Далее:

Таджикская мечта: как молодой экономист из Душанбе попал в Торонто

Таджикская мечта: как молодой экономист из Душанбе попал в Торонто
Фото:
ДУШАНБЕ, 31 авг — Sputnik, Дмитрий Матвеев. В Торонто живет экономист Умед Расулов, который переехал в Канаду в 2009 году и за девять лет умудрился поработать дворником, охранником, сотрудником правительства провинции Онтарио и аудитором филиала британского банка HSBC.
Умеду Расулову 30 мая исполнилось 36 лет. Он родился в Душанбе. Его отец по национальности таджик, а мама — узбечка. Возможно, из-за этого в разгар гражданской войны в Таджикистане в середине 90-х годов семья переехала из Душанбе в Ташкент, а не в другой город постсоветского пространства.
Умед учился в школе №20 имени Александра Сергеевича Пушкина в Душанбе.
"Эта школа считалась очень сильной, хорошо преподавали русский язык и математику. Но, честно признаюсь, в школе я учился средне", — рассказал Умед.
После переезда в столицу Узбекистана будущий экономист поступил в школу №91. В то же время, Умед мечтал поступить в юридический институт, но с первой попытки этого сделать не удалось.
"Я не набрал нужного количества баллов. Но, на мое счастье, в Ташкенте есть филиал Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова. В него можно было подать документы позже. Туда я и поступил в 1998 году", — рассказал экономист.
После этого Умед взялся за ум. «Я не хотел подводить своего отца. Он у меня историк по образованию, работал в министерстве высшего и среднего образования. Заместителем начальника отдела по международным отношениям», — пояснил Умед.
Уже в студенческие годы он начал подрабатывать. В Ташкенте открыли филиал компании Feretti, которая занималась продажами бытовой техники. Умед устроился туда по рекомендации отца. «Если честно, я подумывал поступать в аспирантуру. Но передумал», — рассказал Умед.
В какой-то момент будущий экономист ушел с работы и решил продолжить обучение: он поступил на курсы бизнес-администрирования и менеджмента в том же филиале университета. И закончил в нем магистратуру.
В Узбекистане к тому моменту давно существовала группа компаний Union Space, которая специализируется на продаже одежды различных марок и бытовой техники. В Ташкенте находился один из топовых магазинов фирмы.
"Я пришел туда на собеседование. Девушка по имени Аревик, которая проводила его, задала мне вопрос о том, что такое теория 4P (product, price, promotion, place — примеч. ред.). Я ответил на этот вопрос и очень удивил ее, потому что оказался единственным, кто знал это. Но, несмотря на это, меня все равно туда не взяли", — улыбаясь, вспоминает Умед.
Тем не менее, неудача не выбила молодого человека из колеи. «Мне нужно было чем-то заниматься, и я устроился в одну из телекоммуникационных компаний», — рассказал Умед.
Здесь он проработал примерно год. И внезапно ему позвонила та самая Аревик, которая собеседовала его в Union Space. «Один из их сотрудников уходил на другую должность. Меня пригласили, побеседовали и через несколько дней после этого взяли маркетинг-менеджером. Два дня я обучался работать на своей новой должности», — пояснил Умед.
По его словам, сначала работать было невероятно тяжело. Но через два-три года показатели продаж серьезно выросли. «Как-то к нам приехали наши партнеры из Турции. Мы с ними сидели, отмечали увеличение продаж. И они меня тогда даже выделили как отличного сотрудника», — с гордостью рассказал Умед.
Сначала Умед занимался бытовой техникой немецких компаний Bosch и Siemens. Но позже ему предложили работать с марками Indesit и Ariston.
Таджик пояснил, что тогда ему приходилось много летать за границу — по пять раз в год. Его отец тоже в свое время много летал. Ему когда-то очень понравилась Канада, которую он посетил в 1996 году. И он красочно рассказал об этой стране сыну. запомнил эти истории.
"Я решил попробовать эмигрировать в Канаду. И мне повезло. Я проходил по так называемой skill working program — специальной программе для иммигрантов. Эта программа для людей тех профессий, в которых нуждается страна", — пояснил Умед.
Он взял рекомендации у предыдущих работодателей. Но в 2008 году как раз грянул мировой экономический кризис, к которому привел крах банка Lehmann Brothers. «У меня была машина марки Daewoo Nexia. Знаете такую? Я ее продал в Узбекистане за 8600 долларов и переехал в Торонто», — вспоминает Умед.
Во время кризиса канадский доллар, курс которого всегда был ниже американского, резко вырос, сравнялся с ним, и даже одно время превысил. «Мне из-за этого приходилось очень тяжело. Канада — сама по себе очень дорогая страна. Например, проезд на автобусе в Торонто стоит три доллара», — рассказал Умед.
Молодому таджикскому иммигранту нужно было как-то выкручиваться из тяжелой финансовой ситуации. Он сдружился с еще одним иммигрантом — из Узбекистана — и вместе с ним снял жилье.
"Я первоначально вообще не понимал местный английский язык. Он немного отличается. Мне было тяжело общаться из-за специфического акцента, хотя язык я знал хорошо", — рассказал экономист.
Умеду вскоре предложили работу. С 6 утра до 5 вечера он работал дворником, а с 22 до 6 по ночам — так называемым security guard (ред. — охранником). Было крайне тяжело. «У меня даже жена не знает, я ей этого не рассказывал, но был такой момент, когда мне настолько все осточертело, что я решил вернуться. Я купил билет в Москву, из которой хотел лететь в Ташкент домой. Прилетел в Москву, но пробыл там всего один день и все-таки принял решение бороться до конца», — пояснил Умед.
После суток в Москве он вылетел обратно в Торонто. Умед со смехом вспоминает как канадские пограничники удивились тому, что он летал в Россию всего на один день.
После трех месяцев мытарств в Торонто иммигранту наконец-то подвернулся шанс. Его пригласили в одно из министерств правительства провинции Онтарио. «Я не знаю, есть ли в России аналог такого министерства. В общем, оно занимается контролем за недвижимостью», — рассказал Умед.
Умед послал туда резюме на вакансию marketing and communications. «На собеседовании в помещение зашли три женщины. Помимо стандартных вопросов, они попросили меня вспомнить самую плохую ситуацию в Bosch. Просили вспомнить продукты, которые у нас хуже всего шли. А хуже всего у нас тогда продавались фены и электронные весы. Они вообще не шли. Я им рассказал про это. И рассказал о том, как я преодолевал эту ситуацию», — вспомнил Умед.
После этого его кандидатурой всерьез заинтересовались. Женщины дали ему задание. В итоге Умеда взяли на работу.
В Канаде очень интересное трудовое законодательство. С работником заключают контракт на определенный срок, и по истечению этого срока продлевают (или нет). С Умедом первоначально заключили контракт на полгода, но впоследствии дважды продлевали. Он проработал в министерстве полтора года.
"А потом начались выборы в провинции Онтарио, на которые нужны были деньги, и на мою должность просто перестало хватать денег. Министерство вынуждено было разорвать со мной контракт", — объяснил Умед.
Но через пару недель у Умеда появился вариант сотрудничества с канадским банком под названием TD Bank. «На работу в этот банк мечтают попасть даже канадцы. Им нужен был человек, который умеет работать с деривативами. А я с ними не работал никогда. Но, они готовы были обучить человека „с нуля“, — пояснил Умед.
Он отправил в TD Bank резюме и пришел на собеседование. „Собеседование проводила тоже иммигрантка, сербка по национальности. Ее звали Адриана Боскович. А потом в кабинет зашел team leader. Он оказался пакистанцем по происхождению, родившимся в Канаде. Моя кандидатура ему понравилась, и вскоре меня взяли на работу“, — вспомнил Умед.
Умеда посещал тренинги вместе с другими менеджерами. Он учился проводить денежные операции и вскоре полностью освоился в теме.
После TD Bank он перешел на работу в крупный американский банк Citi Bank. „Меня пригласили заниматься хедж-фондами (инвестиционный фонд, ориентированный на максимизацию доходности при заданном риске или минимизацию рисков для заданной доходности — примеч. ред.). Здесь я проработал полгода и ушел по своему желанию, потому что мне не понравилась культура“, — объяснил Умед.
Вскоре Умед получил приглашение на работу от компании Thomson Reuters. Это аналитическая компания, входящая в информационное агентство Reuters. Здесь он работал так называемым data analyst (аналитиком данных) в департаменте по финансовым рискам.
Его начальником был канадец португальского происхождения по имени Нил Тейшейра. Именно он взял его на работу. Но карьера Умеда здесь оказалась недолгой. Вскоре начались сокращения, и, несмотря на попытки Тейшейры сохранить ценного сотрудника, ему пришлось уйти.
Вскоре на Умеда вышли представители HR-компании Robert Half, и ему снова улыбнулась удача. Его пригласили на собеседование в Royal Bank of Canada (RBC). Умед прошел собеседование в подразделение банка под названием RBC Capital markets (занимается анализом рынка капиталов).
А вскоре таджикский эмигрант достиг пика своей карьеры в Канаде. В 2013 году его пригласили работать в канадский филиал британского банка HSBC. Умеда взяли в департамент, который занимался борьбой с отмыванием денег.
"Работать там было очень тяжело. Они постоянно проводят различные тренинги, у них есть deadline, который нельзя нарушать", — рассказал Умед.
Но работа того стоила. Умед смог дорасти здесь до аудитора и следил за подозрительными операциями. «Клиент имеет право снимать не более 10 тысяч канадских долларов. А если он снимал сумму больше, или начинались какие-то подозрительные переводы средств, то подключались мы. Проверяли его и все операции за последние полгода. Мы следили за тем, чтобы не возникало рисков для банка», — пояснил Умед.
По его словам, должность аудитора подразумевала собой огромное количество ограничений. Сотрудникам даже запрещалось создавать аккаунты в социальных сетях.
Вскоре от постоянного умственного напряжения и стресса у Умеда начались серьезные головные боли. «Мне даже сделали послабление — два дня в неделю я работал из дома», — пояснил он.
Но боли продолжались, и вскоре он вынужден был пройти специальные 10-дневные курсы медитации для восстановления организма. «На этих курсах работали над очищение организма. Представьте себе, с пятого по десятый день я вообще не спал, но чувствовал себя прекрасно», — говорит экономист.
Умед снова вышел на работу, но боли преследовали его. Тогда он параллельно с работой отучился на курсах консультанта по получению ипотеки. В эти тяжелые моменты его поддерживала жена — Мунаввара Кудбидинова, о которой Sputnik Таджикистан уже писал чуть раньше.
"Недвижимость в Канаде очень дорогая. Самый дешевый дом стоит около 600-700 тысяч долларов. Людям нужны консультации. Я заплатил около 600 долларов за курсы и выучился на консультанта по ипотечному кредитованию. В Канаде моя должность называется mortgage broker", — объяснил Умед.
Сейчас Умед работает в компании Approved Financial Services. По его словам, фактически он находится в свободном плавании. «Я работаю консультантом. Работа мне нравится, хотя здесь нужно набить руку. Мой партнер — итальянец по имени Роб — очень быстро осуществляет сделки, за два-три дня. Мне пока требуется побольше времени. Это мой long term project (долгосрочный проект — ред.)», — улыбаясь, говорит Умед.
С Мунавварой они встретились в 2013 году. «В июне 2015 года у нас родился общий сын. Мы назвали его Мухаммед Амин», — подытожил Умед.
Оставить комментарий