4 июня 2011, Вести.Ru

«Гвинейский шельф». Специальный репортаж М. Бондаревой

Это сейчас он «Джибло». Стопятиметровый гигант, как его называют, «отец» океанского флота Экваториальной Гвинеи. На самом же деле построен он в городе Николаеве, на тех же верфях, где когда-то строили советские авианосцы. Но «происхождение» — не единственное, что связывает это судно с нашей страной (точнее, с Советским Союзом). Матросы и капитан корабля — русские. Работа в прямом смысле «пыльная» и иногда круглосуточная. Выносливость и профессиональное мастерство — вот за что «наших» здесь предпочитают своим. Сегодня это судно — почти единственная «транспортная» связь между островами страны. Палуба полна. Здесь есть все: и местные жители, мигрирующие с одного острова на другой вместе со всем нажитым имуществом (как нам рассказали, это странное «хобби» гвинейцев). И грузы, которые перевозят местные мелкие предприниматели. Гвинея — это на западной (атлантической) стороне Африки. Экваториальной Гвинеей страна стала в 68-м, с обретением независимости после пяти веков испанского колониального владычества. Но даже обретя свободу, Экваториальная Гвинея по-прежнему жила за счет нехитрого экспорта: рыба, кофе, какао, древесина. Основа экономики — мелкие крестьянские хозяйства. Только примитивный ручной труд, результат — соответствующий. За год сбывали менее девяти тонн кофе, не больше тысячи кубометров леса. И это в лучшем случае. Инфраструктура разрушена, голод, эпидемии, население ютится в лачугах. Гвинейцы живут за чертой бедности. И именно в этот момент в поисках деловых партнеров страна наводит мосты в отношениях с Советским Союзом. Здесь и сейчас повсюду видны следы старой дружбы. Даже вертолеты, которые нас ждут, сделаны на московском заводе. Ми-24, он же «крокодил», Ми-26 — он же «корова» — и, конечно, Ми-8 — он за нами и прилетел. Кстати, экипаж «воздушного корабля» тоже наполовину русский. Я запрыгиваю в Ми-8: «Ну что? Полетели!» С воздуха видно, как все изменилось. Стране повезло. Можно сказать, «вытянула счастливый билет»! В 84-м близ Малабо нашли нефть, больше миллиарда баррелей. Это автоматически выводит республику на 40-е место в мировой «табели о рангах». А где нефть — там и газ. Свыше 200 миллиардов кубометров. Экваториальную Гвинею тут же называют «африканским Кувейтом». Иностранные партнеры не заставили себя ждать. Американские корпорации «Маратон», «Эксон-Мобил», «Шеврон», «Амерада Хесс» буквально бились за право осваивать местные недра. Нефтяной бум означает нефтедоллары. Только за первые годы работы Соединенные Штаты инвестировали в местную экономику более 5 миллиардов. В 91-м на шельфе добывают 160 тонн нефти в сутки. В 95-м — уже около полутора тысяч тонн. В конце 90-х стоимость годового экспорта доходит до 25 миллионов долларов. Американцы спешно начинают разрабатывать новое месторождение — Зафиро. Нефть становится основной статьей дохода Экваториальной Гвинеи. Гвинейский залив. Это место можно считать в прямом смысле центром мира — именно здесь пересекаются экватор и нулевой меридиан. Но все же основная «ценность» этого залива вот в этих нефтяных вышках и платформах. Каждый день здесь добывают порядка 350 тысяч баррелей и при таком же темпе только разведанных запасов должно хватить на 150 лет. Именно поэтому Гвинейский залив по значимости очень часто приравнивают к Мексиканскому. Кстати, в плане распределения нефтяных доходов у гвинейцев есть чему поучиться. Страну не узнать. Во-первых, население выросло почти втрое! За каждого ребенка — премия от государства. С получением образования социальный бонус растет. Теперь благодаря добыче нефти в Экваториальной Гвинее стало больше ресурсов, и важно правильно ими распорядиться. Важно направить эти ресурсы на развитие базовых отраслей промышленности. Инвестировать в то же развитие сельского хозяйства, развивать животноводство. Очень важно и образование. Обучение, пожалуй, — основная задача. Даже сейчас иностранные компании стараются местных на работу не брать. Во всяком случае — не подпускать к высокотехнологичному производству. Предпочитают более квалифицированных филиппинцев, испанцев, португальцев, китайцев… и русских, конечно. И действительно, при всем развитии экономики в сельской местности встречаются гвинейцы, которые пугливо сбегают от съемочной группы. Оказалось, камеры испугались. Говорят, она отбирает жизнь! Такая вот индустриализация… Зато размах строительства впечатляет. Прямо посреди джунглей — безупречные дороги, мечта любого автомобилиста. Вместо тростниковых бунгало — вполне себе европейского вида виллы. И все это появилось за последние 8-9 лет. Цементные заводы не справляются. Производство цемента — что называется, в две смены. «Если не будет цемента для строительства, у нас не будет ничего. Наша страна потребляет около 1 млн тонн цемента в месяц — это очень много для нас, и заказы постоянно растут. Эта фабрика производит 280 тысяч тонн, и мы планируем расширять производство, т.к. уже перестаем справляться с заказами», — говорит Фаустино Ндонг Эду, главный инженер цементного завода. В общем, полстраны — одна большая стройка. Вот и огромный стадион заложили — панафриканские игры проводить.
Между прочим, гвинейская промышленность — не только добыча нефти. Растет в мире спрос на метанол — тут же строят метаноловый завод. Кстати, на традиционном для страны экспорте нефть крест не поставила. Какао, кофе и, конечно, древесина — по-прежнему важные статьи доходов. Гвинея славится ценными тропическими породами дерева. До открытия нефтяных месторождений основным производством здесь была обработка древесины. Это тропические сорта деревьев — они очень прочные и тяжелые: каждое такое бревно весит порядка 40 тонн. А делают из него вот такие деревянные пластины, которые потом можно использовать в строительстве. И вот такими упаковками древесина идет на экспорт — в основном в Европу. Промышленность подтянула за собой энергетику. Старые тепловые станции с таким количеством новых предприятий просто не справляются. Поэтому строится новая ГЭС. Специально для энергоснабжения будущих заводов. Кстати, это еще и очень живописное место. Энергию здесь получают от водопада. (Называется он, между прочим, так же, как известный местный корабль — Джибло). При этом деньги в стране считают. И национальные богатства иностранцам запросто не раздают. Пришла в республику работать зарубежная компания, открыла свое предприятие — пожалуйста! Но по закону больше 50%, то есть контрольный пакет, принадлежит государству. Гвинейцы вообще не прочь переложить часть своих расходов на тех, кто зарабатывает на сырье. К примеру, та же американская «Маратон ойл» ежемесячно отчисляет деньги (13 тысяч долларов) на содержание посольства Экваториальной Гвинеи в США. Или вот масштабная жилищная программа. Крыши из пальмовых листьев меняют на алюминиевые — учитывают стопроцентную влажность и частые ливни, которые могут идти неделями. При этом кампанию по замене крыш частично спонсируют те же нефтяные магнаты. Но это не единственная «выгода» для местных. Такие программы — хорошие помощники в борьбе с безработицей. Вот, например, завод по производству этих самых крыш. А это уже сотни рабочих мест. «У нас живут очень бедно, я недавно закончил учиться, все мои одноклассники сидят без работы. Хорошо, когда есть чем заняться, плюс зарабатываю, конечно, — у нас с деньгами худо», — рассказывает Гаминго Митео, рабочий завода по производству алюминиевых крыш. Государство небольшое — так что президент все важные строительные объекты инспектирует лично. По уточненным данным, в Экваториальной Гвинее проживает меньше полутора миллиона человек — это примерно как население Новосибирска. Впрочем, для статистики это скорее плюс. Позволяет похвастаться стремительным ростом ВВП. Если пересчитывать на душу населения, то на каждого человека приходится почти 38 тысяч долларов — 26-е место в мире. Конечно, повторить небывалый взлет 97-го года, когда гвинейский ВВП взлетел на 154%, республика уже вряд ли сможет. Самые густые сливки с нефтяных месторождений уже сняли. Но и во втором тысячелетии, несмотря на замедление темпов, есть чем гордится. В 2004-м — плюс 45%, в 2007-м — 25%, в кризисном 2008-м — 13%. Не в новинку Экваториальная Гвинея и российским компаниям. Присматривались давно. «ЛУКойл» вел переговоры с 2006 года — пока результатов не добился. Слишком уж большая фора у американских компаний. А вот «Газпромнефть» прошлым летом сумела договорится с GEPetrol о разработке сразу двух участков на шельфе — инвестиции на три миллиарда долларов. И сейчас президент Мбасаго едет в Россию на встречу с Дмитрием Медведевым. И не только как председатель Африканского Союза, но и договариваться о новых совместных проектах. «Наши отношения с Россией никогда на самом деле не прерывались. Россия всегда нас поддерживала в сферах обороны и безопасности, которые так важны. И мы готовы к серьезному расширению экономических отношений с Россией. С президентом Медведевым предстоят серьезные переговоры. Основа наших отношений — это принцип взаимовыгодности. Мы заинтересованы в российских технологиях, но мы думаем, что в Экваториальной Гвинее тоже есть то, что может заинтересовать Россию, — наши природные ресурсы», — говорит президент Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианг Нгема Мбасого. Пока российское присутствие в Африке не слишком велико, в отличие от тех же Штатов. Если смотреть на карту, картина такова: Россия помимо Экваториальной Гвинеи более-менее «осваивает» Гамбию, Сьерра-Леоне, Кот-Д’Ивуар, Гану, Зимбабве, Мозамбик и Эритрею. То есть наши интересы — прежде всего металлы и нефть. Для сравнения, американские компании континент буквально заполонили. Или вот еще одна сфера сотрудничества с теми же гвинейцами — туризм. Роскошные пляжи? Есть. Красоты природы? Предостаточно. Национальный парк Monte Alen — настоящее сокровище. Даже гольф-куророт в наличии. В отличие от многих африканских стран, в Экваториальной Гвинее вооруженные конфликты остались в прошлом. Основная религия — христианство, католицизм, если точнее. Но со своим «почерком». Только вот инфраструктура развита слабо. «Мы сейчас инвестирует значительные средства в инфраструктуру туризма. Строятся аэропорты, порты, другие объекты инфраструктуры — гостиницы, места, где туристы могли бы развлекаться. В нашей стране прекрасные пляжи, но их надо обустроить. Хотим развить и экологический туризм: значительная часть нашей территории — национальные парки, охота на некоторых животных запрещена — для туристов у нас есть все прелести дикой природы», — говорит президент Мбасого. О. Кориско считается жемчужиной Гвинейского залива. Тут сейчас полным ходом идет стройка. Собираются делать туристический центр. Место достаточно дикое и аутентичное. Но при этом уже заканчивается строительство взлетно-посадочной полосы. Строятся гостиницы и бунгало. И, как обещают власти, уже через год все будет готово! И в самом деле, при виде местных красот с вертолета дух захватывает. У Гвинеи действительно есть все шансы сделать не только нефть, но и туризм основой своего благополучия. Главное, чтобы нефтяная эйфория не помешала ими воспользоваться.
Оставить комментарий

