Далее:

Дьедонне Гнамманку: корни Пушкина — гордость Африки

Дьедонне Гнамманку: корни Пушкина — гордость Африки
Фото:
На рабочем столе известного бенинского пушкиниста три больших проекта, посвященных прадеду поэта — генералу Ганнибалу. Это комментарий к неоконченному роману Пушкина «Арап Петра Великого», собственный роман и сценарий многосерийного фильма. Своими планами профессор Сорбонны Дьедонне Гнамманку поделился с агентством ТАСС.
— Господин профессор, когда вы впервые заинтересовались творчеством Пушкина?
— Более трех десятилетий назад, когда еще учился в колледже. В книге по истории африканской диаспоры я прочел, что в XVIII столетии африканец Абрам Ганнибал стал знаменитым генералом в огромной России, а среди его потомков был великий поэт Александр Пушкин. Это было так удивительно, что мне сразу же захотелось узнать, как же так произошло и что же написал Пушкин. И когда комиссия Бенина по университетским грантам в 1984 году выделила мне стипендию для изучения в Москве русской филологии, я воспользовался этой возможностью, хотя ни слова не знал по-русски. Главное было то, что мне предстояло учиться в стране Пушкина и Ганнибала.
— Вы сделали вывод о рождении прадеда Пушкина в княжестве Логон на территории современного Камеруна. Сегодня вы еще больше убеждены в этом?
— Совершенно верно, ни малейшего сомнения. Ведь прежде чем делать выводы, изучаешь все, что есть по этому вопросу. В июне будет 22 года с тех пор, как мой вывод о том, что Ганнибал родился на свет в Логон-Бирни в Камеруне, впервые был опубликован. Большинство российских пушкинистов поддержали его, и с тех пор это универсальная ссылка. Моя книга, изданная в 1999 году к 200-летию поэта, уже стала библиографической редкостью, и если кто-то захотел бы ее переиздать, он оказал бы услугу всем тем, кто не может ее сегодня достать. В начале нынешнего десятилетия Гарвардский университет пригласил меня выступить с докладом на своем первом большом симпозиуме, посвященном африканским корням Пушкина. А в Париже газета Le Mond посвятила статью моим исследованиям о камерунском происхождении поэта. Но, разумеется, осталось не так уж мало людей, отстаивающих прежнюю, эфиопскую версию.
— В этом году исполняется 300 лет со времени визита Петра Великого в Париж. Ганнибал сопровождал царя в этой поездке, а затем был оставлен во Франции…
— Разве это не замечательная история? Какой прекрасный пример государь всея Руси Петр I дал западному миру, на протяжении веков отводившему миллионам африканцев лишь роль рабов! Представим воочию, как в апрельский день 1717 года царь въезжает в Париж, сопровождаемый военным эскортом, которым командует его африканский крестник.
Эта годовщина дает повод напомнить, что африканец, или афророссиянин, был свидетелем и участником установления дипломатических, научных и культурных отношений между двумя великими европейскими странами, Россией и Францией, во время незабываемого визита Петра I в Париж к юному королю Людовику XV в эпоху регентства герцога Орлеанского.
По распоряжению царя Ганнибал останется во Франции, чтобы изучать математику, фортификационную и артиллерийскую науки. Вернувшись в Россию, он станет выдающимся проводником французской культуры, а также научных достижений этой страны. Тем, кто пишет о французском влиянии в России в XVIII столетии, следовало бы знать о выдающемся вкладе генерал-инженера Абрама Ганнибала, близкого к русским государям своего века.
— Случались ли в жизни Ганнибала дуэли? Какие черты характера унаследовал от него Пушкин?
— Насколько я знаю, в светской жизни у него дуэлей не было. Но во время сражений, когда надо было защищать русскую территорию, нельзя исключать, что он скрещивал шпаги с врагом. Единственный поединок Ганнибала, который сохранила история, произошел в эстонском суде. Что же касается черт характера, то если Ганнибал был гением в инженерных науках и обороне Российской империи, то Пушкин был гением литературы. Добавим к этому благородство сердца, гуманизм, преданность убеждениям и моральную чистоту. У Ганнибала было много возможностей предать Россию, например подыграв ее шведским врагам, ведь его жена была шведкой. Но он этого не сделал. И вспомните ответ Пушкина царю на следующий день после восстания декабристов: он не побоялся сказать государю, что если бы находился в этот день в Петербурге, он был бы в рядах восставших.
— Какую роль сыграла африканская линия в творчестве поэта?
