Энергетическая трилемма — обеспечение баланса через интеграцию энергетических систем 

Разработанная Мировым энергетическим советом концепция Энергетической трилеммы фокусируется на трех основных векторах развития ТЭК: энергобезопасность, доступность энергии и экологическая устойчивость. Достижение баланса между ними невозможно без международного сотрудничества на разных уровнях и интеграции энергосистем. Но решению проблем мешает политизированность вопроса.

Каждому государству, согласно концепции, необходимо соблюдать баланс между тремя столпами трилеммы. Так, страны, делающие упор на экологию (за счет использования геотермальной и гидроэнергетики), такие как Исландия, Колумбия и Филиппины, могут оказаться слишком зависимы от одного источника энергии, что снижает уровень энергобезопасности. Нефтедобывающим государствам, напротив, следует расширять использование возобновляемых источников энергии.

Баланс оценивается с помощью индекса, разработанного Мировым энергетическим советом (World Energy Trilemma Index).

Сегодня девять из десяти стран-лидеров в рейтинге индекса — европейские (на 9 месте Новая Зеландия, Россия занимает 45 позицию из 125). В немалой степени это является результатом долгосрочной сбалансированной энергетической политики Европы:

В 1992 году положено начало формированию единой энергетической инфраструктуры Евросоюза (Treaty on European Union, Maastrich).

В 1995 году разработана единая для Евросоюза энергетическая политика (White paper «An energy policy for the European Union», Brussels).

В 2006 году сформулирована Европейская стратегия устойчивого, конкурентоспособного и безопасного энергоснабжения.

В 2011 году принята энергетическая дорожная карта — 2050, предусматривающая декарбонизацию и безопасность энергосистемы (Energy Roadmap 2050, Brussels).

Важную роль для ЕС также играет сотрудничество с Россией, причем не только в поставках углеводородов, но и в области интеграции атомной энергетики.

В 2013 году была подписана «Дорожная карта энергетического сотрудничества России и ЕС до 2050 года». Основная ее задача — формирование панъевропейского энергетического пространства с интегрированной сетевой инфраструктурой. Но с изменением политической конъюнктуры реализация намеченных планов затормозилась.

В октябре 2016 года на мировом энергетическом конгрессе президент Владимир Путин назвал использование односторонних санкций (ограничений на доступ к инвестресурсам и технологиям) попытками сдержать развитие энергоотрасли в угоду политическим амбициям.

Также рядом стран ЕС при поддержке США политизируется вопрос прокладки российского газопровода «Северный поток-2». Противники проекта заявляют, что он не коммерческий, а политический, и несет угрозу энергобезопасности Европы.

Шагом к энергобезопасности на континенте стали интеграционные меры в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС):

В 2016 года участники союза подписали концепцию формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов ЕАЭС и аналогичное решение относительно газа. В соответствии с этими документами, рынки нефти и газа ЕАЭС окончательно оформятся и начнут эффективно функционировать к 2024 году.

Определены этапы формирования общего электроэнергетического рынка. Осуществление программы по его созданию планируется завершить к 2019 году.

Важную роль играет и энергетическая интеграция России в восточно-азиатском направлении. Наиболее масштабным в этом плане является проект «Азиатского энергетического кольца», которое должно связать энергосистемы России, Японии, Кореи и Китая. О начале работ было объявлено на ПМЭФ-2016. Первым этапом станет создание «кольца» Россия-Япония. Проект поможет участникам получать более дешевую, а значит более доступную энергию, и повысить свой уровень энергетической безопасности.

Читайте также
Видео
Больше видео