Далее:

Молочные реки иссякнут? Сибиряки употребляют всё меньше молочных продуктов

Молочные реки иссякнут? Сибиряки употребляют всё меньше молочных продуктов
Фото:
Согласно изданным в 2016 году рекомендациям Минздрава, норма потребления молокопродуктов в России — 325 кг на человека в год, включая молоко, кефир, йогурт, сливочное масло и сыр. Реальный объём потребления — 233,1 кг на человека в год, что составляет всего 71,7% от нормы. Ситуация в Сибири немного лучше, чем по России в целом, но всё-таки жители Омской области и Республики Алтай не дотягивают до норматива. Вдоволь едят молочные продукты лишь жители Алтайского края. Здесь на каждого человека приходится 335 килограммов «молочки» в год.
Рынок «сжимается»
Снижение объёмов потребления эксперты связывают с ростом цен и снижением покупательной способности. По мнению главы Молочного союза Аркадия Пономарёва, рост цен на молоко в 2017 году неизбежен: объёмы производства не растут, рынок «сжимается».
Слова эксперта подтверждает Росстат. По данным этого ведомства, в январе–июне 2017 года в России было произведено 2,68 млн т молока, кроме сырого, что на 0,9% меньше соответствующего периода прошлого года. Творога в годовом выражении выпущено на 2,4% меньше — 247,5 тыс. т, кисломолочных продуктов (кроме сметаны) — на 0,8% (1,21 млн т). На конец июня поголовье крупного рогатого скота во всех хозяйствах, по расчётам, составляло 19,7 млн животных, что на 1,1% меньше по сравнению с соответствующей датой предыдущего года, в том числе коров — 8,4 млн (минус 0,9%).
«На повышение цен влияет группа факторов, которые сложно контролировать компаниям-производителям, поскольку многие от них просто не зависят. Возьмём, например, кормовую базу. 26% от неё — это концентрированные корма и кормовые добавки, витаминные комплексы, которые в большинстве своём завозятся из-за рубежа. Или обслуживание оборудования — на всех крупных производствах и фермах стоит современное импортное оборудование, которое требует ремонта, покупки запчастей и прочего сервиса. Все эти факторы привязаны к валюте, поэтому вслед за ростом доллара и евро подниматься начнёт и цена на сырьё, а следовательно, и на конечный продукт на полке», — комментирует коммерческий директор ООО «Алтайская Бурёнка» Юрий Глумов.
Кроме того, на стоимость молока влияют неуклонно стремящиеся вверх цены на топливо, упаковку, воду и электроэнергию, растущие проценты по кредитам.
Просто нет денег
Сложившаяся ситуация играет против честных переработчиков и развязывает руки производителям фальсификата. «Настоящее молоко не может стоить 21 руб. за литр. Цена натурального молока — как минимум в два раза больше, нежели та, по которой продают продукт с таким названием в супермаркетах. Но торговать натуральным молоком невыгодно — мало покупателей. У людей просто нет денег, и они вынуждены покупать фальсификат», — объясняет руководитель Ассоциации сельхозтоваропроизводителей НСО Анатолий Степанов.
Однако, выводя на рынок фальсификат, его производитель заведомо обманывает потребителя о стоимости продукта, и это — основная проблема. Когда человек видит на полке один и тот же товар с разницей в цене больше 30%, возникает естественный вопрос: зачем переплачивать, ведь у меня есть выбор. При этом мало кто задумывается, что покупает молоко дешевле обычной питьевой воды, что само по себе невозможно!
По мнению Юрия Глумова, существует ряд факторов, говорящих в пользу того, что цены на «молочку» вряд ли будут расти в краткосрочном периоде. Во-первых, это всё та же низкая покупательная способность. Второй и более важный фактор — насыщение рынка в сырной группе. Из-за введения санкций был бурный рост производственных мощностей в данном сегменте рынка, создавались новые производства и реконструировались действующие. Всё это привело к падению спроса и стагнации ценообразования, более того, «едовой» сыр начал падать в цене, это привело к наращиванию товарных остатков у производителей. Проще сказать, молокосырьё не может вырасти в цене, так как у переработчиков нет ни возможности его переработать для выгодной продажи, ни денег для увеличения товарного остатка.
Этому способствуют изменения системы субсидирования и то, что «дешёвые» кредитные деньги для переработчиков кончились в первом квартале 2017 года. Получили их немногие. Если брать среднесрочную перспективу, то стоит ожидать скачка цен в третьем–четвёртом квартале 2018 года. Если не поменяется подход государства к финансированию отрасли, производители будут вынуждены заложить в цену продуктов не только естественную инфляцию, но и новую стоимость кредитных ресурсов.
Оставить комментарий