Путин может уничтожить НАТО одним телефонным звонком

Путин может уничтожить НАТО одним телефонным звонком
Фото: РИА Новости
26 января одно из трех американских рейтинговых агентств — Standard & Poor's — понизило кредитный рейтинг России до спекулятивного «ВВ+». Остальные два агентства — Fitch и Moody's — пока сохраняют для России инвестиционный уровень. Многие по этому поводу расстроились. Если и еще одно из трех этих агентств опустит наш рейтинг, то велика вероятность, что многие иностранные кредиторы попросят нас раньше времени расплатиться по долгам. Россия справится, но все равно лучше, если бы этого не было.
Катастрофа? Точно нет. Можно ли было этого ожидать? Да. Поскольку само существование России не входит в планы США, многие политики, финансисты и военные Америки каждый день глядят на карту мира и очень расстраиваются. Очень непросто им приходится, когда они думают о Путине, его внешней политике и том пути, который Россия прошла при нем.
Являются ли рейтинги средством борьбы с Россией? Да. Это как выставление нам отметок — по правилам, которые создают и по своей воле меняют США. Недавно Обама так и сказал: «Это мы должны создавать правила». Так что американские отметки для России — вещь неприятная, но не фатальная. Это — игра.
В игре можно успокоить себя тем, что китайское рейтинговое агенство Dagong ставит кредитный рейтинг России выше американского. У России, по Dagong, — «А», а у США, согласно Dagong, — «А-». Просто потому, что наш внешний долг мал, а у США долг гигантский до неподъемности — 18 триллионов долларов. Еще китайцы исходят и из своих возможностей, из того, что в случае чего окажут России помощь. Об этом недавно заявил министр иностранных дел Китая Ван И.
Выставление нам плохих рейтинговых оценок со стороны США — это не единственное средство борьбы с нами. Это просто вариант санкций. Но и другим вариантом по ходу дела начали пугать. В Госдепе, например, допускают утечки, что США склоняют своих союзников отключить Россию от международной системы межбанковских электронных платежей SWIFT. Это технология, позволяющая переводить деньги в любом количестве в любую точку мира за секунды. Кстати, по числу пользователей SWIFT Россия занимает второе место в мире после США.
На эти угрозы отреагировал премьер Дмитрий Медведев. «Нам постоянно грозят дополнительными карами против нашей банковской системы. В очередной раз начали рассуждать по поводу ограничения по системе сопровождения платежей SWIFT. Поживем — увидим, что будет происходить. Но, конечно, в случае принятия таких решений хотел бы отметить, что наша экономическая реакция, да и вообще всякая другая реакция будет без ограничений», — подчеркнул Медведев.
Что стоит за этой загадочной формулой? Глава российского правительства ее не расшифровал, зато на Западе реакцию России на беспардонные санкции многие уже моделируют. Например, экс-советник президента Рейгана по экономическим вопросам, а ныне яркий публицист Пол Крейг Робертс пишет следующее: «Допустим, российское правительство объявит: „Атаки на рубль носят политический характер. Раз вы, ребята, бьете по нашей валюте и доставляете нам столько хлопот, мы решили не перечислять очередной платеж в погашение своего долга, срок которого наступает в начале 2015 года“. Европейская банковская система рухнет, потому что входящие в нее банки чудовищно недокапитализированы. Для некоторых из них кредиты России поглощают весь основной капитал. России даже дефолт объявлять не придется — достаточно просто сказать: „Мы не намерены платить в этом году. Сделаем это позже, когда рубль стабилизируется“.
Робертс видит уязвимость западной мировой финансовой системы и в колоссальном объеме деривативов, то есть ценных бумаг, выданных под другие бумаги. Деривативы — многоступенчатые финансовые обязательства, которые не всегда известно где начинаются.
»Не секрет, что объем сегмента деривативов многократно превосходит мировой ВВП. В действительности никто не знает, кто все эти контрагенты. Если европейские банки начнут тонуть, кто сможет предсказать, как это скажется на всей громаде деривативов? Вся западная система — это не более чем карточный домик", — уверен Пол Крейг Робертс.
Говоря о рисках, Робертс пользуется термином «черный лебедь». В оборот «черных лебедей» ввел легендарный экономист ливанского происхождения Нассим Талеб. Прославился он тем, что предсказал мировой финансовый кризис 2008 года. Его первопричиной тогда стал вдруг лопнувший кредитный пузырь в США. Вот кризис и разразился. В канун того кризиса все американские рейтинговые агентства — те, что сегодня пессимистично оценивают Россию, — и в ус не дули, ставя США на высшую ступень надежности.
"Черными лебедями" Талеб назвал непредсказанные, но роковые события, имеющие грандиозные разрушительные последствия глобального масштаба. Это, например, Первая мировая или теракт в Нью-Йорке 11-го сентября. Пользуясь этим термином, американский публицист и экс-советник Рейгана по экономике Пол Крейг Робертс пишет: «А теперь о самом большом „черном лебеде“. Если Россия окончательно выйдет из себя, ей будет достаточно просто сообщить европейским правительствам, что природный газ и другие энергоресурсы странам НАТО больше продаваться не будут. Следствием этого может стать окончательный и полный крах Альянса. Даже марионеточное государство наподобие Германии не решится позволить населению замерзнуть насмерть, промышленности — остановиться, а безработице — перевалить за 40%. Этого просто не произойдет, а с НАТО будет покончено. Так что когда Россия решит разрушить НАТО, ей стоит просто позвонить европейским марионеткам — Меркель, Олланду, Кэмерону — и сказать: „Вам, ребята, так славно живется в НАТО, а мы тут, знаете ли, решили энергоресурсы членам НАТО больше не продавать“. Это — конец НАТО и американского могущества». Если России отключат SWIFT, то это — война, заявил глава банка ВТБ Андрей Костин. Да, это почти так. Беспредел, в условиях которого, ненаучно фантазируя, можно представить себе все что угодно, вплоть до ареста западных активов в России. Сколько «черных лебедей» вылетит тогда, представить трудно. Это кому-то надо?
Так или иначе, пока мир до такого не дошел. Трудности России по сравнению с гротескными сценариями носят вполне рабочий характер — кризис. Не такое переживали. Но они требует от правительства реальной антикризисной программы, а от всех нас — участия в ней. Важно понять, что в Госдуме на прошедшей неделе правительство выступало не с такой программой. 5 февраля наше правительство как раз и представит именно антикризисную программу.
30 января правительство представил план первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности на ближайшие месяцы, то есть срочные пожарные меры, чтобы всем было пока не так больно. Что же касается программы по формированию другой модели экономики, другой структуры, программы тех самых структурных реформ, что позволят нам слезть с нефтяной иглы, то такую программу правительству еще предстоит разработать и представить. Ее пока нет. Почему? Вопрос не только к министрам.
Здесь правительство хочется взять под защиту. Не все зависит от него. Многое — от нашего общества. Готовы ли мы на такие перемены? Шевелиться ведь тогда придется всем. Собственно, так на вопрос одного из депутатов, мол, где вы были раньше со своими реформами, и ответил в ходе парламентских дебатов первый вице-премьер Игорь Шувалов.
"Мне хочется спросить, а где же мы все-то были раньше? Я неспроста обозначил все те достижения, которые Российская Федерация имеет за последние 15 лет работы. Но эти все достижения есть результат общественного консенсуса. Разве парламент Российской Федерации был готов проводить такие жесткие мероприятия, как это было в некоторых государствах СНГ? Это и сокращение бюджетной сети, и ведение с платежа населения при обращении, например, за первоначальной медицинской помощью, и увеличение пенсионного возраста значительно, сообразно увеличению продолжительности жизни, и так далее. Понимаете, Россия больше всех на своих плечах несла бремя существования экономики Советского Союза. Сложнее всего вышла вот из состояния развала страны, быстрее всех аккумулировала силу и то состояние, в котором мы находимся в настоящий момент", — отметил Шувалов. Фактически он вернул вопрос, где же вы были раньше, депутатам и всему обществу. Ведь мы же сами хотим, чтобы все было очень нежно и в то же время эффективно, богато. А ведь существует классическая дилемма — «пенсии или развитие». Многие ли готовы хотя бы знать о ней? Многие ли готовы, понимая свой маневр, лично участвовать в международной конкуренции, в которой хочешь или нет Россия участвует? В любом случае общество и слышать не хочет о «шоковой терапии». Но тогда все же придется хотя бы прикинуть, на что мы готовы, дабы слезть с той самой нефтяной иглы, которую все же так и ругают. А слезать придется, ведь нефть может дешеветь и дальше. Что тогда?
Пока Правительство подобных реформ не предлагало и не проводило. И Игорь Шувалов объяснил, почему. «В правительстве, начиная с 1991-1992 годов, всегда существовала повестка структурных преобразований. Но то, как работал и первый президент России, и затем Владимир Владимирович Путин, Дмитрий Анатольевич Медведев, — это все-таки повестка, когда изменения не за счет сложного проживания людей. И у нас есть с вами реальные достижения борьбы с бедностью, увеличение доходов населения, включая пенсионеров. Это наше общее достижение. Нужна выверенная, абсолютно точная повестка дня, и она должна разделяться и обществом, и парламентом. Навязанные структурные преобразования, которые будут болезненными и не будут поддерживаться людьми, обречены на провал», — считает Шувалов.
То есть правительство готово. Остается понять, что готовы должны быть все вместе. Для этого нужно провести дискуссию, придя к результату. Результат — общая решимость. Санаторный период заканчивается.
План развития и стабильности — это шестьдесят пунктов, шестьдесят первоочередных мер, предлагаемых правительством. Вызов — уже в самом названии. Как динамично двигаться вперед, сохраняя устойчивость? На достижение обеих задач одновременно правительство намерено потратить более двух триллионов рублей. При этом львиная доля — почти два триллиона — пойдет на активизацию экономического роста, то есть на развитие. А на стабильность, предполагающую выполнение государством своих социальных обязательств, заложено 300 миллиардов рублей.
Из этих трехсот более половины — 188 миллиардов — обеспечат индексацию страховых пенсий на уровень реальной инфляции 2014 года. С 1 февраля пенсии вырастут на 11,4%.
52 миллиарда — на борьбу с безработицей, плюс 30 миллиардов — на выплаты тем, кто на время все-таки окажется за бортом. 16 миллиардов — на обеспечение лекарствами, 10 — на средства реабилитации для инвалидов.
Активизация экономического роста предполагает 160 миллиардов на предоставление бюджетных кредитов регионам, 230 — на увеличение объема госгарантий по кредитам, 24 миллиарда — на поддержку проектов импортозамещения, 10 миллиардов — на поддержку малого и среднего бизнеса.
Но основными получателями и проводниками антикризисных инъекций в экономику будут банки. На их докапитализацию из Фонда национального благосостояния планируется направить 250 миллиардов рублей. 300 миллиардов отдельно получит «Внешэкономбанк».
Триллион рублей через Агентство по страхованию вкладов будет направлен системно-значимым финансовым учреждениям. Их список утвержден. В «пятерке» крупнейших — ВТБ, «Газпромбанк», «Россельхозбанк», «ВТБ-24 и „Альфа-Банк“.
»Много критики, что много выделяется банкам. Мера крайне необходимая. Эти деньги не пойдут на санацию или поддержку проблемных банков — это будут средства, которые позволят расширять кредитование реального сектора", — отметил первый заместитель председателя правительства РФ Игорь Шувалов.
"Правительство основной упор делает на развитие крупных банков, на их поддержку, а также на поддержку крупных компаний. Сегодня мы хотели бы видеть больше мер, направленных на поддержку именно банков второго эшелона, которые реально кредитуют реальный сектор экономики", — сказал Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей.
"При нынешней ключевой ставке не решается ни вопрос курса рубля, ни вопрос кредитования реального сектора экономики. Выделение специальных средств на финансирование банков — наверное, полезная мера, но надо очень четко понимать, какие именно компании будут кредитоваться, финансироваться или рефинансироваться", — подчеркнул Александр Бречалов, сопредседатель Центрального штаба ОНФ, секретарь Общественной палаты РФ.
Банки, получившие госпомощь, будут обязаны ежемесячно наращивать портфель кредитов предприятиям и сельхозпроизводителям. Пока деловую активность парализует дороговизна кредитов из-за высокой ключевой ставки ЦБ.
30 января Банк России объявил о ее снижении — пока на 2 процентных пункта. Регулятор вынужден искать золотую середину. Ведь даже осторожное смягчение тут же отразилось на курсе рубля — доллар поднимался выше отметки 71, евро доходил до 80 рублей. Зато рынок нефти, кажется, воспрял. Марка Brent за неделю подорожала с 48 до 53 долларов за бочку. В США падает добыча. Нефтяники массово закрывают убыточные скважины.
Впрочем, радужных иллюзий российское правительство не питает и призывает работать в жестких условиях низких цен на нефть. Минэкономики представило новый прогноз на 2015 год.
Среднегодовая стоимость барреля снижена вдвое — со 100 до 50 долларов. Прогноз по инфляции, напротив, вдвое повышен — с 5 до 12%. ВВП из плюса уходит в минус. Еще в сентябре ждали рост, теперь — падение на 3%.
Десятую часть расходов бюджета придется урезать. Исключения — оборона и сельское хозяйство. Ревизия ждет и крупные стройки. Приоритет — тем, кто будет концентрировать новые рабочие места. В отличие от кризиса 2008-го помогать будут не работодателям, а работникам, подчеркнул Шувалов, — переобучением, организацией общественных работ. Семьям разрешат единовременно получить на руки 20 тысяч из материнского капитала. Цены на продукты и лекарства будут под пристальным контролем ФАС.
Конкретные замечания от фракций должны быть готовы в течение недели. К 1 апреля бюджет новых реалий 2015 года должен быть окончательно утвержден.
Быть в курсе главных новостей вы можете, подписавшись на канал Рамблер/новостей в Telegram
Комментарии закрыты