Ещё

Россия готовится жить в долг 

Рост российской экономики будет обеспечен за счет заимствований — по крайней мере, именно так считает Минфин. Буквально десятилетие назад финансовая политика страны была прямо противоположной: Россия активно гасила долги и накапливала резервы. Чем вызвано изменение подхода — и какие при этом проблемы могут возникнуть?
В ближайшие три года госдолг России планомерно будет расти на 2 трлн рублей ежегодно. Такие параметры Минфин заложил в проект бюджета на трехлетний период, следует из документа «Основные направления бюджетной и налоговой политики на 2019-2021 годы». На конец 2019 года объем госдолга России составит 15,9 трлн рублей, в 2020 году — 17,8 трлн рублей, в 2021 году — 19,8 трлн рублей, передает ТАСС.
>> Денежные переводы переходят на личность
При этом, бюджет будет профицитным. Если в 2018 году профицит бюджета составит 0,5% ВВП, то в 2019 году он вырастут до 1,8% ВВП. В 2020 и 2021 годах он составит 1% и 0,6% ВВП соответственно.
Россия может себе позволить увеличить государственный долг за шесть лет на 5-7% ВВП ради инвестиций в образование, здравоохранение и другие структурные реформы, говорил глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Глава Центробанка Эльвира Набиуллина предупреждала, что рост внутреннего долга означает рост ставок и вытеснение частных инвестиций, поэтому с этим надо быть аккуратней. Минэкономразвития особенно активно просило правительство нарастить инвестиции государства ради роста российской экономики, в том числе за счет займов.
Однако Минфин остался верен себе. Если и увеличивать долг, то незначительно. «Долг у нас сейчас около 6-10% ВВП, и многие, конечно, говорят, давайте увеличим до 20-30% ВВП. Я противник таких кардинальных изменений», — говорил министр финансов Антон Силуанов. Низкий уровень госдолга — это одно из главных преимуществ России. Но чтобы расти на 3% ежегодно, России надо увеличить уровень инвестиций с 21,5% ВВП, как сейчас, до 25% ВВП минимум. Но рост долга все же будет не единственным, а одним из серии источников дополнительных расходов.
От многих других стран Россия отличается относительно невысоким госдолгом. К примеру, у Японии госдолг составляет 250% ВВП, у Греции — более 178% ВВП, Италии — 132% ВВП, Португалии — 125% ВВП.
«Госдолг считается опасным, если он превышает планку в 100% от ВВП. Однако зачастую даже долг, соответствующий годовому доходу страны, можно считать приемлемым. Лишь в случае, когда госдолг начинает превышать ВВП более чем в два раза, говорят о том, что страна попала в «долговую ловушку». Но у всех разные уровни приемлемости. Например, в целях снижения финансовых угроз, ЕС установил правило, что госдолг стран-членов не должен превышать 60% ВВП», — говорит Анастасия Соснова из ИК «Фридом Финанс».
Другое дело, что многие европейские страны не смогли следовать этому правилу, что в итоге привело к серьезным проблемам после кризиса 2008 года. ЕС вынужден бороться с его последствиями до сих пор. Яркий пример Греция, которую Брюссель посадил на жесткую бюджетную политику в обмен на спасение от дефолта в виде кредитной помощи.
«Раздутый» госдолг сам по себе мало кого пугает, но могут сложиться ситуации, когда его надо будет обслуживать и погашать. И вот тогда начинаются проблемы», говорит старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова.
Долговая проблема в мире вышла на новый опасный уровень, и даже центральные банки ее уже не в силах контролировать, считает главный аналитик «ТелеТрейд Групп» Олег Богданов. Многие экономисты ищут признаки новой надвигающейся катастрофы, сравнивая текущую ситуацию с 1998 годом, или с 2008-м или даже с 30-ми годами.
