26 июня 2017, Российская Газета

Яков Миркин: Как России выиграть конкуренцию за будущее

С середины мая больше 15 процентов потерял в цене природный газ. Цены на металлы в застое или тоже потихоньку смотрят вниз. Зато совершенно роскошно растут цены на пшеницу. Только за десять дней в июне они подскочили больше, чем на 10 процентов. Все это наши экспортные товары, и пока мы натужно добываем, варим металлы и растим на бескрайних полях, мир финансовых и товарных рынков то подбрасывает нас вверх, то роняет рубль, производство и нас вместе с ними.
Это мир нестабильности, в котором даже несколько лет — огромный срок. Всего за пять лет (2012-2016 годы) физический объем ВВП Китая (в постоянных ценах) вырос на 32 процента, Индии — на 31, Индонезии — на 22, Малайзии — на 21, Вьетнама — на 27 процентов. Мы потеряли 1,1 процента.
Когда же рванем вперед? И за счет чего? Мы теряем свою долю в глобальной экономике и, что хуже всего, в населении, контролируя одну восьмую часть суши. За пять лет прирост за счет рождаемости населения Китая составил 2,1 процента, Индии — 5,3, Малайзии — 7,3, Вьетнама — 4,3. У нас — 0,1. И впереди — демографическая яма. Никому не дано быть стабильным в быстро меняющемся мире.
Спрос на наше топливо? В первичном производстве энергии в ЕС доля «возобновляемой» достигла 25 процентов. Это энергия, добываемая без нефти, газа, угля и мирного атома. Ее объемы в 2000-х годах росли в ЕС с опережающей скоростью в 5-6 процентов в год, подавляя спрос на углеводороды. В США количество электроэнергии, вырабатываемой «ветряками», выросло в 2007-2016 годах почти в семь раз и в пределах одного-двух лет сравняется с тем, что дают ГЭС.
Мощности солнечных батарей в США в 2007-2016 годах увеличились в 2100 раз, до 10 процентов от производства энергии ГЭС в 2016 году. Примерно десять лет США не увеличивают общее потребление энергии, резко снижают зависимость от импорта и готовятся стать чистым экспортером нефти и газа на мировые рынки. И хотя все прогнозы, кем бы они ни делались, говорят о том, что до 2030-2035 годов экономика мира останется углеводородной, мы можем войти в эпоху (а не пару лет) дешевого топлива. Чем тогда кормиться?
В этом мире выиграть можно только за счет мозгов и высоких скоростей
Мир меняется стремительно. Только что Росатом объявил о резком сокращении мирового спроса на строительство АЭС. И мы горюем вместе с ним, потому что АЭС — традиционный предмет российского экспорта. В 2016 году мы потеряли лидирующие позиции в мире по количеству космических пусков, уступив США и Китаю. На рынке коммерческого космоса — ожесточенная конкуренция и снижение цен. Появились признаки сокращения российской доли на мировом рынке вооружений — на него пришел Китай (SIPRI).
А как там с конструкционными материалами? Мы — традиционные экспортеры стали и продуктов из нее. Между тем потребление стали на душу населения снизилось в ЕС в 2005-2014 годах на 17 процентов, в США — до 10-15. По объемам производства и экспорта стали Россия осталась на уровне середины 2000-х годов. Зато страны Азии прибавили за последние десять лет более 400 миллионов тонн стали (в пять с лишним раз больше того, что мы производим). Китай прирастил экспорт стали в размерах больших, чем все то, что делается на наших заводах. И цены, мировые цены — просто швах! С конца 2000 года они упали более, чем в три с половиной раза.
Мировые рынки нестабильны, желают экономить и постоянно меняют свою структуру. Есть масса желающих, особенно Китай, а в будущем — Индия, занять на них наше традиционное место, особенно там, где высокая добавленная стоимость. У сырьевых ресурсов обнаружилось свойство надолго падать в цене. И к тому же, быть первым — третьим в поставках сырья даже в близлежащие страны — это не навечно.
Как удержать рынки и приобрести новые — это глобальные вызовы для России. Их не залить только деньгами, реорганизациями, слияниями одних и перетряской третьих. На эти вызовы могут ответить только профессионалы, инженеры, готовые конкурировать со всем светом. В мире, где все пляшет, и совсем не под нашу дудку, только они могут выиграть — за счет мозгов и высоких скоростей. Но для этого они должны действовать в атмосфере свободного мышления, легкости, мобильности, открытого обмена идеями, абсолютной восприимчивости общества и бизнеса к новациям. Все инструменты государства должны быть настроены только на одно — облегчить жизнь, поддержать тех, кто строит, действует, генерирует идеи.
Это сейчас так? Большой вопрос. Пока же количество регистрируемых в год патентов выросло в 2001-2015 годах у нас в 1,3 раза, в США — в 1,8, в Израиле (во многом русскоязычном) — в 2,8, в Индии — в 6,9, в Китае — в 30 с лишним раз. Это и есть конкуренция за будущее.
Экономика Вьетнам Индия Китай Малайзия
Оставить комментарий

Главное по темам

Кудрин видит у криптовалют большое будущее

16:51

ЦБ утвердил план санации банка «Советский»

20:44

Несите деньги: банкам разрешат не выдавать вклады

20:10

Путин заявил, что «Северный поток — 2» будет реализован

16:17

OMV профинансировала «Северный поток-2» на €324 млн

14:11

Видеоновости

Статьи

ПРО США: деньги на ветер

Неудача американских военных обошлась налогоплательщикам в $130 млн

Почему России повезло, что она — не Европа

Большинство граждан западноевропейских государств не считают Россию частью Европы, показал опрос, проведенный французской компанией IFop.

Заблудились и погибли: почему Израиль сбил ливийский «Боинг»

45 лет назад Израиль уничтожил ливийский пассажирский самолет над Синайским полуостровом.

«Домохозяек обычно заражает муж»

Почему беспорядочная сексуальная жизнь россиян приводит к эпидемии рака

«Это системная проблема. Система не работает, поэтому люди крадут»

Если энергетический сектор Украины удалось очистить от коррупции, то теперь от этого страдают военные, пишет The New York Times.

Фоторепортажи