Далее:

Осмысленные вложения

Частные компании и инвесторы добиваются целей устойчивого развития ООН
Все больше компаний и объединений инвесторов задумываются о программах инвестиций, нацеленных в том числе на помощь в достижении целей устойчивого развития, принятых странами на уровне ООН в 2015 году. «+1» изучил, зачем частные компании и инвесторы берут на себя добровольную ответственность за их реализацию.
Долгосрочные цели ООН
В сентябре 2015 года страны—члены ООН приняли повестку дня в области устойчивого развития до 2030 года. Она, в частности, содержит 17 целей устойчивого развития (ЦУР). Эти цели в том числе включают ликвидацию бедности и нищеты; повышение качества здравоохранения и образования; сохранение и восстановление природных ресурсов планеты; дальнейшее устойчивое развитии городов, промышленности, энергетики; рост благосостояния всех жителей планеты. Каждая из целей содержит показатели, по которым страны должны регулярно отчитываться в ООН. Эти показатели должны быть достигнуты в течение ближайших 15 лет. Напомним, что ЦУР пришли на смену целям развития тысячелетия — в предыдущей версии повестки мирового развития основную роль играли социальные вопросы (борьба с бедностью, ликвидация неграмотности и другие); сейчас на первое место вышли цели, которые объединяют три составляющие (экологическая, социальная, экономическая) развития стран мира. Кроме того, крайне важно, что ЦУР применяются не только к условно развивающимся, но и ко всем странам мира.
Бизнес на уровне ответственности
Всемирный совет предпринимателей по устойчивому развитию (WBCSD) полагает: основная роль в достижении ЦУР отводится и частному сектору, и также инвесторам. Организация объединяет несколько сотен крупнейших предприятий мира из различных отраслей, совместно разрабатывающих решения для бизнеса в области энергетики, городского развития и мобильности, землепользования и производства продуктов питания, а также новые подходы к определению и измерению экономической полезности, прибыли и успешности. «Компаниям необходимо понимать последствия ЦУР — прежде всего в применении к их роли, их возможностям и их ответственности», — говорит менеджер по проектам в области социальных инноваций совета Джеймс Гом. «Несмотря на то что основная задача по достижению целей на национальном уровне лежит на правительствах, результат будет невозможен без участия бизнеса — в том числе частного сектора как мотора экономического роста, создания рабочих мест, источника финансов, технологи и инноваций», — полагает он. По словам эксперта, «устойчивый мир» 2030 года будет опираться на устойчивые города; умную систему сельского хозяйства, которая сможет адаптироваться к изменениям климата; чистую энергетику; высококачественную медицину и систему здравоохранения. Все это невозможно создать без сотрудничества с частным сектором и местным сообществом. «Бизнес в одиночку также не справится — успех будет зависеть и от регулирующей роли правительства, которое сможет поставить новые чистые технологии и продукты в равные условия с традиционными отраслями», — считает господин Гом.
Так как ЦУР не являются юридически обязательными, они выступают в качестве своеобразной «дорожной карты» в направлении дальнейшего развития политических мер на международном, национальном и региональном уровне. Компании, которые активно начнут выстраивать принципы своей работы в соответствии с ЦУР, смогут намного проще получить конкурентные преимущества, в том числе ввиду более низких юридических и репутационных рисков, убеждены в WBCSD. ЦУР также помогают перенаправлять государственные и частные инвестиции — на минимизацию глобальных рисков, вместе с тем поддерживая стабильность и обществ, и рынков.
Организация представит развернутый отчет о бизнес-возможностях в секторе ЦУР для частных компаний в начале 2017 года. Хотя речь в нем пойдет в основном о возможностях, нельзя забывать и об ответственности — так, любая деятельность компании не должна «препятствовать международному развитию», отмечают в WBCSD. «Негативные социальные последствия бизнес-операций, в частности нарушения прав человека, не могут „возмещаться“ или „компенсироваться“ другими позитивными действиями. Каждая компания прежде всего должна идентифицировать и снизить степень негативных внешних эффектов — как социальных, так и экологических — и уже потом развивать другие проекты в области ЦУР», — говорит Джеймс Гом. Реализация целей может потребовать «полной трансформации существующих систем и практик», но это поможет бизнесу «лучше управлять рисками, предвидеть новые требования потребителей, обеспечивать себе доступ к ресурсам, укреплять базу устойчивых поставок, а также получать дальнейшие конкурентные преимущества», отмечает он.
Целевые инвестиции
Одна из сетей инвесторов, объединяющая компании, которые инвестируют в соответствии с принципами устойчивого развития, — Global Impact Investing Network (GIIN). GIIN объединяет компании и фонды прямых инвестиций (их общий объем вложений в 2016 году составил $77,4 млрд), вкладывающие в проекты и направления, которые создают «позитивные социальные и экологические изменения», одновременно обладая высокой нормой прибыли. Один из участников сети — финансовая компания Encourage Capital из Нью-Йорка, в управлении которой находятся активы на сумму $255 млн Компания инвестирует преимущественно в улучшение доступа к финансовым услугам; экологически-устойчивую инфраструктуру; экологически-дружественное производство морепродуктов; рациональное использование водных ресурсов; а также в проекты в области снижения выбросов парниковых газов и адаптации к изменениям климата развивающихся стран. Другая компания — Encourage Capital — проинвестировала в создание предприятия в Индии, которое выдает микрофинансовые кредиты женщинам-предпринимательницам, живущим в городах. Еще один пример: голландский пенсионный фонд PGGM, управляющий активами общим объемом около €8,9 млрд Фонд был создан в 1969 году, а стратегию инвестирования, направленного на решение социальных и экологических проблем, он утвердил в 2014 году. Основные вложения он осуществляет на рынках Европы и развивающихся стран в снижение выбросов парниковых газов, технологии очистки воды, доступа к продовольствию, программы улучшения качества медицинской помощи. В частности PGGM инвестирует в поддержку благотворительного фонда Amvest Living & Care Fund, который создает в Голландии негосударственную систему арендных домов для пожилых людей — с целью снизить нагрузку на государственные дома престарелых. Фонд также инвестирует в проекты по очистке питьевой воды и улучшению доступа жителей крупных городов развивающихся стран к чистой воде и канализации.
Швейцарская компания RobecoSAM (управляет активами $10,7 млрд), в свою очередь, инвестирует в проекты, связанные с возобновляемой энергетикой; снижением выбросов парниковых газов; адаптацией к изменению климата; очисткой и доступом к чистой воде; устойчивым управлением водными системами; улучшением систем здравоохранения и проекты в области гендерного равенства. RobecoSAM использует принципы ЦУР как внутри фирмы (для оценки и тестирования любых управленческих практик), так и для оценки внешних проектов (например, сравнивая показатели гендерного баланса проектов или компаний с целью дальнейших инвестиций).
Еще один голландский фонд — Triodos Investment Management — с объемом управляемых средств $3,5 млрд инвестирует в создание финансовых институтов, руководствующихся принципами устойчивого развития в Европе, Африке, Азии, Латинской Америке и на Ближнем Востоке, в проекты, связанные с доступностью финансовых услуг для наименее обеспеченных слоев населения; возобновляемую энергетику; климатические проекты; органическое сельское хозяйство; зеленое строительство; экологическое питание; культуру и искусство. Trioos IM также поддерживает одноименный фонд микрокредитов, 79% из 13 млн пользователей которого женщины в 35 развивающихся странах.
Ангелина Давыдова
Экономика Африка Бизнес В мире Еще 4 тега
Оставить комментарий