Но главный признак надвигающегося коллапса перед глазами. Темпы роста мирового долга не соответствуют темпам роста благосостояния населения: за последние 10 лет мировые госдолги выросли на 35%, тогда как богатство людей, даже учитывая рост рынков акций, увеличилось лишь на 8%, посчитал Богданов.
Так, по данным Банка международных расчетов (BIS), общие госдолги в мире достигли 63 трлн долларов, а весь мировой долг — 237 трлн рублей. Это на 70 трлн больше, чем было в 2008 году, то есть перед ипотечным кризисом и банкротством Lehman Brothers. С другой стороны, объем мирового богатства к середине 2017 года составил 280 трлн долларов. Это лишь на 16,7 трлн долларов больше, чем было в 2012 году (данные Credit Suisse). Более того, основной рост богатства обеспечен за счет роста цен на финансовые активы, в том числе акции, а это «воздушные замки», а не живые деньги. Долг — цифра конкретная и живая, а капитализация — относительная, поясняет Богданов.
Во-вторых, по его словам, качество долгов за последние 10 лет серьезно ухудшилось. В мире осталось только 11 стран с суверенным рейтингом «AAA», а в США — только две компании сохраняют наивысший рейтинг — это Johnson & Johnson и Microsoft.
Учитывая, что центробанки развитых стран собираются ужесточать монетарную политику, проблемы глобального долга будут все чаще напоминать о себе. Финансовая конструкция, когда темпы роста доходов гораздо ниже темпов роста долгов, обречена на коллапс, уверен эксперт.
Главным любителем жить за чужой счет являются, конечно, США. Им принадлежит больше трети всех мировых долгов (32%). За последние десять лет дефицит бюджета в США вырос в пять раз, а соотношение долга к ВВП превысило 100%. На втором месте Япония, которой принадлежит 19% всех мировых долгов. Далее идет Китай с долей в 8%. У Франции, Италии и Германии по 4%, у Великобритании — 3,7%. Примерно по 2% мировых долгов накопили Испания, Канада, Индия и другие.
У России на этой большой долговой карте мира территория размером всего лишь с Люксембург, отмечает Богданов. Поэтому Россия в отличие от большинства стран может себе позволить брать в долг. «У России еще имеется запас для наращивания госдолга. Опасен лишь стремительный рост госдолга. Но поскольку планируется незначительное повышение долговой нагрузки, чуть выше темпов роста ВВП, то его можно считать неопасным», — говорит Соснова.
«России до проблем с обслуживанием долга далеко. Основная сложность сейчас — продавать такой объем ОФЗ, который хочет Минфин», — считает Бодрова.
После апрельских санкций США спрос на ОФЗ среди нерезидентов заметно упал. В результате Минфин смог реализовать план по размещению ОФЗ на второй квартал лишь на 48%. Аналитики Райффайзен банка ожидают, что по итогам 2018 года приток нерезидентов в ОФЗ окажется в два раза ниже (6,5 млрд долларов).
«Проблема в том, что рынок ОФЗ очень уязвим. Любое ухудшение новостного потока ведет к массовому выходу из позиций на вторичном рынке ОФЗ, что сводит на нет усилия по продаже нового долга. Решения для этой проблемы, кроме как гибко походить к новым аукционам, пока не найдено», — говорит Бодрова.
Другим способом займов является размещение евробондов. В марте этого года финансовое ведомство уже привлекло 4 млрд долларов за счет размещения российских еврооблигаций при спросе свыше 7 млрд долларов. То есть Минфин оставил значительную часть заявок без удовлетворения. Все эти средства пошли на обмен старых выпусков на новые — со сроком погашения через 11 и 29 лет. Почти 40% покупателей были их Великобритании, еще 25% — из США. На российских инвесторов пришлось 22%. Остальные 14% пришлись на инвесторов из континентальной Европы и Азию. Осенью Минфин планируется разместить новые евробонды.
Комментарии294  Ещё 4 источника 
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео