Ещё

Уловки застройщиков и одноразовые вещи. Что не дает улучшить нашу экологию 

Фото: АиФ
Руководитель общественной организации «Центр экологической политики» Виктория Лабзукова рассказала, как застройщики обходят законы об охране природы и почему в Воронеже уменьшилось количество зеленых зон.
Вонь есть, нарушений нет  Анастасия Ходыкина, «АиФ-Черноземье»: Виктория Михайловна, сейчас много говорят об экологии. Неужели дела так плохи?
Виктория Лабзукова: Действительно, в последние годы проблемы экологии интересуют многих. В нашем городе тому причиной несколько факторов. Например, недовольство жителей вызывает строительство жилья на территории зелёных зон. Под застройку вырубается лес в районе Ямного, Подгорного, не снят вопрос с вырубкой яблоневого сада… Стало модно строить дома у береговых линий рек и водохранилища, хотя по закону водоохранная зона должна составлять 20 метров, на этом расстоянии нельзя вести никакую хозяйственную деятельность.
— Застройщики идут на нарушения закона?
— Сейчас они приноровились делать так, что нарушений якобы нет. Находят в законе разные лазейки. Например, написано — «строительство многоэтажных домов запрещено», а строить одноэтажные, значит, можно. Или запрещено возводить стационарные объекты, а если сделать без фундамента — пожалуйста. Но в любом случае идёт уничтожение деревьев. Сейчас застроено очень много таких территорий, вырублена береговая растительность. Дальше — больше: власти решили строить дорогу через Нагорную дубраву. Жители выступают резко против, создана инициативная группа, однако, к сожалению, с мнением людей у нас не всегда считаются. А ещё воронежцы часто жалуются на запах от очистных сооружений. Однако Роспотребнадзор, который делает замеры воздуха на вредные вещества, констатирует: допустимые нормы не превышены. Вонь есть, нарушений нет. Как такое возможно?
В целом же нельзя утверждать, что в Воронеже сложилась неблагоприятная экологическая обстановка. Особенно если почитать документы экологических контролирующих органов, в которых всегда всё хорошо.
Где зелень?
— В центре города зелени тоже стало меньше…
— Да, и это особенно хорошо заметно летом. Раньше гулять по Плехановской было комфортно — а сейчас нет спасения от солнцепёка. Дело в том, что срок жизни пирамидальных тополей и кипарисов, которые повсеместно высаживали в городе, недолог, и многие эти деревья перешли в разряд аварийных. Их вырубают, а на их месте что-то строят или организуют парковки. Конечно, если послушать отчёты чиновников, то каждую весну и лето высаживают новые саженцы. Но даже если те не засохнут, они всё равно не заменят деревья, которым было по 30-50 лет.
Недавно мы обратили внимание на ещё одну причину массовой гибели деревьев: тротуары у нас всё больше обкладываются брусчаткой, при этом приствольную лунку делают диаметром всего 20-30 см, а она должна быть примерно размером с крону, иначе растение не получит достаточно влаги. Будем заниматься этой проблемой.
— Прошлый год был объявлен Годом экологии. Есть какие-то достижения, которые можно отметить?
— Люди становятся экологически грамотнее. А город — чище. В прошлом году очень много организаций включилось в дело охраны окружающей среды — проводили дополнительные посадки, расчистку мест массового отдыха… Много времени уделялось экологическому просвещению в школах. Думаю, в этом году всё это будет продолжено. Например, нам уже начали нести батарейки, в прошлом году мы провели хоть и однодневную, но масштабную акцию по их сбору. Между прочим, батарейки в качестве отходов — это второй класс опасности. Если они попадают в почву и разлагаются, то выделяют очень вредные вещества.
Считаю важным, что в 17 пилотных воронежских школах поставили контейнеры для сбора пластика, какие уже есть во многих спальных районах. Пластик не считается вредным отходом, но срок его разложения — более 200 лет, к тому же это ценное вторичное сырье. До конца года хотим во всех городских школах поставить эти и другие контейнеры, например, для сбора бумаги. Мы как Центр экологической политики внедряем принцип раздельного сбора мусора все 18 лет нашей работы. Но в прошлом году, когда подключилось управление экологии, дело пошло намного быстрее.
Сортировать — дешевле
— Проблема мусора — одна из самых острых сейчас?
— Полигоны у нас быстро переполняются. И так во всём мире. Обратите внимание, если раньше тара была возвратная, все советские люди сдавали бутылки от молока, лимонада, то сейчас появилось очень много одноразовой посуды. К тому же с 1 января 2019 года будет запрещено на полигонах захоранивать отходы вторсырья — стекло, бумагу, пластик. Поэтому в Воронежской области собираются построить восемь мусоросортировочных комплексов. И один из них, под Воронежем, планируют запустить уже в этом месяце.
Какая поддержка ожидается от властей? Сейчас, например, предприниматели, которые установили сетки для сбора пластика, столкнулись с тем, что управляющие компании стали требовать с них деньги за аренду места под эти контейнеры, разгорелся конфликт.
— Говорят, что повысятся тарифы за вывоз мусора?
— Однозначно, и это произойдёт уже в этом году. Система оплаты меняется полностью: если раньше жильцы платили только за вывоз мусора, а организации, доставлявшие его на полигон, — за негативное воздействие на окружающую среду, и деньги должны были идти на рекультивацию этих полигонов, то сейчас плата за негативное воздействие на окружающую среду ляжет и на население. В некоторых регионах, где уже перешли на новую систему, оплата за мусор возросла почти в три раза. А значит, существует опасность, что увеличится количество стихийных свалок. С другой стороны, есть и стимулирующие меры: плату с жителей должны уменьшить, если они раздельно собирают мусор. Но кто это будет отслеживать — непонятно.
И больше меня беспокоят даже не жители, а мелкие организации, например, частные автосервисы. По законодательству их толком не проверяют, а отходов у них образуется много — это и гаражные шины, и ёмкости от масел. Куда они всё это девают, неизвестно.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео