Ещё

Чем отличается разрушение архитектурного наследия в Париже и в Москве 

Фото: Strelka Magazine
Пожар в Нотр-Даме показал, как сильно разрушение архитектурного наследия города травмирует его жителей. Ещё один род городских травм — стихийные бедствия и войны, после которых приходится перестраивать всё с нуля. Основательница бюро Nowadays Office Ната Татунашвили считает, что Москве присущ уникальный вид катастрофы — постоянное обрушение старых её частей и возникновение новых.
Храм Христа Спасителя после разрушения в 1931 году. Источник: архив С. Т. Архипова
Главные причины городских травм — это войны и стихийные бедствия. Они связаны с человеческими жертвами и внезапным обрушением привычного мира. Так, Роттердам решил начать послевоенную жизнь с чистого листа и стал модернистским городом. Дрезден тоже залатал дыры модернизмом, но, очевидно, острее переживал свою травму. Город больше полувека ждал пересборки главного собора из тех же самых кирпичей. Лиссабон в XVIII веке был разрушен сильнейшим землетрясением, и всего несколько сохранившихся зданий позволяют нам представить утраченное великолепие.
Кроме стихийных разрушений, есть разрушения упорядоченные, как в Токио. Природные условия и традиции буддизма приучили японцев не привязываться к архитектуре и спокойно перестраивать город по мере устаревания его компонентов.
Московская катастрофа чаще всего результат не войн и не стихий, а творческого порыва. Москве не раз приходилось служить площадкой для утопических архитектурных и градостроительных проектов. По этой причине московские катастрофы производят не только разрушения, но и незавершённости. В результате получается не город-ансамбль, а город-коллаж. Тут прямоугольная коробка бывшего НИИ, там древняя церквушка, тут сталинский фасадный монстр, тут перестроенный флигель усадьбы, там чёткий модернистский ритм, тут ком налезающих друг на друга построек разных эпох. Одним словом, нелепица как результат всех московских катастроф вместе взятых.
Существует прочная традиция оплакивать потери и скорбеть по ушедшей Москве, предполагая, что именно исторический облик составляет её идеальную сущность.
Возможно, эйдос Москвы как раз в постоянном обрушении старых её частей и возникновении новых. В этом хтоническом бурлении — её подлинное существо.
Москва с момента своего основания была местом реализации амбиций и возведения утопий. Истеричность и масштабность в целом, как нам кажется, важные черты русской культуры. В мире мало примеров, где города постоянно переделывают так быстро и истерично, желая добиться сверхдостижений за короткий срок, принося обязательно большие жертвы и постоянно обсуждая, кто в процессе пострадал и как много денег потратили.
Бюро NOWADAYS оffice провели в архитектурной школе МАРШ студию, посвященную исследованию идентичности Москвы через катастрофы. Результаты можно будет увидеть на XXIII Международной выставке архитектуры и дизайна АРХ Москва, которая пройдет с 16 по 20 мая в ЦДХ на Крымском Валу.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео