Ещё

Падение «Руслана». Страшная авиакатастрофа 90-х остается загадкой 

Фото: РИА Новости

Огромный военный борт уходит в глубокий крен, едва оторвавшись от взлетно-посадочной полосы. Пилот отчаянно тянет на себя штурвал, пытаясь увести обреченный самолет в сторону от жилой застройки. Но «Руслан» уже полностью неуправляем: сотни тонн металла и авиационного керосина на взлетной скорости обрушиваются на многоэтажные дома.

Двадцать лет назад, 6 декабря 1997-го, тяжелый военно-транспортный самолет Ан-124-100 ВВС России потерпел крушение над микрорайоном авиастроителей на севере Иркутска. Эта трагедия, ставшая одной из самых страшных авиакатастроф последних десятилетий, унесла жизни 72 человек. Ее точную причину выяснить не удалось до сих пор. О том, как развивались события в тот день, — в материале РИА Новости.

Борт RA-82005 получает добро на взлет от диспетчера экспериментального аэродрома Иркутск-2 в 14:40 по местному времени 6 декабря 1997 года. Полностью заправленный и загруженный самолет весит более 350 тонн — 150-180 тысяч литров топлива во внутренних баках, два «голых» 17-тонных истребителя Су-27УБК для вьетнамских ВВС в грузовом отсеке, восемь членов экипажа и 15 пассажиров. Впереди — многочасовой перелет в Камрань с посадкой во Владивостоке. Рутинный, в общем-то, рейс для опытного командира воздушного судна подполковника Владимира Федорова, налетавшего за свою богатую практику 2800 часов на тяжелых транспортниках. Не вызывает подозрений и сам 12-летний «Руслан», отработавший цикл «взлет-посадка» 576 раз, что для такого самолета не так уж и много.

Метеоусловия — штиль. Температура воздуха — минус 20, видимость 3000 метров. Лучше и не придумаешь. В 14:42 подполковник Федоров плавно толкает от себя рычаг управления двигателем. Ан-124, постепенно набирая скорость, бежит по взлетке. Отрыв происходит в расчетной точке на удалении 1900 метров от начала разбега. А дальше начинается какая-то чертовщина.

Сразу после взлета начинает чихать брызгами пламени третий двигатель. Ровно через три секунды он глохнет. Прерывать полет уже поздно — точка так называемого «времени принятия решения» осталась далеко позади. Шесть секунд спустя на высоте 22 метра останавливается второй двигатель. И почти сразу же — первый. Экипаж успевает сообщить диспетчеру об отказах двух левых движков. Владимир Федоров приказывает подчиненным перезапустить хотя бы один из них… и на этом связь прерывается. Самолет, идущий на одном двигателе, резко заваливается влево. «Руслан» задевает крылом деревянный двухэтажный дом, разворачивается и врезается в кирпичную пятиэтажку, задев расположенный рядом детский дом. С момента отрыва Ан-124 от взлетной полосы до крушения проходит ровно 35 секунд.

Шестое декабря в 1997 году пришлось на субботу. Жильцы обреченных домов занимаются своими делами. Кто-то смотрит телевизор, кто-то готовит обед, кто-то гуляет во дворе с собакой. А кто-то, как позже рассказывали очевидцы, весело празднует свадьбу. Привычная жизнь десятков людей за считаные секунды превращается в ад. Удар основной части фюзеляжа принимает на себя жилой дом № 45 по улице Гражданской. Полторы сотни тонн авиационного керосина — это эквивалент двух железнодорожных цистерн — мгновенно воспламеняются и сразу же охватывают огнем пятиэтажку с деревянными бараками неподалеку. Хвост самолета после падения отделяется, врезается в дом № 120 по улице Мира и начисто срезает с фасада все балконы.

Первые отряды пожарных прибывают к месту катастрофы практически моментально. Времени на развертывание тяжелой техники нет — спасатели бегут к горящим домам с легкими лестницами, чтобы успеть спасти жильцов, в панике выбежавших на балконы. Вытащить удается далеко не всех: в пожаре погибают 49 иркутян, в том числе 14 детей.

Тушение горящего топлива и разбор завалов продолжались более полутора суток. Дом № 45 по улице Гражданской и четыре деревянных многоквартирных барака снесли сразу после случившегося. Почти 70 семей, оставшихся без крова, пришлось переселить. Сейчас на месте трагедии стоит церковь Рождества Христова. А дом № 45 по улице Гражданской сегодня не найти ни на одной карте — местные власти так и не решились присвоить этот роковой номер другому зданию.

О том, что в те секунды происходило в кабине экипажа Ан-124, мы не узнаем никогда. Оба бортовых самописца оказались в самом эпицентре пожара и выгорели практически полностью. Следствие с самого начала лишилось главных источников информации. По официальной версии, причиной крушения стало последовательное выключение трех двигателей самолета во время взлета и набора высоты. Выяснить, почему это произошло, не удалось ни при помощи средств объективного контроля, ни экспериментальным путем. Одной из возможных причин эксперты называли большую перегрузку воздушного судна. Вместе с тем специалисты неоднократно высказывали мнение о конструктивных недостатках двигателей Д-18Т, изготавливавшихся украинским ОАО «Мотор Сич».

Озвучивались и другие предположения. В частности, в 2009 году генеральный конструктор Запорожского машиностроительного конструкторского бюро «Прогресс» (предприятие-разработчик двигателей для Ан-124) Федор Муравченко выступил со своей версией причин катастрофы. На основе проделанных им исследований, опытов и теоретических выкладок он пришел к выводу, что к катастрофической ситуации привело повышенное содержание воды в авиационном топливе и, как следствие, образование льда, забившего топливные фильтры. Это, по мнению Муравченко, и вызвало помпаж двигателей с их последующей остановкой.

Высказывали свои мнения и пилоты. В частности, летчик-испытатель первого класса полковник Александр Акименков предположил, что отказ двигателей произошел, вероятно, из-за звонка по радиотелефону, сделанного одним из пассажиров, бывших на борту. В результате мог случиться сбой электроники самолета. Как бы то ни было, подтвердить это сегодня не представляется возможным. Настоящие причины крушения борта RA-82005 так и останутся одной из главных загадок авиакатастроф последних десятилетий.

Стоит отметить, что тяжелые дальние транспортные самолеты Ан-124 зарекомендовали себя как надежные и неприхотливые машины. За 30 лет эксплуатации было построено 55 машин этого типа. До иркутской трагедии «Русланы» разбивались всего дважды — и оба раза из-за ошибки экипажа.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео