Счетная палата оценила, как проводят экологическую реабилитацию Волги 

Главная российская река Волга превратилась в сточную канаву. Промышленных отходов в нее стали сбрасывать меньше, но вода настолько загрязнена, что представляет опасность для здоровья человека, констатируют аудиторы . Под угрозой и воспроизводство рыбных ресурсов. При этом чиновники вместо проведения природоохранных мероприятий тратят деньги на уборку своих кабинетов, а также выплату зарплат и премий.
Аудиторы Счетной палаты РФ проверили, как правительство и региональные власти реализуют нацпроект «Экология», и в частности, проводят мероприятия по оздоровлению реки Волги и всего Волжского бассейна (реки Ока, , Кама, Сура и другие). Контрольный период — с 2017 по 2020 годы.
По уточненным данным, на территории бассейна Волги проживает более 40% населения , здесь сосредоточено около 45% промышленного и 50% сельскохозяйственного производства. Ежегодный объем грузоперевозок составляет около 6 млн тонн. В 1930–1980 годах был создан Волжско-Камский каскад гидроэлектростанций (13 гидроузлов и водохранилищ). Зарегулирование речного стока привело к катастрофическим последствиям для всей экосистемы Волги.

«Одной из ключевых проблем бассейна Волги является низкое качество воды», — отмечается в отчете СП (имеется в распоряжении «Газеты.Ru»).

Не пей, козленочком станешь
Большинство водотоков и водоемов бассейна Волги на протяжении десятилетий характеризуются третьим и четвертым классами качества воды («загрязненная» и «грязная»). Берега российских рек заполнены трубами с промышленными стоками.

«Наиболее напряженная ситуация сложилась в бассейне реки Оки, главным образом в реках Москва и Клязьма», — утверждают аудиторы.

Основные загрязняющие вещества в российских реках — соединения железа, меди, нефтепродукты, фенолы, органические вещества, аммонийный и нитритный азот, соединения цинка и марганца.
Другой не менее важный источник загрязнения речной воды — так называемые диффузные стоки. Как пояснили «Газете.Ru» в Счетной палате, диффузное загрязнение рек — это когда вредные вещества попадают в водные артерии не по трубам от заводов и фабрик, а просачивается через почву от сельхозугодий с их химикатами, бесконтрольно попадают в русла рек с городских улиц и дорог, из кафе и ресторанов, служб бытового обслуживания, магазинов, АЗС.
Изучив ситуацию с качеством воды за последние 10 лет аудиторы делают парадоксальный вывод: «Многолетние наблюдения свидетельствуют о снижении с 1990-х годов объемов сброса загрязненных сточных вод в бассейн Волги более чем в два раза, что существенно не повлияло на качество воды в бассейне». То есть, загрязнений на фоне сворачивания вредных производств стало меньше, но вода все равно загрязнена и отравлена, непригодна для питья — ни в верховьях Волги, ни, тем более в устье, в .
Рыбы не осталось
В отчете СП также отмечается, что «ухудшились условия воспроизводства рыбных популяций», в том числе в районах, где имеются ГЭС.

«Не определена периодичность расчистки каналов-рыбоходов и каналов нерестовых массивов с учетом гидрологических особенностей, режима и объемов обводнения нерестилищ. В результате расчистка осуществляется на одних и тех же объектах, а 6 из 24 каналов-рыбоходов протяженностью 115,9 км остаются нерасчищенными», — говорится в отчете СП.

Под угрозой находится существование и воспроизводство около 70 видов рыб, из них 40 промысловых».
Аудиторы выяснили, как регионы, по которым протекает Волга, проводят ее экологическую реабилитацию.

«Комитетом природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Волгоградской области средства федерального бюджета на сумму 8,6 млн рублей, предоставленные в форме целевых субсидий и субвенций на расчистку природных водных объектов, были направлены на текущие расходы (выплаты персоналу, на аренду офисных помещений, приобретение мебели, услуги по уборке помещения, на покупку автомобиля УАЗ Patriot и т.д.», — следует из документа.

Нецелевое использование средств, предназначенных для улучшения экологии — это еще половина беды.
Аудиторы СП выяснили, что деятельность региональных и муниципальных властей при проведении природоохранных мероприятий «характеризуется низким уровнем прозрачности», что в свою очередь не позволяет «обеспечить возможность контроля и мониторинга их деятельности».
Всего в бассейне Волги расположены 40 регионов, но только 16 из них задействованы в федеральных программах по экологии.
Жидкие отходы против твердых
Общественный бизнес-омбудсмен по экологии считает, что из всех экологических проблем, имеющихся в России, наибольшую тревогу вызывает как раз состояние Волги и ее многочисленных притоков. Воду из них используют в качестве питьевой, а это реально опасно.

«Реализация федеральных проектов «Оздоровление Волги» и «Сохранение уникальных водных объектов» сегодня вызывают наибольшую озабоченность. Основные усилия направлены на улучшение состояния почему-то только объектов на Средней Волге (от впадения Оки до впадения Камы), но вредные сбросы есть и на Верхней Волге, и в устье. Но только комплексное приведение в порядок всей системы водоочистки может дать эффект», — говорит Неверов.

По данным омбудсмена, ежегодно около 3 млн кубометров загрязненных стоков продолжат поступать в Волжский бассейн.
Он отмечает, что нацпроект «Экология» только начал давать плоды, но власть теперь сосредотачивает усилия не на диффузных стоках и жидких промышленных отходах, а на модной теме ТКО — твердых коммунальных отходах. Но, конечно, это лучше, чем ничего не делать еще 20 лет.

«В октябре наконец-то было принято постановление правительства (N 1657 «О Единых требованиях к объектам обработки, утилизации, обезвреживания, размещения твердых коммунальных отходов»). Отходы теперь должны проходить термическую обработку или быть обезврежены с помощью компостирования. Для их утилизации строят промплощадки компостирования. Спецтехника формирует бурты из органических отходов и вносит в них термофильные бактерии, это позволяет за 14 дней разложить органику и уничтожить патогенную микрофлору. Но стоит такая площадка немалых денег — 150 млн рублей», — уточняет Неверов.

Эколог, член межрегионального союза «За химическую безопасность» и житель Нижнего Новгорода убежден, что один из основных источников загрязнения Волжского бассейна, — это как раз диффузные и ливневые стоки. «Ливневки», которые есть во всех российских городах, находящихся на берегах рек, никак не очищаются от нефтепродуктов, металлов или бытовых и коммунальных отходов.

«С середины 1990-х до середины 2000-х действовала федеральная целевая программа «Возрождение Волги». В рамках которой были построены заново или модернизированы изношенные к тому времени очистные сооружения десятков российских городов и райцентров по берегам Волги. А потом все заглохло. Сейчас правительство запускает новый федеральный проект. Но, на мой взгляд время уже упущено», — говорит Левашов.

Он знает несколько так называемых «источников накопленного экологического вреда», то есть, места сбора промышленных отходов. Их никак не могут переработать, очистить хотя бы частично. Между тем, некоторые из таких промышленных помоек находятся даже в водоохранных зонах.
Из-за ужасной экологии в Волге почти не осталось рыбы. А ту, что еще есть, вылавливают бесконтрольно частные предприниматели — рыбартели.

«Браконьеров сейчас стало гораздо меньше. Зато появились артели, получившие рыбопромысловые участки. Круглый год выгребают там сетями в несколько раз больше положенного лимита. Контроль за ними, как это зачастую бывает в России, ведется исключительно на бумаге», — говорит эколог.

«Я человек в возрасте, рыбачу с 6 лет. И такого безрыбья на Волге и Оке, как за последние 10 лет, никогда не видел. Даже в те советские годы, когда сельские дядьки «хулиганили» с сетями, а заводы напропалую круглосуточно сбрасывали неочищенные стоки, превращая великую русскую реку в самую большую сточную канаву», — сокрушается эколог.

Член экспертного совета при комитете по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям считает, что с советских времен в природоохранном законодательстве утвердился такой алгоритм: учитывать загрязнения рек и озер только на основании отчётности промышленных предприятий.

«Но сегодня источников загрязнения намного больше, а осознание своей ответственности у некоторых предпринимателей, к сожалению, все меньше. Чрезмерно агрессивное землепользование с использованием различной инновационной химии, может нести вред ничуть не меньший, чем неочищенный сброс с предприятий», — говорит Калмыков.

Конечно, многие не заинтересованы в обновлении методик учёта экологических нарушений, понимая, что это приведет к росту ответственности и бизнеса и чиновников, не говоря уже о финансовых расходах, добавляет эксперт.
Комментарии 66
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео