В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Сезон охоты на людей: вернуться из Гвинейского залива живым

Спасение, на которое уже не рассчитывали: 26 октября моряки российского противолодочного корабля "Вице-адмирал Кулаков" пришли на выручку украинцам — в основном из них состоял экипаж панамского контейнеровоза Lucia, следовавшего водами Гвинейского залива, считающегося самым опасным в мире. Посреди дня судно атаковали две пиратские лодки. Команда забаррикадировалась во внутренних помещениях и направила сигнал о помощи, доверившись случаю. Морские разбойники этого берега известны тем, что охотятся не на грузы, а на людей. Если бы в зоне досягаемости не оказался крупный военный корабль, моряков ожидало бы испытание: многонедельное пребывание в плену, побои и пытки. Осенним днем 2021-го украинцам повезло.

Сезон охоты на людей: вернуться из Гвинейского залива живым
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

Пиратская вахта

Арифметика западноафриканского пиратства достаточно наглядна, чтобы научить принимать разбой у далекого южного берега всерьез. В 2020 году 50% (из 375) нападений на море произошли в акватории Гвинейского залива. С 2015 по 2020 год количество атак возросло почти вдвое и резко обозначилась специализация преступников: захват моряков в плен. В 2019-м пираты южного берега сосредоточились почти исключительно на похищениях членов экипажа: 90% из них, случившихся в тот год (121), произошли в Гвинейском заливе. Обороты скакнувшей вверх торговли людьми стали известны благодаря оценке экспертов Балтийского международного морского совета (BIMCO): $40–50 тыс. за каждого попавшего в плен. Но даже если средства переведены, безопасность заложников не гарантирована: из дельты , где их держат в плену, выбираться приходится без посторонней помощи, на свой страх и риск. Опасностей и препятствий на этом пути не миновать.

Именно потому реакция чудом избежавших плена моряков (одного россиянина, одного гражданина и 20 украинцев) была настолько восторженной. "Все поднялись на верхнюю палубу, горячо приветствовали, благодарили, просто кидались обниматься на морскую пехоту за спасение", — рассказывает командир отряда боевых кораблей Северного флота капитан 1-го ранга Станислав Варик.

Непосредственно перед этим "Вице-адмиралу Кулакову" довелось провести спецоперацию на море. Первым выслали вертолет, которому пришлось пробиваться сквозь тропический дождь, а затем на лодке прибыл штурмовой отряд. К этому времени пираты уже обратились в бегство. Но "Лусию" все равно обыскали. И только когда безопасность команды была обеспечена, ее эвакуировали из внутренних помещений. О преследовании пиратов речи не шло.

Слово пиратское свято?

Судьба другого корабля, шедшего опасными водами, турецкого "Моцарта", сложилась иначе — она напоминает триллер с плохим концом. В январе 2021-го судно подверглось атаке у нигерийских берегов. Члены экипажа забаррикадировались во внутренних помещениях и подали сигнал бедствия, но на помощь им никто не пришел. 6 часов длилась осада их кабины, пока пираты не взяли ее штурмом. Инженер, гражданин , погиб от случайной пули. 15 турецких моряков увезли в плен. Их ожидала дельта Нигера.

Как и во многих подобных случаях, обнаружилось, что сам корабль не представлял для разбойников никакой ценности. На борту оставили трех моряков, которые, оправившись от пережитого, отвели судно в ближайший порт. От них же и стало известно о нападении. Начались переговоры, в которых задействовали группу посредников из Европы. По-видимому, за моряков выплатили выкуп, поскольку уже через месяц они покинули Африку. Но подробности этой сделки, как и многих других ей подобных, не попали в прессу.

Редкое исключение из правил, когда сведения об африканском плене все же стали известны в подробностях, — история индийского матроса Анкита Худы, напечатанная в of India в 2019 году. Ее отправная точка — все тот же захват внутренних помещений пиратами. После него Худе, по его словам, завязали глаза и заставили сесть в лодку. Вместе с собратьями по несчастью он провел многие недели в плену, питаясь макаронами и соленой водой. Тарелку ставили одну на пятерых, поэтому все похищенные были изнурены от голода. Похудевшему моряку иногда сообщали о непростом ходе переговоров: первоначально за него запросили миллион долларов, затем сумму снизили, но и она не поступала. Сколько в итоге было выплачено, неизвестно: судовладелец утаил это от Худы. Другие подробности о жизни в плену сообщает то же издание Times of India: пираты охотно пользуются мобильными телефонами, заставляя похищенных разговаривать со своими родственниками и молить их о помощи. Иногда, чтобы ускорить поступление выкупа, в ход идут пытки.

Денег, и немедленно

Комментаторы сходятся во мнении, что побудительные мотивы, движущие пиратами Гвинейского залива, почти исключительно экономические. В дельте Нигера нет "ни работы, ни денег, ни надежды […] и поскольку общество не смогло обеспечить молодежи никакого будущего, она и устремилась к морским грабежам как к спасению", — говорит Фегало Нсуке, лидер племенной группы на берегу Гвинейского залива. Фридом Онуоха, предподаватель политологии Нигерийского университета в городе Нсукка, в разговоре с также сделал акцент на материальных стимулах преступников. "Нет никаких свидетельств того, что за действиями пиратов стоят какие-либо политические идеи или религиозные идеалы. Нет, это в самом чистом виде криминальные банды, движимые желанием наживы: заработать побольше денег похищениями на море", — рассказал Онуоха.

Отсутствие другого интереса, кроме финансового, побуждает пиратов гибко подходить к своей тактике. В наши дни падение цен на энергоносители обусловило с их стороны потерю интереса к нефти. Онуоха объяснил это так: "За последние два десятилетия морской разбой в Гвинейском заливе серьезно менялся, особенно это заметно по его целям и изощренности атак. В поздние 1990-е это были слабо организованные операции, проводившиеся плохо вооруженными людьми. С 2000-х оснащение улучшилось, продуманность возросла. Основной целью тогда была нефть. Заложников, конечно, брали, но только лишь с целью выжать максимум из захвата корабля. А с 2015 года пиратские нападения сделались еще более изощренными, но сосредотачиваются теперь на захвате людей и куда меньше — на нефти".

Иногда этот поворот объясняют колебаниями ценовой конъюнктуры. Другая причина — обстановка в Гвинейском заливе. В отличие от пиратов , грабивших корабли на фоне коллапса своего государства в 2000-е, в наши дни уводить суда в плен и прятать в Западной Африке не так просто. Преступникам удобнее иметь дело с заложниками, которых получается скрывать у своих соплеменников и единомышленников на территориях, где влияние местных властей почти не дает о себе знать.

Заложники Африки

Cобеседники ТАСС считают, что обвинять власти (а большинство пиратов имеет ее подданство) в том, что преступный бизнес не искоренен, преждевременно. "Да, вполне вероятно, прослеживается связь между между местными властями и разбойниками. Но стоит учесть и прямо противоположное: некоторые из них, наоборот, вооруженные противники властей", — поделился сведениями с ТАСС профессор Университета Теннесси Брэндон Принс.

По мнению Фридома Онуоха, важнее горизонтальные, а не вертикальные связи в нигерийском обществе. "Что касается их собственной безопасности, пираты, вполне вероятно, коррумпировали силовые службы, благодаря чему получают заранее информацию о готовящихся против них рейдах. Но что касается социальной инфраструктуры, то в ход пошли семейные и этноплеменные отношения, благодаря которым в изолированных прибрежных поселениях удалось создать надежные базы для удержания заложников". Есть и экономический стимул. В тех случаях, когда преступникам достается нефть, расходуют ее на месте, перепродавая по низкой цене местному бизнесу и так вовлекая его в преступную цепочку, говорит Принс. По стечению обстоятельств дельта реки Нигер сама богата нефтью, но доходы от ее продажи распределяются крайне неравномерно. Обделенные сообщества и племенные группы оправдывают переход к насилию (против не только иностранцев, но и центральных властей) стремлением восстановить справедливость: непримиримость на этом пути острее других демонстрирует "Движение за освобождение дельты реки Нигер" — террористическая группировка, ставшая известной благодаря взрывам трубопроводов и похищениям нефтяников, включая граждан России и .

Повязка на глаза

Существует целое переплетение причин, объясняющих, почему с морским разбоем в Западной Африке едва ли будет покончено в обозримом будущем. Одна из них — недостаток внимания международного сообщества. Ему сопутствует "заговор молчания", участниками которго становятся нелогичные, неожиданные союзники — судовладельцы и пираты. Не в интересах ни первых, ни вторых делиться сведениями о похищениях. В новостной поток попадают только самые дерзкие из них. Напротив, захват пиратами небольших судов и лодок минует даже общую статистику, что ведет к качественной недооценке пиратской угрозы.

Другая причина затрагивает чувствительную струну западноафриканского патриотизма. Для эффективной борьбы с пиратами необходимо вмешательство мировых держав, что входит в противоречие с политическими установками стран Гвинейского залива. Африканисты подозревают, что те вносят свой вклад в недооценку разбоя, поскольку признание правды о нем ведет к снижению инвестиций, переадресации транспортных потоков и больно бьет по репутации побережья.

Но наиболее значимая проблема, вероятно, финансовая — противодействие пиратству требует постоянного присутствия крупных военных кораблей, способных прийти на помощь подвергшимся пиратскому нападению. Само по себе это требует средств, но обеспечивает лишь временную отдачу. Ни денег, ни договоренностей о постоянном патрулировании опасного Гвинейского залива пока не просматривается.