Далее:

Карликовые государства торгуют дипломатическим признанием

Небезвозмездное признание
Название Тувалу, четвертого с конца по площади (26 кв.км.) государства планеты, расположенного в южной части Тихого океана, сейчас на слуху. Оно попало на ленты всех мировых агентств даже не сейчас, оставшись без питьевой воды, а несколько раньше, в сентябре, когда признало Абхазию и Южную Осетию.
Зачем крохотному островному государству понадобилось признавать признанные только четырьмя странами мятежные кавказские республики, расположенные почти в полутора десятках тысяч километров? Ответом является обещание Москвы установить с Тувалу дипломатические отношения. Об этом сообщили все СМИ, а вот о финансовой составляющей признания, выражающейся в льготных или безвозмездных кредитах и самой разнообразной помощи, газетчики предпочитают не писать.
Между тем, острословы уже подсчитали, во сколько обошлось России признание свободолюбивых южных республик: 4,2 тыс. долларов пришлось выплатить за каждого жителя Науру, еще одного островного государства, расположенного в южной части Тихого океана; 100 с небольшим долларов за каждого венесуэльца и около 200 долларов за каждого никарагуанца. Во сколько обошлись тувальцы, пока неизвестно. Без особого риска ошибиться можно предположить, что примерно во столько же, сколько наурцы, потому что численность населения на островах одинаковая — порядка 12 тысяч человек.
Не всякий флюгер угонится
Не так давно у дипломатов появился новый термин — чековая дипломатия. Им обозначают политику в основном карликовых государств, торгующих дипломатическим признанием.
Что заставляет карликов торговать дипломатическими отношениями, наглядно видно на примере того же Науру, запросившего с Москвы за признание в конце 2009 года Абхазии, по информации некоторых газетчиков, ссылающихся на неназванного российского дипломата, социальной и экономической помощи на 50 млн долларов. После того, как на острове начало быстро иссякать его главное природное богатство — фосфаты, на горизонте замаячил финансовый кризис. Конечно, правительство Науру пыталось найти новые источники доходов, но все попытки, включая предложение стать перевалочным пунктом на пути направляющихся в Австралию эмигрантов и вложение миллионов в провалившийся мюзикл в Лондоне, закончились фиаско.
Спасение Науру нашло в… политике. На острове поняли, что дипломатическими отношениями можно торговать так же, как любым другим товаром. В 2002 году Науру разорвало дипломатические связи с Китайской Республикой (Тайванем), установленные еще в 1980 году. Это событие, конечно же, не случайно совпало с обещанием Пекина выдать находчивым и, похоже, не очень гордым островитянам кредит на внушительные для такой страны 130 млн долларов.
Через три года Науру вновь сделало поворот на 180°, разорвало отношения с КНР и в очередной раз, надо думать, не безвозмездно установило их с КР. Такие зигзаги вывели из себя даже выдержанных китайских дипломатов, заявивших, что наурцев не интересует ничего, кроме наживы.
Примеров легкости, с которой относятся к подобным признаниям в южной части Тихого океана, немало. Скажем, Вануату в последних числах весны сначала признало Абхазию, а спустя пару недель… передумало и заявило о разрыве отношений. Справедливости ради следует сказать, что на островах тогда сменилось правительство, и новый премьер Эдвард Натапеи расторг договор, подписанный своим предшественником Сато Килманом, которого снял с поста главы правительства суд.
В свое оправдание вануатцы могли бы сказать, что смена власти — уважительная причина, если бы такой зигзаг с этим островным государством произошел впервые. Но опыт подобных фортелей у Вануату уже имеется — в 2004 году оно признало Тайвань, но через месяц разорвало отношения с островным Китаем и установило их с материковым.
Другой пример — Кирибати, очередное тихоокеанское государство, тоже расторгло дипломатические отношения с Пекином и 7 ноября 2003 года признало Тайбэй. Правда, пока островитяне держатся и назад, к КНР, не вернулись. Наверное, в Пекине махнули на них рукой и решили, что игра, т.е. признание, не стоит свеч.
Война кошельков
Южная часть Тихого океана уже не первый год является полем ожесточенных дипломатических сражений между двумя Китаями: островным и материковым. Пока незначительный перевес на стороне КНР, которую признали 8 из 14 членов (за исключением Австралии и Новой Зеландии) Форума тихоокеанских островов. С Тайванем дипломатические отношения имеют — 6 стран.
Несмотря на то, что положение может в любой момент измениться, потому что некоторые островные государства меняют партнеров, как перчатки, перевес все больше склоняется на сторону Пекина, который сейчас обладает гораздо большими материальными возможностями для покупки бедных стран.
На Кирибати, например, материковые китайцы построили спортивный комплекс стоимостью 5,5 млн долларов, еще один похожий центр за 4 млн долларов они воздвигли на Фиджи, а Вануату подарили два грузовых корабля общей стоимостью 9,4 млн долларов.
Китайские власти помогли открыть торговое представительство Форума тихоокеанских островов в Пекине в 2000 году только после того, как председательство в организации перешло от Палау, признающего Тайвань, к Кирибати, которое в то время еще имело отношения с КНР.
Конечно, чековой дипломатией занимаются не только в Тихом океане, но и в других частях света. В Африке, например, «ветреностью» отличается Либерия, которая в 1989 году поменяла Пекин на Тайбэй, а через 14 лет, в октябре 2003 года, сделало рокировку и вновь установило дипломатические отношения с КНР.
Есть подобные примеры и в Европе: к примеру, в 1999 году Македония признала Тайвань, но в 2001 году перешла к Китаю.
Оставить комментарий