Ещё

Люди туризма. Кто сорвал запретный плод 

История бизнеса. Эпизоды От редакции. Готовится к публикации книга о том, как в нашей стране появился туристический бизнес. Предлагаем вашему вниманию первые главы — в сокращении. Вы держите в руках книгу о людях, которые открыли для нас мир. Сорвали этот запретный плод и предложили его в свободном доступе, а если без аллегорий — создали такое явление, как туристический бизнес. Вместо стартовых капиталов были связи, идеи, амбиции и, не побоюсь этого слова, мечты. И было всё: сумасшедшие деньги, конкурентные войны, бандитские наезды, технологическая гонка вооружений, умопомрачительные взлёты, падения. И, конечно, любовь, партнёрство, интриги… Всё, как в любом бизнесе, но стресс гораздо выше, потому что туризм подвержен огромному количеству внешних рисков. Не только экономические и политические кризисы, теракты, колебания валютных курсов, цен на нефть, но ещё погода, техногенные ЧП и просто случайности — что угодно может сорвать туристический сезон. Кого-то напугала акула, где-то не вовремя начались дожди, задымился вулкан или возникла вспышка гриппа — всё, выбрасывай бизнес-план, подсчитывай убытки. В таком вот событийном контексте герои этой книги открывали для нас мир. Иных уж нет, как говорится, а те далече. Амбиции, иллюзии и «просто случайности» обходятся порой очень дорого. Но то, что сгубило одних, других сделало сильнее. Сегодня многие из первооткрывателей турбизнеса уже готовы рассказать обо всём начистоту. В первой из книг, посвящённых туристическому бизнесу, речь пойдёт о самом романтическом и драматическом периоде в его истории: от падения железного занавеса до начала нулевых. Добро пожаловать в «Империю зла» Туризм в СССР, в отличие от секса, точно был, хотя и не афишировался. И тому есть свидетели — бывшие сотрудники «Интуриста», «Спутника» и профсоюзных организаций. Самые предприимчивые из этих людей в эпоху Михаила Горбачёва и его преобразований стали постепенно переводить свою профессиональную деятельность на рельсы бизнеса. Представьте себе: середина 80-х. Perestroyka & Glastnot. Советский Союз окружён ореолом реформаторской романтики, и к нам со всего мира буквально рвутся иностранные туристы. Самые любознательные и охочие до экзотики мечтают лично посетить бывшую «Империю зла». А ещё едет публика «левых взглядов», чтобы увидеть своими глазами, как реализовались их идеалы на практике. Для организаторов поездок большой проблемой были международные платежи, поэтому возник безвалютный обмен. Допустим, иностранная компания отправляет нашему «Спутнику» группу клиентов, берёт с них деньги за всю поездку (включая свою маржу, разумеется), но покупает только билеты. А в России «Спутник» организует для гостей приём — трансферы, проживание, питание, экскурсии и развлечения. Денег за обслуживание от зарубежного отправляющего партнёра не получает, вместо этого сам встречно посылает ему группу советских туристов. Своеобразный бартер. 1986 год М. Горбачёв и Р. Рейган обратились с традиционной новогодней речью к народам соответственно США и СССР, демонстрируя стремление снизить накал противостояния между двумя сверхдержавами. Принят Закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности», просыпается бизнес-инициатива. Состоялся исторический телемост — встреча женщин Ленинграда и Бостона. На нём Людмила Иванова, администратор ленинградской гостиницы, сказала фразу, ставшую крылатой: «В СССР секса нет, и мы категорически против этого». Телемосты усиливали интерес иностранных туристов к поездкам в Союз. Появилась практика безвалютного туристического обмена между СССР и зарубежными странами. В нашей стране такие путёвки ещё распространялись по советской схеме — среди передовиков производства, комсомольских вожаков, активных коммунистов, людей идеологически грамотных и надёжных. Нужны были рекомендации с мест работы и учёбы, проводились собеседования