— Я был удивлен и разочарован, когда в Сорбонне на коллоквиуме, посвященном универсальности Пушкина, забыли об африканском измерении. Говорили о французскости, итальянскости, даже арабизме, больше всего, естественно, о русскости, но ни слова о его африканском происхождении. Но об универсальности русского поэта Пушкина нельзя говорить, не упоминая африканских корней, камерунскую ветвь его генеалогии.
— Сейчас, 180 лет спустя после смерти Пушкина, как вам представляется роль и влияние русской литературы в мире?
— Литература России продолжает пользоваться огромным престижем в мире. Несмотря на холодную войну, клише, которое навязывают в кино или прессе, несмотря на новые геополитические разногласия между Россией и Западом, великие имена русской литературы остаются иконами мировой культуры.
Да и часто вспомнить имена классиков легче, чем современных авторов. Пушкин остается бессмертным, равно как Достоевский, Толстой, Гоголь, Чехов, Цветаева. Сейчас меня пригласили в Абу-Даби и в Тунис выступить с докладами о Пушкине. Вот так.
— Как сегодня оценивают творчество Пушкина в странах Африки?
— И в Африку меня пригласили с лекциями: в ЮАР, Сенегал, Мали, Бенин и, разумеется, Камерун. Творчество Пушкина изучают все больше и больше. Идет соревнование. Первая докторская диссертация по творчеству Пушкина была защищена в Камеруне в 2015 году, и автор признался, что испытал на себе влияние моих работ. Из-за африканских корней Пушкина миллионы африканцев или потомков африканцев во всем мире испытывают огромную симпатию к русскому языку и российской культуре. Существует огромный потенциал будущих русистов среди сообществ африканского происхождения. На моей родине в Бенине ректор самого большого университета профессор Брис Сенсен попросил меня в прошлом году представить мои труды сотням студентов и преподавателей. Пушкин остается очень сильным российским полюсом притяжения для миллионов африканцев.
— Изучение Пушкина — ваше семейное увлечение, ведь ваша прекрасная спутница и звезда джаза Жоэль Эссо выпустила диск «От Ганнибала до Пушкина»…
— Да, это стало семейным делом. Жоэль — камерунка, и это укрепило ее связь с Пушкиным. Она считает важным, чтобы африканские артисты обращались к его творчеству. Она поэтому положила на музыку несколько стихотворений Пушкина, которые исполнила в традициях камерунского фольклора, в частности народности котоко, к которой принадлежал Ганнибал. Послушав ее песни, россияне убедятся в певучести родного языка африканского предка поэта. Жоэль хотелось бы побудить их чаще приезжать в Камерун, знакомиться с родиной Абрама Петровича. Его Величество Махамар Бахар Маруф, султан Логон-Бирни, является прямым потомком отца Ганнибала — Миарре Лангвана, князя, правившего в Логоне в конце XVII века.
— Какими проектами вы заняты сегодня?
— Я преподаю историю африканских диаспор. Это тема, которую я очень ценю, поскольку вместе с другими историками ставлю под сомнение некоторые клише по поводу Африки, внушающие, будто встреча африканцев с европейцами произошла в XV веке и была лишь периодом господства Европы над Африкой (рабство, затем колонизация). Забывают или намеренно игнорируют то, что африканцы жили в Европе еще со времен античной Греции и оказывали политическое, религиозное, научное, культурное влияние.
Сейчас завершил работу над двумя текстами о Пушкине и Ганнибале. Первый — это исторический роман о Ганнибале, который я когда-то начал, но потом отложил. Второй — комментарий к роману Пушкина «Арап Петра Великого». Учитывая влечение к творчеству Пушкина в Африке сегодня, думаю, что мне следовало бы опубликовать два этих текста. В Камеруне ко мне обратились с просьбой изучить возможность создания постоянной экспозиции об Абраме Ганнибале в Национальном музее в Яунде и другой экспозиции — о его сыне генерале Иване Ганнибале — в Морском музее в Дуале. Я надеюсь, что эти проекты привлекут внимание компетентных российских властей, в частности Министерства культуры и российских музеев, с которыми мы хотели бы сотрудничать.
— В какой стадии ваш проект фильма о Ганнибале?
— Во Франции нам пока не удалось найти необходимые фонды для постановки такой картины. Речь идет о бюджете €20 млн Но мы не опускаем руки. Я уверен, фильму гарантирован успех, если поставить его сегодня. Думаю, что такой проект был бы важен для образа России в мире. В основу сценария положена моя книга «Абрам Ганнибал: Черный предок Пушкина».
Беседовал Андрей Суржанский
Культура Африка В мире Книги Еще 2 тега
Оставить комментарий