Далее:

«Атмосфера, мрамор, история — все одно к одному!»

«Атмосфера, мрамор, история — все одно к одному!»
Фото:
Посреди мраморного карьера в парке «Рускеала», что в Сартовальском районе Карелии, недавно прошел «Итальянский вечер»: оркестр и солисты из разных городов России исполнили для двух тысяч слушателей арии из популярных опер. Накануне этого уникального для республики события корреспондент «Ленты.ру» встретился с Артуром Парфенчиковым, и.о. главы Карелии. Коренной карелич, он рассказал много интересного о национальной кухне, традициях и природе этих мест. И о том, как все это может помочь экономике дотационного региона.
«Пойдем, скандинавские коньки покажу», — Артур Парфенчиков, и.о. главы Республики Карелия, направляется вглубь туристического центра «Ладожская усадьба». Администратор Кристина, однако, планы расстраивает: время позднее, инструктор уже ушел, весь инвентарь под замком, а без инструктора никак.
«Ну ничего, так объясню, — говорит Парфенчиков. — Вот такое лезвие длинное. Горнолыжные ботинки, жесткие. Надел коньки, взял палки — катайся. Классный спорт. То, что нужно для зимнего туризма в Карелии. Помимо прочего, конечно».
Конькобежному спорту — традиционному, не скандинавскому — Парфенчиков в свое время отдал многие годы. А последние десять лет возглавлял Федеральную службу судебных приставов. «Управленец и есть управленец, — отвечает он на вопрос о том, что ему помогает на новой должности из прежних навыков. — Система исполнительного производства касается практически всех сфер жизни. Проблемы сирот. Обеспечение лекарствами. Вопросы с жильем. Экономика предприятий, включая механизмы банкротств. Может быть, в качестве главы ФССП все это видится несколько с другой стороны — но в целом для меня секретов здесь нет».
Мрамор из карьера в горном парке «Рускеала» — предмет гордости Карелии, наряду с ее природой. Разработки начинали еще в XVIII веке, поставки — по всей России, включая строительство Исаакиевского собора. Сейчас на месте прежних разработок — ландшафтный парк: виды, камни, озерцо — над которым за 1000 рублей можно с ветерком промчаться на веревке-троллее. Ну и Итальянский карьер, где в конце минувшей недели и состоялся «Итальянский вечер». Около двух тысяч мест, билеты — по 350 рублей; раскупили все.
На сцене в карьере — оркестр Карельской филармонии. Солисты — Петрозаводск, Питер, контратенор из Владикавказа, баритон из Большого. Концерт начинают с увертюры к «Севильскому цирюльнику», заканчивают салютом и дважды повторенной «Застольной» из «Травиаты»: собравшиеся вызывали на бис.
От идеи до исполнения — два месяца. В начале лета Артур Парфенчиков приехал в «Рускеалу» и услышал, как в карьере поет девушка: «Акустика, атмосфера, место уникальное, история, мрамор — ну, все же одно к одному! Нигде в России такого нет, могу ответить… Конечно же, надо продолжать в следующем году и дальше, уже не на бегу».
В службе судебных приставов — 100 тысяч человек. В Карелии, куда Артур Парфенчиков был назначен президентским указом в середине февраля — 670 тысяч жителей. «Кому-то свет в часовне надо провести. Кому-то с квартирой помочь», — перечисляет он список просьб из свежей поездки по районам. Потом смотрит в звякнувший телефон: на экране — то, что в сети называется «фото еды». «Пытаемся воссоздать карельскую кухню», — говорит Парфенчиков.
«Она богаче финской, — уверен он. — У нас же не только карелы и финны — есть и вепсы, и заонежская русская культура, и поморы. И у всех свои нюансы в еде. Извините, сейчас отвечу быстро». В чате с собственниками туристических комплексов сейчас обсуждаются блюда из ржаного текста — калитки, сканцы, косовики, рыбники.
«Один из недостатков туризма в Карелии — здесь мало собственной аутентичной составляющей, способной привлечь туристов. Кроме природы, конечно, — объясняет Артур Парфенчиков. — Может, потребуются фестивали — того же карельского рыбника, скажем. Кухня — огромная часть ощущения территории. Здесь персики не растут. И даже арбузы. А вот морошковый морс с калитками — очень вкусно, сам люблю».
Парфенчикову 52 года, он родился в столице Карелии. До перехода в систему ФССП работал в республиканской прокуратуре: Олонецкий район, Сортавала, собственно Петрозаводск — прокурором города. Основной собственный доход республики — помимо федеральных субвенций и трансфертов — не выплаты предприятий и пока что даже не туристы, а налоги жителей. И если некая заготовительная компания выделяет 600 миллионов рублей на закупку ягод у населения, то это событие для всего региона.
«Самозанятость граждан, деньги идут жителям не самых богатых районов. Люди летом уходят в лес, зарабатывают столько, сколько ни на одном производстве не заработаешь: средняя зарплата в республике — около тридцати тысяч, чаще меньше. Люди должны зарабатывать, как могут. Это ведь не плохо», — то ли утверждает, то ли спрашивает Парфенчиков. С полным, разумеется, осознанием того, что «перемены к лучшему для людей — прежде всего в экономике — просто необходимы».
«Нам хотелось бы видеть гораздо больше туристов», — говорит и.о. главы Карелии. В местных гостиницах сейчас регистрируются порядка 700 тысяч в год, а так — два миллиона. «Хотелось бы больше, — говорит Парфенчиков. — Хотя бы пять-шесть миллионов. Тогда о развитии туризма говорить будет проще».
Карелия, напоминает Артур Олегович, хороша тем, что может принять гостей в любое время года: «Сюда ведь не в море приезжают купаться — тут вода всегда холодная. Зимний туризм в Карелии, по идее, должен сравняться с летним. Но многие вещи возникают только сейчас».
Среди возникшего, к примеру, в Пряжинском районе Карелии — резиденция карельского Деда Мороза: Талви Укко, он же «зимний дед». «Катают на собаках, оленях, — перечисляет Парфенчиков. — Чтобы катать на оленях, нужны лесные угодья под пастбища: олени пасутся в лесах». Пока оленей двадцать, но их тоже нужно как-то содержать. «Мелочь, понятно. Но все следует делать в правовом поле, а нормативов, регламентов на пастбища для оленей в Карелии еще нет. Стало быть, извольте — два-три месяца мозгового штурма, — говорит и.о. главы республики. — Занимается, конечно, минприроды, но поручения пришлось делать и мне. И по оленям, и по дополнительным землям для владельцев туристических центров — чтобы они могли заниматься традиционным сельским хозяйством, кормить гостей».
Что еще требует перемен — из традиционных для Карелии отраслей? «Лесопромышленный комплекс хотелось бы интенсифицировать, — говорит Артур Парфенчиков. — Лес не очень глубоко перерабатываем, особенно лиственный… Вот в Лахденпохье фанерный комбинат возродили — очень приятно. Там начинают работу с крупными партиями березы». «Карельской березы?!» «Ну нет. Фанера из карельской березы — это пошло. Береза из Карелии», — уточняет Парфенчиков.
«У нас хороший щебень, один из лучших, — продолжает и.о. главы республики. — Металлы — индий есть, молибден. Есть перспективы в машиностроении, судостроении. Аграрный комплекс отчасти сохранился — кстати, бывшие совхозы очень хорошо работают по молоку, хотя в целом сельское хозяйство удручает. Как и состояние энергетики. Сама система, тарифы — пытаемся работать по снижению, я и президенту докладывал: это удочка, которая нам позволит работать самим, а не ходить с протянутой рукой… Есть целлюлоза, есть уникальное литейное производство, робототехника — наши ребята из технопарка университета недавно сделали систему программирования на заводе в Германии… Только перечислять — на день засядем. Мы не сырьевая республика, мы довольно технологичны!»
На предыдущей должности Парфенчиков проехал всю Россию. Районы Карелии за полгода он уже объездил не по разу: «Сортавала — второй раз за неделю». И.о. главы республики понимает, что за два месяца можно сделать отнюдь не все. «Дороги, разумеется, — говорит он. — Деньги выделялись исправно, но качество трасс этим суммам, мягко говоря, не везде соответствует. Надо исправлять. Система управления: я заслуженный юрист России, но не всегда могу понять, кто конкретно и за что отвечает на местах. Вот, условно, водопровод прорвало — труба, она по закону — на главе города, на главе администрации или на главе района? С кого спросить — не мне даже, а жителю республики? Пока он разберется, из трубы все так же будет лить».
От перехода с федерального на региональный уровень Артур Парфенчиков никакого неудобства не испытывает. «В Москве я знаю, куда пойти, в какой кабинет, чего можно хотеть для республики и где это просить, — констатирует он. — А здесь… Я здешний, я отсюда. Приезжаю на комбинат — директор учился со мной в одной школе. Еду на остров — владелец лодки говорит: „Мы с вами родственники“. Выясняем — и правда. То родственники, где-то друзья, где-то друзья друзей. Я здесь не чужой. Когда не чужой, работать легче».
Оставить комментарий