Ещё

Европейские партнеры «Северного потока-2» лишают Украину статуса транзитера российского газа 

Фото: ТАСС

Согласие компании Wintershall продолжать финансирование "Северного потока-2" в условиях санкций США избавляет Россию от проблем и отнюдь не обрадует Украину. Об этом ФБА "Экономика сегодня" рассказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

"Разъяснения Минфина США по пакету санкций, принятых американским Конгрессом в августе этого года, оговаривают сроки подписания контрактов на финансирование проекта "Северный поток-2". Указывается: если подписи под соглашениями будут поставлены в 2018 году, контракты подпадут под санкционные ограничения. Любые оформленные в 2017-м проекты реализовывать можно. И сейчас "Газпром" максимально формирует события, чтобы привлечь инвестиции в проект.

Российская сторона сейчас занимается как раз оформлением договоренностей, чтобы кредиты не стали мишенью для рестрикций США. Все шансы успеть есть. Если вопрос финансирования удастся снять до конца декабря, строительство "Северного потока-2" больше не встретит непреодолимых препятствий. Партнеры "Газпрома" ведут постоянные консультации с США, чтобы точно понимать, какие контракты и кредиты и в какие сроки можно оформлять без опасений попасть под санкции", — считает специалист.

Глава крупнейшей немецкой нефтегазовой компании Wintershall Марио Мерен в кулуарах конференции ADIPEC в Абу-Даби заявил: компания готова перечислить следующий транш партнеру Nord Stream 2 на строительство второй ветки "Северного потока" в любой момент. По его словам, разъяснения США по новым санкциям в отношении проекта показывают, что европейские партнеры могут продолжать поддерживать проект финансово.

"Главное, что потеряет Украина с вводом в эксплуатацию "Северного потока-2" — существенные бюджетные доходы. Кроме того, придется решать, что делать с транзитным газопроводом — поддерживать незагруженную систему в рабочем состоянии очень дорого. Кроме того, с исчезновением транзита потеряют рабочие места специалисты, обеспечивающие сейчас работу ГТС.

Главное, что теряет Киев — статус страны-транзитера газа. Большую часть "трубы" придется разобрать, оставив лишь мощности порядка 30 млрд кубометров в год против номинальной 110 миллиардов. Дело в том, что при стабильном росте потребления газа в Европе даже с учетом новых трубопроводов российских мощностей может не хватить. Тогда по разовым или годовым контрактам можно будет использовать украинскую ГТС в объеме 10-15 млрд кубометров в год", — подчеркивает эксперт.

Корабли и "потуги" Еврокомиссии

Закон о санкциях, ограничивающих участие потенциальных партнеров в строительстве российских газопроводов, президент США Дональд Трамп подписал в августе этого года. Новелла предполагает: американский лидер сможет налагать санкции на лиц, вкладывающих в строительство российских экспортных трубопроводов более $5 млн за год или $1 млн единовременно.

В октябре посол США на Украине Мари Йованович заявила, что "Северный поток-2" снизит транзит газа через страну и лишит Киев дохода в 2,7 млрд долларов в год, или 3% ВВП. Ввод в эксплуатацию "Северного потока-2" и "Турецкого потока" лишит украинский бюджет этих доходов. Европейскими партнерами "Газпрома" по проекту являются немецкие Uniper и Wintershall, австрийская OMV, французская Engie и англо-голландская Shell.

"Теоретически снятие проблем финансирования убирает препятствия для строительства "Северного потока-2". Претензии Еврокомиссии о применении к российским газопроводам правил Третьего энергопакета ЕС несостоятельны и едва ли воплотятся в жизнь. Но на практике "подводные камни" все же могут появится — к примеру, у "Газпрома" нет собственных кораблей-трубоукладчиков по морю, а контракты с их владельцами несут "санкционный риск" из-за США.

Кроме того, остается фактор Дании, которая под влиянием Брюсселя сейчас лоббирует поправки в законодательство. Согласно им, Копенгаген сможет рассматривать проекты газопроводов, проходящих по территории страны и ее прибрежной акватории не только по экологическому аспекту, но и с точки зрения национальной безопасности. То есть разрешение на прокладку трубопровода должны давать МИД и Минобороны.

Однако здесь нарушается юридический принцип "закон обратной силы не имеет". Заявку на согласование строительства трубопровода "Газпром" подавал еще весной 2017-го, а поправки в законодательство Копенгагена — история совсем свежая. Их принятие и попытка применения "задним числом" может трактоваться, как стремление намеренно помешать реализации коммерческого проекта. Это дает право "Газпрому" действия Копенгагена оспорить в европейских инстанциях", — заключает Игорь Юшков.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео