Ещё

Вопросов больше, чем ответов. В деле о катастрофе MH17 появились новые подробности 

Катастрофа MH17: вопросов больше, чем ответов
Фото: © РИА Новости, Михаил Воскресенский
Прокуратура исключила некоторые версии причин авиакатастрофы малайзийского лайнера в районе села Грабово Донецкой области 17 июля 2014 года, завершила экспертизы и приобщила к делу каждого из четырёх подозреваемых новые факты
В понедельник, 8 июня, в Нидерландах после 3-месячного перерыва возобновились судебные слушания по катастрофе MH17, они могут продлиться до 3 июля, но по факту, как ожидается, завершатся 26 июня. На протяжении первой недели суд подведёт итоги предыдущих слушаний, последние из которых завершились 10 марта, сообщит, что произошло с тех пор, выступить с замечаниями смогут адвокаты родственников жертв авиакатастрофы и сторона защиты , единственного из четырёх обвиняемых, чьи интересы в суде представляет группа адвокатов, а прокуроры предоставят информацию об уголовном расследовании.

Как проходило расследование

На слушаниях 8 июня прокурор Деди Вуи-А-Цой уточнила, что прокуратура Нидерландов рассматривала несколько версий крушения пассажирского лайнера: взрыв на борту, атака военного самолёта, применение «Бука» и использование других зенитных ракетных установок.
Она подчеркнула, что главная цель презентации результатов расследования, которая займёт несколько дней, состоит в том, чтобы представить всю имеющуюся информацию, на основании которой суд примет решение, завершено ли расследование и можно ли переходить к рассмотрению дела по существу. Предоставить конкретные доказательства сможет лишь после того, как сторона защиты получит возможность приобщить к делу свои документы и начнётся рассмотрение дела по существу.
Перейдя к презентации, Деди Вуи-А-Цой отметила, что боевые действия в Донбассе осложнили проведение расследования на месте крушения. Ситуацию в регионе она описала как конфликт между и несколькими вооружёнными группами, добавив, что позиции ЛНР и ДНР регулярно атаковались украинскими войсками, а зона падения MH17 17 июля 2014 года находилась в районе, контролируемом ДНР. Прокурор рассказала, что следователи не смогли восстановить телефонные разговоры высокопоставленных чиновников народной республики, чтобы определить, причастны ли они к катастрофе, поскольку записи зашифрованы при помощи специальных мобильных устройств, которые невозможно приобрести на рынке, якобы переданных спецслужбами . Однако сам факт звонков сторона обвинения приняла во внимание и на основании данных , полученных от украинских и иностранных телефонных операторов, сделала вывод о местонахождении собеседников. По поводу фото— и видеоматериалов, фигурирующих в деле, Деди Вуи-А-Цой сказала, что их собирали различными способами, в том числе это публикации журналистов и местных жителей в интернете, а также полученные от свидетелей.
В свою очередь, прокурор Тейс Бергер сообщил, что в 2014 году на месте крушения MH17 никакие судебно-медицинские экспертизы не проводили из соображений безопасности, а разрешение на следственные действия руководство ДНР предоставило в июне 2015-го. Кроме того, он рассказал, что на территории и  проводились эксперименты с разными типами ракет, чтобы выяснить, где произошёл взрыв — внутри самолёта или снаружи, какой ракетой сбили , из какой точки вели обстрел.

Радары надежды

Отдельное внимание уделили данным, полученным с радаров разных стран.
Бергер сообщил, что Украина предоставила сведения только со вторичных радаров, то есть тех, которые регистрируют лишь находящиеся в небе и передающие сигнал на землю гражданские самолёты, такие радары получают информацию от самолётов с включенными передатчиками и не передают данные о других объектах или о самолётах, у которых передатчик выключен. По словам прокурора, первичные радиолокационные данные Украина не предоставила, объяснив нидерландскому Совету по безопасности, что радар в момент авиакатастрофы не работал, поэтому ничего не зафиксировал. В ходе проверки следователи установили, что радар в  был выключен, поскольку находился на подконтрольной ДНР территории, радар в районе Артёмовска был поврежден во время боевых действий, а радар в Чугуево находился на плановом обслуживании.
В момент трагедии рейс контролировался украинскими радиолокационными средствами и системой ПВО, а также находился под управлением украинских диспетчеров. Украинская сторона путалась в своих заявлениях: сначала они утверждали, что снимки с экранов радаров незамедлительно были отправлены в Совет безопасности Нидерландов, затем — что Амстердам вообще их не запрашивал, а последней была версия о неисправности днепропетровского локатора в момент катастрофы. Однако фиксировало 17 июля 2014 года активность украинских наземных служб слежения.
Бергер подчеркнул, что расследование данных с украинских гражданских и военных радаров дало ограниченную информацию, первичные данные с мобильного военного радара в Харькове оказались гораздо менее информативными, чем первичные данные радара в Усть-Донецком Ростовской области, но даже они не помогли экспертам обнаружить следы запуска ракеты или военный самолёт рядом с малайзийским Boeing. По словам прокурора, если отсутствие данных об истребителе, который мог бы нанести удар по лайнеру, свидетельствует о том, что его в районе катастрофы не было в принципе, то отсутствие на радаре следов запуска ракеты не говорит о её отсутствии. При этом он отметил, что  и Министерство обороны России придерживаются другого мнения — если ракета не зафиксирована, значит, её не было.
Прокурор добавил, что от России получены цифровые копии низкого разрешения населённого пункта Зарощенское, однако первичные спутниковые изображения получены не были. Внести ясность в произошедшее могла бы информация с китайского спутника, находящегося над местом авиакатастрофы, но в тот момент он не работал.
В свою очередь, председательствующий судья Хендрик Стейнхёйс сообщил, что прокуратура Нидерландов ещё в 2014 году направила запрос властям США с просьбой предоставить спутниковые изображения, якобы подтверждающие запуск ракеты, о наличии которых говорила американская сторона. Никаких снимков Вашингтон не передал, только поделился информацией, что в момент аварии американская разведка зафиксировала запуск ракеты SA-11 класса «земля-воздух», по классификации это ракета, используемая ЗРК «Бук», из точки приблизительно в 6 км от города Снежное. Нидерландский суд понимает, что никакие прочие сведения не будут приобщены к делу.
«C самого начала Украина заняла позицию сокрытия информации. В том числе, как мы помним, из поля зрения пропала женщина-диспетчер, не расследовалось самоубийство летчика, который изначально фигурировал в расследовании событий, но затем уволился с военной службы. Все эти вопросы остались со стороны Украины без ответа. Сокрытием информации занимается не только украинская сторона — также делаются заявления о том, что есть некие американские снимки, которые общественности предъявляться не будут. Это даже не средневековые нормы судопроизводства, это что-то фантастическое», — сказал в эфире радио Sputnik юрист-международник .
«На основе этих выводов мы пришли к выводу, что расследование по радарным данным завершено. Мы не ожидаем, что новые радарные данные могут быть получены», — заявил прокурор Бергер.

Новые подробности дела

8 июня отвечающий за работу со СМИ судья Пол Раувен сообщил, что суд добавил в дело ряд документов. Они включают заявления, следственные протоколы, фотографии и графическую информацию, которые являются частью расследования прокуратуры. Эти документы приобщены к делу каждого из обвиняемых.
Днём ранее журналисты Яна Ерлашова и Макс ван дер Верфф, основавшие платформу Bonanza, опубликовали на своём YouTube-канале видеозаписи бесед с очевидцами крушения MH17. Житель посёлка Ольховчик рассказал, что видел вспышки, а взрыв — нет, слышал хлопки, и потом истребитель пошёл в сторону Дебальцево, а второго самолёта, о котором потом говорили, не было. Он удивился, почему по новостям говорили, что лайнер сбили ракетой, а о самолётах вообще не было ни слова.
«Сначала всё было тихо, а потом начали летать над головой военные самолёты. Видел один, точно видел. Второй, как бы слышно было звук, но непонятно, где он был. Раз, всё затихло. Минуты две прошло, над головой мощный хлопок. Поднял голову в небо посмотреть, увидел след. От чего — не знаю. Но он был как бы горизонтально. И увидел, уже из-за облаков падал самолёт. Падал, как листья с дерева», — рассказал другой свидетель.
Житель посёлка Рассыпное слышал, как летели два военных и один гражданский самолёты. По его словам, после первого хлопка самолёт ушёл на юг, после второго — на север самолёт пошёл, в сторону Днепра.
9 июня представители прокуратуры рассказали о версиях причины крушения малайзийского лайнера, от которых следователи отказались и объяснили почему. Взрыв на борту самолёта исключили, поскольку в телах членов экипажа обнаружили стальные фрагменты со следами оплавившегося стекла кабины пилотов, а это возможно только в случае внешнего взрыва, к тому же записи с речевых самописцев свидетельствуют о том, что эпицентр взрыва находился слева выше уровня кабины пилотов. Нецелесообразным также считают дальнейшее рассмотрение варианта атаки военного самолёта.
«Многие источники показали, что такой сценарий развития событий был невозможен. Самая важная и объективная информация была получена в результате анализа данных радаров, речевых самописцев, переговоров российских и украинских диспетчеров и результатов судебной экспертизы, проведённой рядом независимых экспертов. Прокуратура считает, что этот сценарий был изучен в полной мере, и атака с воздуха не могла привести к крушению MH17. Эти выводы основываются на том, что данные первичных радаров не зафиксировали наличие других самолётов в воздушном пространстве в момент крушения рейса MH17, что ущерб не мог быть нанесён военным самолётом и что атака военного самолёта не подтверждается информацией, полученной с речевых самописцев», — заявил прокурор Вард Фердинандуссе.
Были в словах нидерландских следователей несостыковки. 8 июня Тейс Бергер говорил, что у следователей нет конкретных данных, подтверждающих запуск ракеты класса «земля — воздух» со стороны подконтрольного ВСУ населённого пункта Снежное, как установили в ходе эксперимента эксперты концерна «Алмаз-Антея», производящего Бук», или подконтрольного ополченцам Зарощенского, как сказано в докладе Объединённой следственной группы. На следующий день он уже утверждал, что никакого запуска ракеты, как показало расследование, в районе Зарощенского не производилось, а спутниковые изображения Минобороны РФ неверны или сделаны в другое время. По его словам, следователи пришли к выводу, что ракету могли выпустить только из окрестностей посёлка Первомайский, а подтверждений, что точкой атаки могли быть районы населённых пунктов Амвросиевка, Енакиево или Снежное, не найдено.
Начавшиеся слушания носят технический характер, главная их цель — проинформировать о ходе расследования, выслушать позиции сторон. Однако многие представители общественности с недоверием относятся к работе Совместной следственной группы в лице Нидерландов, Малайзии, Австралии, Бельгии и Украины, которая проводит уголовное расследование авиакатастрофы MH17. В частности, президент РФ  неоднократно подчёркивал, что Россия не может доверять выводам группы, поскольку её специалистов не допускают к полноценному участию в расследовании, в то время как в состав группы входит Украина, которая нарушила международные правила и не закрыла воздушное пространство над территорией, где проходили боевые действия.
6 июня на пресс-конференции в Гааге нидерландский независимый журналист Эрик ван де Бейк назвал проходящее в течение пяти лет расследование не более чем судом средствами массовой информации, поскольку западная пресса почти с самого начала возложила вину на Россию и ополченцев. Вместо того чтобы проводить собственные расследования, искать изъяны в расследовании Объединённой следственной группы и задавать следователям неприятные вопросы, они превратились в инструмент, используемый следственной группой.
«Они информируют общественность о результатах проводимого следственной группой расследования, освещают пресс-конференции, не проверяют никакие факты, а иногда даже помогают следователям, подкрепляя обвинения в отношении повстанцев. Это же относится к результатам расследований Bellingcat и Службы безопасности Украины. Нидерландские СМИ только передают, что сообщают эти два источника. Никаких проверок фактов. С первого дня людям вбивают в головы, что повстанцы виновны и, возможно, Россия тоже», — заявил он.
По мнению журналиста, в аварии виновны как минимум две стороны: Украина, которая не закрыла для самолётов своё воздушное пространство, и люди, запустившие ракету, но личность их до сих пор не установлена.
«Почему в Нидерландах не проводят судебный процесс над людьми, которые отвечали за ситуацию в воздушном пространстве Украины в тот момент? Эти вопросы несколько раз поднимались в парламенте Нидерландов. С момента трагедии прошло шесть лет, но пока нет никаких подвижек. Никого не преследуют в уголовном порядке на Украине, и нидерландское правительство не выдвигает никаких обвинений в отношении официального Киева. Не играют ли здесь в политические игры?» — задался вопросом Эрик ван де Бейк.
Пока в расследовании авиакатастрофы MH17 вопросов действительно больше, чем ответов.
Видео дня. Бузова похвасталась элитной квартирой за 120 млн рублей
Комментарии 1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Видео
Больше видео