Ещё

Рафик Нишанов: СССР мог стать похожим на ЕС 

Один из тех, кто действительно искушен в тонкостях политики страны Советов, большой знаток национальных отношений — Рафик Нишанович Нишанов. 15 января он отметил 85-летний юбилей.
Он родился в семье узбекского батрака. Не самая завидная доля. А стал одним из лидеров супердержавы. И это не просто блестящая карьера — это эталон успеха. А держава развалилась у него на глазах. И это не просто потеря должности — это предательство тех, в кого верил. Его большая жизнь вся из событий, не описывающихся простыми формулами. Он общался с королевой Англии, виделся с Буденным, рыбачил с Гагариным, выпивал с Шостаковичем. А началось все в 1941-м, когда ему было 14 лет.
"Сообщение о начале войны застало нас с мамой прямо на колхозном поле на уборке урожая", — вспоминает Рафик Нишанович Нишанов, в 1988-1989 гг. — 1-й секретарь ЦК компартии Узбекской ССР, в 1989-1991 гг. — председатель Совета национальностей Верховного совета СССР.
Он хотел на фронт, за своим отцом, но его не брали. Слишком мал. В 1945-м Нишанова все-таки призвали в армию. До отправки на фронт оставалось несколько дней.
"Девятого мая рано утром вбегает в помещение капитан Полежаев, командир нашей роты, и торжественно объявляет: война окончилась", — вспоминает Рафик Нишанов.
Война закончилась. Осталась разруха. Рафик Нишанов приезжает в Ташкент. Учится вечерами: заканчивает десятилетку и пединститут. А днями работает на партийной работе.
Послевоенные недостатки сказывались на всем, особенно запущено коммунальное хозяйство, транспортная система. Большое, неповоротливое советское хозяйство. Но председателя ташкентского горисполкома Нишанова, казалось, ничего не могло раздражить. Он улыбчив, мягок. У него многое получается. При нем в Ташкенте строится по семь школ в год и особая гордость — появляется стадион. Футбол — страсть Нишанова. Главный партийный вождь Узбекистана Рашидов отправляет Рафика Нишанова к главному партийному вождю всего Советского Союза, чтобы Леонид Ильич Брежнев сам оценил.
"Он во время беседы обратил внимание, что я идеологией занимался, хозяйством. «Рафик Нишанович, а вы что больше любите: хозяйственную или идеологическую работу?» Я говорю: «в принципе, я идеологический работник, но хозяйство поручили — я вел», — признается Рафик Нишанов.
Казалось бы, вот он, карьерный взлет. Но симпатии первого человека в государстве Нишанову только навредили. Его должность в Верховном Совете Союза ССР приводит в ярость Рашидова. И тот делает все, чтобы нейтрализовать возможного конкурента.
"Он начал ходить к секретарям ЦК КПСС: к Капитонову, потом к Суслову, Брежневу. «Он — подготовленный, грамотный, давайте мы его порекомендуем послом в одну из зарубежных стран», — вспоминает Рафик Нишанов.
И Нишанова отправляют в ссылку на Цейлон послом. Это фотографии тех времен. Молодой человек, что чуть поодаль — Сергей Лавров. Тогда — референт советского посла Нишанова, сейчас — министр иностранных дел России.
Цейлон, Мальдивы, Иордания. Рафик Нишанов проработал за границей 15 лет. Развитой социализм сменился застоем, застой — перестройкой. Ссылка закончилась. В Узбекистане шла первая, потрясшая весь Союз война с коррупцией. Гдлян и Иванов, следователи из Москвы, разоблачали мошенничество руководителей Республики. Оказалось, узбекского хлопка на деле было меньше, чем на бумаге. И эта разница исчислялась миллиардами полновесных советских рублей.
"Некоторые секретари обкомов настолько вовлечены были, что имели ценности, по тем ценам, на три-пять-шесть миллионов. Это по тем временам громадные деньги были. Один из секретарей обкома, к которому следователи пришли для того, чтобы его арестовать, немножко выслушал, сказал «ну, хорошо, если мы поедем, я зайду в другую комнату, переоденусь». А зашел в другую комнату и сам себя ножом покончил", — рассказывает Рафик Нишанов.
Рафик Нишанов становится первым секретарем Узбекской ССР на излете «хлопкового дела», когда почти вся верхушка получила приговоры и села за решетку. Некоторых даже расстреляли. Нишанов знает: да, приписки были. Но это — одна сторона правды.
"Подряд начали сажать в тюрьму рядовых колхозников, учетчиков, бригадиров. И после того, как я уже вернулся в республику, мы принимали меры для того, чтобы сокращать сроки или реабилитировать некоторых из них", — рассказывает Рафик Нишанов.
Системная разруха в республике оказалась хуже послевоенной. Да и вообще, советский строй трещал по швам. Надо было не бить хлопковые рекорды, а кормить людей. И тут в судьбу Рафика Нишанова вмешался Михаил Горбачев. История повторилась. Снова теперь уже другой Генсек забрал его в Москву.
"Я говорю: «ну, вы же знаете, тяжелая обстановка, я бы этого не хотел». «А вы солдат партии?» Говорю: «ну, конечно, солдат. Ну, тогда мы вас мобилизуем», — рассказывает Рафик Нишанов.
Это уже не был период большой народной любви к молодому прогрессивному лидеру. Перестройка дала надежду, дала голос недовольным, но не дала уверенности в том, что завтра будет, что есть.
"У Михаила Сергеевича не было такого стратегического, продуманного плана. И еще у него не хватало такой воли, так более решительно отстаивать свои позиции. Этим воспользовались оппозиционные силы. Силы, которые хотели разрушить и захватить власть", — объясняет Рафик Нишанов.
Рафик Нишанов стал председателем Совета Национальностей Верховного Совета СССР. То есть, главой одной из палат последнего советского парламента. Председателем Совета Союза стал Евгений Примаков. Они были единомышленниками. И стали друзьями, близкими людьми. Во времена съездов народных депутатов СССР Рафик Нишанов не снискал популярности. Его стремление всех успокоить уж слишком диссонировало с общим бунтарским настроением.
Раздражала многих и его лояльность Горбачеву. Ведь последний генсек стремительно терял влияние.
Что происходило за кулисами этой благопристойности, знают единицы. Что происходило на улицах то ли спасающейся, то ли самоуничтожающейся страны, знают миллионы. Унизительно нищие прилавки магазинов, митинги под флагами всех цветов. Межнациональные конфликты. Один из первых — на родине Нишанова. Столкновение турок-месхетинцев с узбеками в Ферганской долине переросло в большую кровь. Тогда она казалась большой, пока бывший Советский Союз не видел других постсоветских войн.
"Решение, которое подтолкнуло другие республики к объявлению суверенитета, было решение России о суверенитете. Потому что, как ни говори, но все складывалось вокруг России. Россия была как бы стержнем Союза", — рассказывает Рафик Нишанов.
Распад Союза Рафик Нишанович считает трагедией и неизбежностью. Но неизбежность не обязательно должна была быть столь трагичной. Нешуточные танки в Тбилиси, Вильнюсе, Москве и опереточный ГКЧП. Страшная беспомощность силы. Нишанов тогда не встал на сторону ни одной из политических групп. Не считал правыми ни Горбачева с Яковлевым, ни Янаева с Язовым, ни Ельцина с Руцким. Он и теперь уверен, что был другой путь.
"Какой-то Союз был бы, но это был бы Союз, может быть вот типа Европейского Союза", — говорит Рафик Нишанов.
Расставание с Горбачевым получилось внезапным. Сразу после того, как президент СССР объявил, что такой страны больше нет.
"Горбачев со мной даже не побеседовал. Он кому-то из своих членов президентского совета сказал: «помогите ему оформить пенсию», — вспоминает Рафик Нишанов.
Только пенсионером Нишанов так и не стал. Он продолжает делать то, что считает необходимым. Почти 20 лет возглавляемая им организация помогает налаживать связи со странами Америки и не утратить контакты с арабским миром. Рафик Нишанович Нишанов стал неофициальным послом по доброй воле. На юбилей к нему съехались не те, кого он хотел видеть в этот день. Друзья. Их много.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео