстающих и группы подготовки к олимпиадам (дополнительные платные услуги рассчитаны либо на углубленное изучение предмета, либо на коррекцию знаний отстающих). Стоили такие занятия около 3,5 тыс. рублей в год. Причем платить нужно было не лично учителю, а переводить деньги на расчетный счет школы на специальную статью «Платные образовательные услуги». Родители могли выбирать: оплатить индивидуальную квитанцию в любом отделении банка, или собрать деньги с группы родителей и оформить на всех одну коллективную квитанцию, чтобы уменьшить банковскую комиссию.
Как пояснили в Министерстве образования Башкирии, с 2011 года каждая школа республики может получить лицензию на оказание платных образовательных услуг. Если родители согласны, чтобы их дети посещали дополнительные занятия, они могут заключить со школой договор. Услуги, как утверждают в Минобразования, не навязываются, а предоставляются по желанию родителей. Для того, чтобы школа получила такую лицензию, учителя должны написать свои авторские программы, отправить их на экспертизу в Институт развития образования республики, затем с одобренными программами они направляются в Рособрнадзор и там получают лицензии.
Централизованного расчета стоимости нет. Дополнительные платные услуги рассчитаны либо на углубленное изучение предмета, либо на коррекцию знаний отстающих ребят. Причем на платных дополнительных занятиях учителя не должны заниматься с ребятами по учебникам, по которым они занимаются во время основных занятий.
Отнесена к допуслугами и группа продленного дня, или, как теперь ее называют «группа удлиненного режима пребывания детей в школе». В пределах одного района Уфы стоимость часа «продленки» в разных школах может варьироваться от 20 до 50 рублей. Час подготовки детей к школе в разных учреждениях стоит от 40 до 250 рублей. В 2015−1016 учебном году в Кировском районе Уфы дороже всего обходились уроки китайского языка и занятия с логопедом — по 300 рублей.
На оплату труда учителей основных предметов направляется 50%, остальные средства идут на начисления по заработной плате, услуги связи, услуги по содержанию имущества (текущий ремонт, техобслуживание здания, противопожарные мероприятия), основные средства (оборудование длительного пользования, мебель), прочие услуги и канцелярские и хозяйственные товары.
Мина замедленного действия
«От дополнительных образовательных услуг минусов больше, чем плюсов. Главных отрицательных факторов два — это легализация коррупции и обострение социального неравенства», — подчёркивает Ринат Гатауллин.
По мнению экономиста, дети с детского сада видят поборы и приучаются считать их чем-то естественным, неотъемлемым. «Но более всего меня беспокоит нарушение принципа создания равных возможностей для всех, — отметил собеседник ИА REGNUM. — Дети, не посещающие платные занятия, окажутся менее подготовленными, а значит, и менее конкурентоспособными. Кроме того, в одних учениках может развиться чувство превосходства, а в других — чувство несправедливости происходящего, что впоследствии может обернуться ростом социального напряжения, социальной апатией, разложением зарождающегося гражданского общества». Таким образом закладывается мина замедленного действия под будущее России.
Отмена платных услуг в школе, считает эксперт, вполне возможна. «С 1 сентября 1940 года в 8, 9, и 10 классах средних школ и высших учебных заведениях ввели плату за обучение вплоть до её отмены в 1956 году, — вспоминает Гатауллин. — Если это можно было сделать в 1956 году, почему нельзя сделать и в наши дни? А платные занятия ученики могут получать и вне школы».
Оставить комментарий