парткомов и комсомольских организаций. Но это официальная сторона дела. Конечно же, путёвки шли и налево — причём не всегда за них брали деньги, зачастую отправляли нужных людей или же первых шопников, которые по возвращении расплачивались «шмотками». Вообще-то эти поездки можно было продавать за любую цену, но тут имелись свои риски. Вспоминает Дмитрий Арутюнов, гендиректор туроператорской компании «АРТ-ТУР», который начинал карьеру в «Спутнике»: «Я лично видел, как одну нашу коллегу арестовали сотрудники ОБХСС при попытке продать путёвку стоимостью 70 рублей в десять с лишним раз дороже. За 1 000 рублей. Шёл 1988 год, это были колоссальные деньги». Система безвалютного обмена раскручивалась не только в советских туристических организациях, но и в вузах. Например, в МГУ такой деятельностью занимались доценты Игорь Зворыкин, Александр Курносов, Игорь Голубев и студент Аркадий Кеворков. Все они тогда в своей альма-матер были активистами — Зворыкин возглавлял университетский студенческий комитет, Курносов — студенческий совет, Голубев — интернациональный комитет, а Кеворков — студком юридического факультета. Естественно, безвалютным обменом занялись именно они и организовали малое государственное предприятие «Академсервис» при управлении общежитиями МГУ. Деньги пошли, и молодые аспиранты быстро почувствовали себя хозяевами жизни. На чём делалась прибыль? В группы, выезжавшие за рубеж, разрешалось включать помимо студентов ещё и людей со стороны — существовала коммерческая квота (процентов 15, кажется). Плюс к тому можно было экономить на гостиницах — доставать номера не по «интуристовским» ценам, а гораздо дешевле. Ну и, конечно, сами сотрудники малого государственного предприятия ездили сопровождающими групп за границу, везли оттуда всё, что пользовалось спросом. Например, компьютеры. Сейчас это трудно себе представить, но на деньги, вырученные от продажи двух-трёх компьютеров IBM-386, в конце 80-х — начале 90-х можно было купить однокомнатную квартиру где-нибудь в Чертаново. Ещё труднее представить «академиков», везущих на себе процессоры и товары народного потребления из-за границы, как и многие предприниматели того времени. Каждый из них впоследствии сыграл значительную роль в истории отрасли. Игорь Зворыкин — одно из самых громких имён в туризме. К середине 90-х он создаст настоящую бизнес-империю под названием «Академсервис» и выведет процесс обслуживания туристов на уровень индустрии. Но не будем забегать вперёд. В описываемый нами период он и его друзья сидят в общежитии на Ленгорах и работают в формате малого государственного предприятия… А тем временем в советском туризме зарождается новое явление, которому суждено определить главный тренд рынка на годы вперёд. 1988 год Принят Закон «О кооперации в СССР», разрешивший кооперативам заниматься любыми не запрещёнными законом видами деятельности и использовать наёмный труд. Бюро молодёжного международного туризма «Спутник» запустило первые чартерные поезда в Польшу для шоп-туристов. Создана первая в СССР частная турфирма «Роза Ветров». Произошло первое столкновение групп организованной преступности в СССР — долгопрудненской и люберецкой. Позже они будут крышевать значительную часть туристического рынка Москвы. Поточный шоп-туризм Дмитрий Арутюнов утверждает, что эта революционная идея принадлежит ему и группе его коллег из «Спутника». В 1988 году им удалось «пробить» решение об организации первого в Советском Союзе шоп-тура в Польшу. Успех был оглушительным, спрос — шквальным, и вскоре из Москвы в польский Белосток стали ежедневно уходить чартерные поезда, 12 вагонов по 36 человек в каждом. Группа шоп-туристов «Спутника» готовится перейти советско-китайскую границу близ казахского города Панфилов. Четвёртый слева — Д. Арутюнов («АРТ-ТУР») Казалось бы, чем мог привлечь клиентов провинциальный городок в стране, которая, подобно СССР, пребывала в разрухе тогдашнего соцлагеря? Но магазины там были другими, не нашими, клиенты затаривались по максимуму самыми разнообразными товарами. А туда везли на продажу фотоаппараты «Зенит», водку, советское шампанское, икру — у кого к чему имелся доступ. Клиенты строились в очередь и готовы были платить за эти поездки любые деньги. Казалось бы, отличная возможность заработать. Но шоп-туры продавались за смешные деньги — стоимость ж/д билета в рублях плюс стоимость проживания в Белостоке в валюте (20 долларов) и ещё сверху 15%, больше по закону было нельзя. Пример арестованной коллеги стоял перед глазами. Поэтому сотрудники «Спутника» сами тоже фарцевали — ездили в Польшу сопровождающими групп, закупали товар, потом перепродавали на рынках, получая с этого дополнительный заработок. Чуть позже при «Спутнике» образовалось несколько кооперативов, которые начали стягивать на себя этот бизнес. Один из них потом преобразовался в ныне существующую турфирму «Ост-Вест». Сам Дмитрий Арутюнов и его супруга Анна вскоре ушли из «Спутника» в самостоятельный бизнес. В отличие от подавляющего большинства своих современников они смогли создать туристическую компанию, которая остаётся жизнеспособной и актуальной до сих пор, не претендуя на индустриальный размах и «мировое господство»… Но опять же — давайте обо всём по порядку. Нам обязательно надо ещё раз вернуться в 1988 год, когда почти одновременно со взрывом шопа в «Спутнике» произошло другое важное для рынка событие. В Советском Союзе была организована первая частная турфирма. Роза мира По преданию, первым это сделал Сергей Зенкин, который в августе 1988-го открыл свою «Розу Ветров». Во всяком случае, информации о более ранних частных предприятиях не сохранилось. Сергей Николаевич — кандидат философских наук, в ту пору — доцент МВТУ им. Баумана, старший научный сотрудник в Президиуме Академии наук СССР. Увлечённый путешественник, инструктор по горному и водному туризму. Человек большой харизмы и предпринимательской смелости. «Каждая идея Зенкина в 80-х и 90-х годах превращалась в охапки долларов», — говорит Алексей Крылов, гендиректор UTS Group, который начинал свою туристическую карьеру в «Розе Ветров». Итак, с чего начал Зенкин? С отправки туристов в Абхазию, причём заселял их в частный сектор, потому что «достать» номера в государственных объектах тогда ещё не удавалось. С частниками было тоже непросто — все предлагали четырёхместное размещение, по 10 рублей за комнату, а многие клиенты, конечно, хотели селиться парами. Сергей Николаевич договорился с несколькими хозяевами о том, чтобы убрать из комнат по две койки и предлагать их за те же 10 рублей. «В результате клиенты получали гарантированное двухместное размещение и готовы были за это переплачивать вдвое. В 1989 году мы отправили на отдых уже 26 000 клиентов», — рассказывает Сергей Зенкин. Конечно, молодая «Роза Ветров» стремилась выйти и на мировую арену, но в первые годы это было ещё очень сложно для людей, которые не имели отношения к советской туриндустрии. Требовалось оформлять для клиентов загранпаспорта, разрешения на выезд из страны, для чего необходимы были связи в ОВИРах и спецслужбах. Если речь шла о капстранах, то возникали ещё и визовые формальности, т. е. нужны были контакты в посольствах. Всё это — уникальные конкурентные преимущества «Интуриста» и «Спутника», а также выходцев из этих компаний. Кроме того, сохранялось ещё ощущение железного занавеса. «Мы, например, были уверены, что без характеристик из профкома, парткома и комсомольской организации туриста просто не выпустят из страны», — рассказывает Сергей Зенкин. В 1988 году «Роза Ветров» даже пыталась организовать у себя партийную ячейку, чтобы выдавать клиентам характеристики, не отходя от кассы. Этот «бизнес-план» не реализовался, оно и к лучшему — ведь Советский союз уже доживал свои последние дни. Руководители PAC GROUP в Узбекистане, куда направляли первые