Главное по темам

Пенсионную систему предложили радикально изменить

13:46

Доходы России от экспорта нефти выросли на 29%

15:36

У россиян «отнимут» мелочь

14:52

Эксперты оценили шансы рубля на укрепление

14:27

Бывшие брокеры зарабатывают на Brexit в Люксембурге

14:31

Видеоновости

Статьи

По секрету: как продают запрещенные товары

Раскрываем для вас «секреты» в подборке деловой прессы: Как продают запрещённые для рекламы товары Сооснователь Dark Market Agency Александр Сопенко раскрывает уловки для обхода запрета на рекламу сигарет, алкоголя и…

Санкции Запада оказались «тупым оружием»

Экономические санкции в отношении России можно считать эффективными, потому что из-за них многие предприятия не могут продолжать работу в обычном режиме, полагают исследователи Амстердамского университета.

Победа Украины, которой не было

В ДНР сообщают, что украинская армия готовится к наступлению. Ранее ВСУ уже вошли в два поселка в нейтральной зоне и объявили это победой.

Как «отряд самоубийц» Пентагона собирался сражаться с СССР

На случай если бы холодная война переросла в настоящую, у США в Западном Берлине, окружённом со всех сторон советскими войсками, было особое подразделение спецназа, пишет The National Interest.

Вступились за своих. Как Россия помогла Сирии победить

Два года новой войны — малой кровью и на чужой земле. Тысячи боевых вылетов, десятки тысяч уничтоженных экстремистов и объектов их инфраструктуры, сотни освобожденных городов и поселков.

Фоторепортажи