Ещё

России предсказали рекордный рост добычи нефти 

Фото: РИА Новости
Рост цен на нефть и газ в 2000-2014 годах позволил компаниям по всему миру увеличить число проектов с более высокими затратами на добычу, включая проекты по разработке месторождений с трудноизвлекаемыми запасами, глубоководных месторождений и недр арктического шельфа. В результате, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), объем инвестиций в добывающий сегмент нефтегазовой отрасли вырос почти в пять раз, хотя прирост добычи нефти и газа в этот период составил лишь 25 процентов, говорится в ежемесячном энергобюллетене Аналитического центра при правительстве РФ (есть у «РГ»).
"Однако с падением цен на нефть, которое началось во второй половине 2014 года, объем инвестиций в отрасль резко стал сокращаться, — подчеркивают аналитики. — В 2015 году инвестиции снизились на 25 процентов относительно 2014 года, а в 2016 году — еще на 26 процентов к 2015 году и составили 433 миллиарда долларов — минимальное значение с 2008 года".
Больше всего падают капитальные вложения в геологоразведку. Чем более непредсказуемы цены на сырье, тем активнее компании ограничивают инвестиции в долгосрочные проекты, стараясь поддержать работу на проектах, рассчитанных на извлечение прибыли здесь и сейчас. По оценкам МЭА, в прошлом году в геологоразведку пришло на 14 процентов меньше инвестиций — минимум последних десяти лет.
Кроме того, над нефтегазовыми компаниями довлеет снижение удельных расходов на добычу, то есть падение экономической эффективности производства ресурсов. За два года этот показатель снизился почти на треть. Появилось множество «неустойчивых факторов» сокращения издержек, среди которых новый характер сотрудничества между компаниями, которые переходят в острую фазу конкуренции. «Отдельно стоит упомянуть валютные изменения. За два последних года ослабление национальных валют таких стран, как Россия, Казахстан, Ангола и Бразилия привели к снижению себестоимости товаров и услуг, производимых на местных рынках в долларовом эквиваленте», — говорится в энергобюллетене.
1,4 триллиона рублей составил объем инвестиций в добычу нефти в России по итогам прошлого года
Особенность российского сегмента добычи нефти — тоже высокая чувствительность к изменению курса рубля и, что важно, низкая к цене на нефть. «Поэтому несмотря на относительно низкие цены в условиях 2016 года, IRR (внутренняя норма доходности. — Прим. ред.) бурения новой скважины в Западной Сибири составлял около 40 процентов, — оценивает старший консультант VYGON Consulting Дарья Козлова. — Растут инвестиции в запускаемые новые крупные месторождения, поддерживаемые налоговыми льготами».
В прошлом году вложения крупнейших вертикально интегрированных компаний (ВИНК) в добычу увеличились на десять процентов — до 1,4 триллиона рублей, напоминает аналитик. «В связи с этим в ближайшие два-три года мы ожидаем роста добычи нефти до рекордных уровней 570-575 миллионов тонн», — рассчитывает собеседница «РГ». Это больше, чем исторический рекорд добычи, установленный еще в 1987-1988 годах на уровне 569 миллионов тонн. В дальнейшем после спада волны ввода новых крупных гринфилдов, то есть новых месторождений, динамика добычи в стране будет зависеть от объема прироста новых запасов в результате геологоразведочных работ и развития технологий, позволяющих вовлечь в разработку трудноизвлекаемые запасы, заключает аналитик.
Помочь восстановлению инвестиционной активности в мире и подстегнуть дальнейший рост капитальных вложений в России в частности, вероятно, поможет сделка Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) и не входящих в картель государств, но оценить потенциальную эффективность от совместного сотрудничества пока сложно. «Если период волатильности и низких уровней цен на рынке нефти все-таки затянется, то это может продолжить склонять некоторые добывающие компании к пересмотру, отсрочке, а в некоторых случаях и отмене крупных инвестиционных проектов в нефтегазодобывающем секторе, которые имеют длинные инвестиционные циклы, — полагает эксперт Аналитического центра при правительстве РФ Александр Мартынюк. — Накопленный эффект от этого в среднесрочной перспективе потенциально может превзойти возможности добывающих стран в целом по их быстрому замещению».
Пока что наиболее серьезное сокращение инвестиций зафиксировано в странах Северной Америки (за два года — падение на 50 процентов), хотя именно здесь в 2000-2014 годах вложения били рекорды. Ближний Восток отреагировал на падение цен на сырье менее чувствительно, так как там традиционно низкая себестоимость добычи. Страны Африки к югу от Сахары сократили финансирование глубоководных проектов, стремительно развивавшихся с начала нулевых годов. Замедление темпов разработки месторождений показала Восточная Африка, а в Северном море инвестиции упали на 30-40 процентов, как и в Китае.
Описанная тенденция с высокой долей вероятности приведет к дефициту нефтегазодобывающих мощностей в среднесрочной перспективе. Так, к 2022 году предложение увеличится на 5,6 миллиона баррелей в сутки, а спрос вырастет на 7,3 миллиона, следует из прогноза МЭА. Ситуация не критическая, но дисбаланс обрисовывается четко.
Исходя из практики последнего десятилетия, можно говорить о вероятном подъеме котировок в связи с дефицитом предложения. Но и в этом случае последствия неоднозначны: высокие цены на нефть оказывают давление на спрос со стороны импортеров сырья, а также закладывают основы структурных изменений в мировой энергетике. «С одной стороны, в этих условиях более интенсивно развиваются энергосберегающие технологии, нефть и нефтепродукты чаще замещаются альтернативными энергоресурсами, — рассуждает Александр Мартынюк. — С другой стороны, по всему миру, включая страны-импортеры нефти, начинают вовлекаться в разработку месторождения с более высокой стоимостью добычи, а эффективность добычи нефти на них со временем начинает расти из-за ускоряющегося развития технологий в этой отрасли».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео