В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Деньги пахнут: инспекторы сделали навоз оружием против фермеров

Деньги не пахнут – слова эти приписывают древнеримскому императору Веспасиану. Это он в самом начале нашей эры ввел налог на общественные туалеты. Им облагалось содержание и посещение уборных, которые римские граждане использовали не только для отправления естественных надобностей, но и для общения. В наши дни платные общественные туалеты существуют повсеместно, еще и налог на отходы жизнедеятельности животных добавился. Все детали у специального корреспондента «МИР 24» Глеба Стерхова.

Деньги пахнут: инспекторы сделали навоз оружием против фермеров
Фото: Мир24Мир24

Видео дня

«Вы мне можете сказать или вы не погружаетесь так глубоко в навоз? Это не царское дело?» – возмутилась спикер .

Пожалуй, никогда еще в Совете Федерации России не обсуждали вопрос столь остро и неприятно пахнущий. Новости о делах этого свиноводческого комплекса, что в , дошли до самого спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. Предприятие в двадцатке лучших по стране, покрывает две трети потребности мяса в регионе, да еще по всей России поставляет. Попутно производит удобрение из навоза для своих же кормовых угодий.

«В навозные ванны добавляются дезинфицирующие средства, то есть получается, что навозные стоки обеззараживаются. Сертифицированное обеззараженное сырье поступает уже для дальнейшей переработки и получения органического удобрения», – отметил заместитель директора по экологии свинокомплекса ООО «Гвардия» Виктор Саленко.

Так почти 20 лет и проработали, пока не пришла проверка от Росприроднадзора. Она выявила, что побочный продукт разведения свиней – навоз – является не удобрением, а «опасным отходом производства» и за возможный ущерб природе надо заплатить.

«Вначале называлась сумма 7,5 миллиардов, потом они откорректировали – девять миллиардов 126 млн 740 тысяч рублей. Ну, это как бы безумие», – сказал заместитель руководителя исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации России .

«При том, что у него годовой оборот пять миллиардов рублей. То есть почти два годовых оборота было вынесено просто из-за того, что предприятие пользовалось одной документацией, по которой они не должны были платить, поскольку они производят навоз, а регулятор вынес другое решение, о том, что они должны были платить», – подчеркнул генеральный директор Национального союза свиноводов России .

При этом сами ревизоры ведь действовали строго по регламенту!

«В 2015 году были внесены поправки в законодательство природоохранное, в результате которых деятельность по обращению с навозом и пометом стала признаваться как обращение с отходом производства. Отсюда все эти требования, весь этот пролетарский масштаб», – отметил Синельников.

Согласно каталогу, утвержденному приказом Росприроднадзора: свиной навоз и птичий помет это не что иное, как отходы третьего класса опасности. Эти продукты жизнедеятельности животных поставили в один ряд с ацетоном или моторным маслом и дизельным топливом. После их воздействия экологическая система нарушается и для ее восстановления требуется лет 10, если не больше. А навоз крупного и мелкого рогатого скота – это четвертый класс. Чуть менее, но тоже вредный для экологии. Такой же, как алюминий, метан, аммиак, этиловый спирт. После таких загрязнений экология восстанавливается не менее трех лет.

«В соответствии с этим, во-первых, нужно получать лицензию на его использование. Во-вторых, нужно платить, поскольку это отход, который воздействует на окружающую среду. Нужно платить за негативное воздействие на окружающую среду», – заявил Юрий Ковалев.

Лицензирование – длинный список бюрократических процедур: экспертизы, регламенты, проектная документация. Оформление в сумме займет не меньше года и обойдется от миллиона рублей. Плюс к этому нужно заиметь специальный полигон для хранения и утилизации, а еще обученный персонал для работы с опасными веществами. Правила едины для всех: и для большой фермы, и для деревенской семьи с домашней скотиной в хлеву.

Ставропольское предприятие в итоге отстояли. После сотни судебных заседаний и вмешательства из . Но проблема для отрасли осталась, взять тех же «птичников». У них ведь несушки тоже не только яйца производят.

, крепкое хозяйство. С начала «нулевых» растут стабильно. 120 тысяч кур-несушек, миллион в месяц мясного поголовья. Для этого у них три тысячи гектаров собственной земли для кормовых посевов. Ее нужно удобрять и, конечно, свой же помет подходит как нельзя кстати. Тот самый, который третьего класса опасности.

«Технология такая: мы помет собираем в бурты. И в течение года идет хранение этого помета, идет его согревание. И превращается он в удобрение. Спустя год мы используем его как органическое удобрение на своих полях», – объяснил директор комбикормового завода ООО «Велес Агро» Руслан Рыбальченко.

Этому предприятию повезло – штрафовать не приходили. Но на протяжении последних шести лет риск оказаться нарушителем у каждого, кто держит птицу или рогатый скот.

«Несмотря на неоднократные разъяснения о безопасности применения органических удобрений на полях, контрольно-надзорные органы не принимают эти разъяснения во внимание», – заявил член Совета Федерации России .

Контрольно-надзорные органы тоже понять можно, они руководствуются законом. А письма с разъяснениями Минсельхоза о том, что животноводы навоз используют как удобрения, и их штрафовать не надо – всего лишь рекомендации. Так и жили в противоречиях между ведомствами, пока не возник риторический вопрос.

«Почему вы не занимались раньше этой проблемой, она же не вчера возникла. Почему? Объясните мне, почему закон не подготовили? Почему в правительстве не добились защиты отрасли, почему так все это происходит?» – возмутилась Валентина Матвиенко.

«Мы как могли, отрасль поддерживали, мы на самом деле и финансовыми инструментами, и регуляторикой поддерживали. Но базово регулирует . Мы старались всегда найти золотую середину, слыша коллег о том, что проблема действительно тоже есть», – сказал замминистра сельского хозяйства РФ .

А ведь и без штрафов и проверок переработка в удобрение – сложный, дорогой и ответственный процесс на каждом этапе, начиная с уборки сырья, последующей транспортировки на территорию для хранения и заканчивая обработкой. В специальных «лагунах», изолированных бетонных емкостях, эти коровьи отходы выдерживают минимум полгода, проводят обеззараживание. Потом разделяют на жидкую и твердую фракции. В итоге по подземному трубопроводу доставляют на место назначения в виде полезного натурального продукта.

«Через насосы и шланговые системы от комплекса и непосредственно от лагун в нескольких километрах это вносится как жидкое удобрение в те поля, которые предназначены для дальнейших посевных площадей», – отметил директор западного филиала ООО «Калужская нива» Евгений Вавилин.

Так это в идеале и должно работать. И штрафовать таких добросовестных хозяйственников не за что. Именно для них разработали новый закон, где все и для всех четко прописано.

«Наш закон никоим образом не нацелен на то, чтобы ухудшить экологическое состояние. Суть его будет заключаться в том, что отходы жизнедеятельности – это не отходы производства. Это продукт сельского хозяйства. Такой же, как мясо, молоко, но при условии, если ты четко выполняешь требования технического и технологического регламента», – подчеркнул заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию .

В Европе к продуктам жизнедеятельности животных относятся просто. Там навоз даже выдерживать и обрабатывать необязательно. Можно хоть прямо из-под буренки на поля бросать. В странах СНГ тоже мягкие требования.

В с прошлого года новый экологический кодекс. Там ответственность лишь за складирование отходов вне специальных мест. А лицензия нужна только предприятиям, которые занимаются масштабной переработкой. А в и вовсе обращение с такими отходами не регламентировано. Кто хочет навозом землю удобряет, кто-то превращает его в прибыль: отправляет на переработку в киловатты.

Весь процесс автоматизированный. Роботы помещают навоз в яму, а уже оттуда по трубам отправляют его на биогазовую станцию. Ежедневно туда поступает около 300 кубометров топлива.

«Это происходит без доступа кислорода, в ферментерах, где методом сбраживания вырабатывается бактериями метан, так называемый биогаз», – объяснил начальник биогазовой установки Лебедевской мини-ТЭЦ Евгений Храповицкий

Газ сжигают, он крутит турбины генераторов. Установка за час дает столько энергии, сколько за месяц тратят в двухэтажном особняке. Общая мощность станции 500 киловатт.

Это племенной завод «Первомайский» под . Почти две с половиной тысячи коров и телят. Каждый день от них 100 тонн навоза. И теперь нет проблемы, куда его девать. На предприятии решили перенять европейский опыт.

В минувшую среду открывали экспериментальный комплекс. Он превращает навоз не только в удобрение, но и в газовое топливо. Получается 140 киловатт в сутки. Все хозяйство хватит запитать. Никаких отходов – один сплошной доход.

«Максимально полезное сырье, потому что благодаря открытию навозоперерабатывающего комплекса мы на 100% используем навоз, который считался отходами до этого», – отметил и.о. главного зоотехника племенного завода «Первомайский» Василий Штокгрин.

Остальные уповают на депутатов. Поддержит ли призыв Валентины Матвиенко, вопрос пока с открытым финалом. В лучшем случае после голосований и согласований новый закон вступит в силу не раньше 1 января 2023 года.