группы итальянских туристов. Весь в белом — будущий президент компании Александр Сорокин, справа от него — будущий гендиректор Илья Иткин Предположительно можем назвать и вторую по старшинству частную турфирму. Она образовалась в 1989 году при совместном советско-британском предприятии «Микрограф», которым владел Артём Тарасов — первый легальный советский миллионер, в будущем известный политик. Именно к нему пришёл Александр Сорокин, нынешний президент PAC GROUP, а в ту пору — учитель истории и военного дела, — с идеей организовать туристический бизнес. Александр Георгиевич страстно увлекался походами, сплавами, альпинизмом, словом, активными путешествиями. Приобщил к этому своих учеников, среди которых был и нынешний гендиректор PAC GROUP Илья Иткин. Тарасова он воодушевил идеей устраивать для иностранцев приключенческие туры по Союзу. Первую группу приняли в 1990 году — устроили для итальянцев программу под названием «Кызылкум-трек». «Представьте себе, клиенты путешествовали по пустыне — где на машинах, а где и пешком, делая попытки забраться поглубже в барханы, чтобы экзотики получить по максимуму. Наши проводники очень боялись, как бы с ними чего не случилось, не давали им углубиться в Кызылкум, на этой почве даже случился конфликт, и я лично выезжал на место улаживать разногласия», — вспоминает Александр Георгиевич. Сколько заработали на том походе? Тысячи три долларов и огромную порцию энтузиазма: всё удалось! Впереди был собственный бизнес… Закрома родины Итак, на излёте «развитого социализма» старт коммерческому туризму был дан. Следующая веха в развитии рынка совпадает с развалом СССР. 1991 год. Союз почил, порвались связи внутри гигантской геополитической общности. Широкие слои населения сражаются в очередях, чтобы отоварить талоны на сахар, водку, мыло и прочие must have. Общее настроение, как в известной песне: «Я голодный, но весёлый и злой». А узкие слои населения лихорадочно делят закрома родины. «Для нас тогда пришла пора срочно спасать то, что ещё можно было спасти, — рассказывает Алексей Хохлов, работавший в руководстве советского „Спутника“. — Множество наших региональных предприятий, гостиниц и баз отдыха оказались по другую сторону границы. Контроль над частью собственности мы в итоге потеряли. Выйти из передряг с наименьшими потерями удалось, наверное, благодаря тому, что „Спутник“ вовремя — за год до развала Союза — акционировался… Помню, когда я вынес эту идею на заседание ЦК ВЛКСМ, меня чуть шапками не закидали. Ребята-секретари бушевали: „Что? Акционироваться?! Снять его!.. “ Что касается „Интуриста“, то он с момента своего создания в 1929 году являлся акционерным обществом — ВАО, но этот статус был чистой формальностью, соблюдавшейся для спокойствия иностранных партнёров. „Внутри страны гигант действовал как Госкоминтурист, т. е. был не только хозяйствующим субъектом, но и структурой, в высшей степени политизированной“, — вспоминает Михаил Корнышев, один из высокопоставленных кадровых интуристовцев. Может быть, именно из-за этой своей двойственности советский туроператор столь болезненно переносил реформы. Его буквально разрывало на части. В итоге после развала Союза (а это 1991 год) от Госкоминтуриста откололось множество предприятий, в том числе „Интуртранс“, „Интурсервис“, „Интурреклама“, „Интурсистема“ и др. Хочешь поезд? Бери! Раздел собственности шёл, конечно же, и в комсомоле, который прекратил своё существование сразу после распада СССР. Александр Преображенский, руководитель турагентства „Магазин Путешествий“, в ту пору был директором экскурсионного поезда „Экспресс-Восток“ — роскошного состава с комфортабельными купе, ресторанами, барами, дискотекой. „И вот прихожу я как-то в ЦК ВЛКСМ — там разгром, как в фильмах про революцию. Всё вверх дном, мебель сдвинута, кругом валяются бумаги. Один известный комсомольский деятель мне говорит: „Хочешь „Экспресс-Восток“? Бери, пока не поздно“. Мы с коллегами быстро организовали ТОО (товарищество с ограниченной ответственностью), внесли в кассу ЦК 10 рублей — по количеству вагонов в поезде — и заручились бумагой, что он переходит в собственность трудового коллектива. Так в 90-е целые заводы акционировались…“ „Экспресс-Восток“ потом повидал многое. Возил по просторам России иностранных туристов, наших рок-звёзд, которые колесили с роуд-шоу. Заказы были безумно интересными, вспоминает Александр Преображенский. Как-то раз возили группу телевизионщиков из Швейцарии снимать роды белых медведей на остров Седова. „Мы организовывали не только проезд и все сопутствующие услуги, но также берлогу и медведицу…“ Это просто зарисовка на тему: каким был туристический бизнес в начале лихих 90-х. Самому Преображенскому, кстати, суждено было сменить профиль, стать одним из основоположников розничного рынка в туризме. Туристы в вагоне-ресторане поезда „Экспресс-Восток“, принадлежавшего ЦК ВЛКСМ и проданного предпринимателям за 10 рублей Дело в том, что въездной турпоток, который был главной статьёй доходов на заре коммерциализации, очень скоро пошёл на спад. Расстрел Белого дома в 1993 году, начало Первой чеченской войны в 1994-м, нарастающие террористические угрозы — всё это охладило интерес иностранных туристов к России и вообще сильно омрачило её имидж на международной арене. От первого лица: „Хаос и деньги“ Ощущения человека с советским менталитетом, который в 90-х попал из сферы распределения в бизнес, передаёт Алексей Крылов. „В 1991 году я уволился из армии. Был военным переводчиком, служил в Анголе, в Афганистане, имел государственные награды… Знал два языка — китайский, французский. И в свои 25 лет не понимал, где теперь моё место в жизни. Меня не учили принимать решений, брать на себя ответственность, я умел выполнять приказы и честно служить. Представьте, что я испытал, оказавшись в коммерческой среде тех лет. Поехал сопровождающим группы шоп-туристов в Китай. Помогал им торговаться на рынках, искать фабрики, возил деньги чемоданами. Получал 1 000 долларов в месяц, и это считалось огромной суммой — она на порядок превышала доходы всех членов моей семьи. На пять моих заплат можно было купить „Жигули“! О собственном бизнесе даже мысли не было, впоследствии это решение далось мне очень тяжело, на грани срыва. Всё же я не слишком склонен к риску“. И это говорит человек, который продал единственную квартиру, чтобы создать турфирму. Не такой уж, кстати, редкий случай в нашем бизнесе. Эра чартеров на подходе Итак, наступала новая эра. Для россиян значительно упростился выезд за границу — такое понятие, как „выездная виза“, отменили. Огромные массы клиентов устремились за рубеж, причём никто ещё даже не мыслил о пляжном отдыхе, не слышал о волшебной формуле All inclusive. Цели были другими: 1) шопинг; 2) экскурсии. Всё-таки познание мира, наверное, принадлежит к числу базовых потребностей российского человека. В стране не хватало всего — самых элементарных вещей, необходимых для жизни, но люди хотели путешествовать. Сутками тряслись в автобусах, порой в них же и ночевали, чтобы увидеть Париж и — как-то выживать дальше. Ну, а шопинг… Это шопинг. Пройдёт ещё немного времени, и пионеры чартерного бизнеса — Space Travel, „Светал“, „Роза Ветров“, „Бегемот“, „Спектрум“ в начале 90-х поставят на поток отправку покупателей в разные страны мира. Уже не поездами, а самолётами. Появится такое явление, как карго. О том, как всё было, — читайте в новых главах нашей истории. Продолжение следует P. S. : Конечно, в этой публикации упомянуты далеко не все, кто стоял у истоков туристического рынка в нашей стране. Это — черновик, где приведены лишь некоторые яркие примеры. Более полная версия — в книге. Если вы готовы стать соавтором и дополнить повествование историей из собственной жизни, — свяжитесь с редакцией.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео