Газета.Ru 7 мая 2019

«Комиссия разберется»: все ошибки экипажа SSJ-100

СМИ сообщают, что при аварии самолета Sukhoi Superjet 100 в  5 мая, в которой погиб 41 человек, пилоты допустили несколько ошибок. В  опровергли эти сведения, указав, что все будет понятно только после расшифровки параметрического регистратора и восстановления полной картины катастрофы.
При аварии самолета Sukhoi Superjet 100 в московском аэропорту Шереметьево 5 мая, в которой погиб 41 человек, пилоты допустили несколько ошибок, которые косвенно повлияли на то, что лайнер был объят пламенем, передает РБК со ссылкой на источники, знакомые с ходом расследования данного уголовного дела.
Сейчас и  проверяют действия экипажа, а также системы обучения пилотов .
«Из опроса пилотов Дениса Евдокимова и  ясно, что после приземления самолета они открыли в кабине боковое открывающееся окно. Это действие экипажа могло усилить тягу воздуха и, соответственно, скорость горения», — указали источники.
Кроме того, пилоты не выключили двигатели самолета сразу после посадки — моторы работали до того момента, пока их не потушили, что могло привести к быстрому распространению огня.
«Проверка коснется в первую очередь компетенций летного и технического директоров компании-перевозчика, также сотрудники Росавиации просматривают документацию, касающуюся подготовки пилотов авиакомпании», — рассказал источник, близкий к ведомству.
За подготовку летного состава в «Аэрофлоте» отвечает заместитель генерального директора — летный директор .
«Были правильными или нет действия пилотов, оценит комиссия МАК. Параметрический регистратор еще восстанавливают. Он получил серьезные повреждения. По поводу форточки и двигателей — додумки СМИ. Все будет понятно только после расшифровки параметрического регистратора и восстановления полной картины», — рассказали в МАК.
Сотрудники Следственного комитета при этом не занимаются оценкой действий пилотов, подчеркнули в ведомстве.
Ранее СМИ со ссылкой на источники писали, что первые результаты расследования авиакатастрофы могут быть объявлены в течение недели. Как отмечается, законодательством предусмотрен 30-дневный срок для публикации результатов. Однако из-за высокой общественной значимости дела их могут огласить в течение ближайшей недели. Это позволит не допустить спекуляции и порождение недостоверных слухов. Решение должна принять комиссия, которая занимается расследованием ЧП.
О том, что ошибка пилотов является приоритетной версией катастрофы, утверждают и близкие к расследованию источники «Коммерсанта». Они также не исключают, что наземные службы могли не отреагировать на ЧП оперативно. Как пишет издание, спустя 14 минут после взлета командир лайнера Денис Евдокимов связался с «Шереметьево» по резервному каналу связи.
Он доложил, что в самолет попала молния, которая пробила фюзеляж и повредила основной канал радиосвязи. В связи с этим борт принял решение запросить вынужденную посадку.
После SSJ-100 в течение 10 минут сделал несколько разворотов в воздухе, а затем пошел на посадку. Как отмечают источники, первой ошибкой летчиков стало решение лететь через грозовой фронт. Во-вторых, получив электрический разряд, борт принял решение приземлиться вместо того, чтобы выжечь лишнее топливо. В итоге самолет садился с максимальной посадочной массой. В-третьих, у экипажа отсутствовала связь с диспетчером — на резервном канале постоянно были помехи.
Садился лайнер в ручном режиме, так как молния вывела автоматику из строя. Тем не менее Superjet успешно вышел на глиссаду и снизился по ней c перелетом более 1 км, а также с превышением путевой скорости на 30 км/ч. Как отмечают эксперты, посадка была вполне безопасной, однако пилоты превысили вертикальную скорость снижения самолета, и соприкосновение с землей оказалось слишком жестким.
Стойки шасси вытолкнули лайнер вверх — он отскочил от ВПП. Экипаж пытался прижать нос самолета к земле, а не стабилизировать его в посадочном положении. В связи с этим борт продолжил «козлить». После второго отскока стойки шасси пробили топливные баки, керосин выплеснулся на горячие двигатели — начался пожар.
Эвакуироваться удалось большинству членов экипажа и пассажирам, сидящим в первых рядах. Те, кто сидели сзади, получили серьезные травмы во время «козления» самолета, и физически не могли выбраться из лайнера самостоятельно.
«Горящий вокруг авиационный керосин не оставил раненым никаких шансов на выживание», — отмечает издание.
Вечером в воскресенье, 5 мая, Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Аэрофлот», следовавший из Москвы в Мурманск, после 28 минут полета подал сигнал бедствия и запросил экстренную посадку в столичном «Шереметьево». Сесть самолету удалось со второго раза — он ударился о взлетную полосу сначала шасси, а затем хвостом. В результате лайнер загорелся, огонь распространился на всю хвостовую часть.
Комментарии
4
Катастрофы , Видео , Статьи , Максим Кузнецов , Игорь Чалик , Росавиация , Аэрофлот , Межгосударственный авиационный комитет , Аэропорт Шереметьево , СКР , РБК
Читайте также
Жителей Гаити предупредили об урагане
Части сбитого в 1942 году самолета США нашли в России
Последние новости
США заявили о трещинах в двигателях А380
Кукуруза и чайки: каким может быть фильм о посадке A321 под Жуковским
"Летают сами по себе": почему птицы смертельно опасны для лайнеров