В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Константин Акулич: Появились основания для пересмотра дела Наиля Курманова

В СМИ на прошлой неделе появилось обращение к прокурору ключевого свидетеля по делу оперативника Наиля Курманова – , который перед отъездом в район спецоперации в составе ЧВК (частная военная компания) решил покаяться и рассказал, что данные им ранее показания в отношении Наиля Курманова были ложными, давались под давлением. «Я, Лебедев Алексей, хочу обратиться ко всем праоохранительным органам и рассказать, что в 2021 году на основании моих показаний был осужден оперуполномоченный Наиль Курманов, - рассказал под камеру Алексей Лебедев. – Мои показания в отношении Курманова были неправдивые, так как я их давал под давлением. Наркотические вещества Наиль Курманов мне не передавал. В 2019 году была доследственная проверка по данному уголовному делу Наиля Курманова, в ходе которой я следователю по Тракторозаводскому району г. Челябиснка стал рассказывать, что наркотики Курманов мне не передавал, но следователь мне пояснил, что данные мои показания не нужны, так как Курманов должен быть осужден и должен отбывать наказание, так как в отношении него возбуждено уголовное дело и его не должны оправдать, - продолжает Лебедев. – Также хочу пояснить, что в 2015 году, когда мы возвращались в СИЗО из отдела полиции, нас было трое осужденных: Кулаков, Мотыхляев и я, у нас у всех изъяли наркотические средства. В тот момент нам сказали давать показания против оперуполномоченных по Калининскому отделу. Данные показания были все выдуманы. Мне приходилось давать эти показания под давлением, так как я находился в следственном изоляторе №1, опасался за свою жизнь и здоровье. Сейчас хочу рассказать, что те показания, которые давал ранее, они не правдивы. Хочу, чтоб справедливость восторжествовала и Наиля Курманова освободили», - пояснил Лебедев. Необходимо отметить, что это показания ключевого свидетеля, на основании чего оперуполномоченный Наиль Курманов получил 10 с половиной лет колонии строгого режима. Напомним, уголовное преследование Наиля Курманова началось в июле 2015 года, когда у троих арестантов , Алексея Лебедева и Максима Мотыхляева при досмотре в СИЗО-1 нашли наркотики, спрятанные в естественных полостях организма. При первом допросе на предмет откуда наркотики, все трое говорили вразнобой, а в последующих показаниях стали утверждать, что наркотики им передают на постоянной основе сотрудники отдела полиции «Калининский», в том числе и Наиль Курманов, за то, что арестованные берут на себя «висяки» (чужие нераскрытые преступления). Так же и в этот день наркотики им передал полицейский отдела полиции при конвоировании в СИЗО. 12 февраля 2021 года Калининский районный суд г. Челябинска в составе судьи Е.А.Котляровой признал Наиля Курманова виновным, приговорил к десяти с половиной годам строгого режима. Наиль был взят под стражу в зале суда и направлен в СИЗО-1. Основанием для столь жестного приговора, явилась, по мнению Калининского районного суда, передача наркотика заключенному Алексею Лебедеву за написание явки с повинной. 3 июня 2021 года Челябинский областной суд приговорил Наиля к 10 годам и 5 месяцам колонии строгого режима, уменьшив таким образом срок заключения на один месяц. В интервью адвокат Наиля Курманова Константин Акулич сообщил, что в том виде, в котором уголовное дело существовало в первоначальном судебном рассмотрении, в 2017 году оно выглядело достаточно пристойно, и на месте любого суда возникло бы понимание, что Наиль совершил преступление: во-первых, три человека утверждало, что Наиль им сбыл наркотики. Во-вторых, в кабинете Наиля в подвесном потолке найдены хронившиеся наркотики. И в таком виде с учетом существующих стандартов доказывания о сбыте наркотических средств это более чем достаточные доказательства. На том, что доказательная база более чем сформирована, вплоть до сегодняшнего дня продолжает настаивать следствие. Так, официальный представитель СУ по Челябинской области одному из изданий сообщил, что «показания арестованные давали как в ходе расследования уголовного дела, так и в ходе судебного заседания, в котором ни один из них не заявлял о том, что данные показания ими даются под принуждением. Никаких заявлений у свидетелей не было по данному вопросу». Между тем, как далее заявляет адвокат Наиля Курманова, когда мы начинаем разбираться с каждым доказательством в отдельности - в том, как был произведен обыск в его кабинете, в том, кто посещал кабинет до того, как был произведен этот обыск, в том, соблюдена ли процедура обыска, появляются вопросы о том, обнаружены ли отпечатки, генетические следы на потолочной плитке, где якобы хранились наркотики, на самой упаковке наркотического средства… По результатам проверок и ответов на эти вопросы прокуратура сама отказалась от обвинения по этим эпизодам, что уже пошатнуло доказательную базу очень сильно по этому делу. Далее сотрудниками правоохранительных органов оперативным путем получена аудиозапись прослушки телефонных переговоров в день передачи наркотиков, где со своей подругой сожительница одного из арестованных (Анна Романькова) обсуждает факт передачи ею этому арестованному (Кулакову) пакета со свертком с наркотиком, о том, где и при каких обстоятельствах это будет сделано. И подруга этой Романьковой ее предупреждает о рисках такой передачи. Выделенные же в отдельное производство уголовные дела на предмет того, откуда взялись наркотики, обнаруженные под подвесным потолком в кабинете отдела полиции, кто передал такое разнообразие наркотиков заключенным, а также то, у кого сам оперуполномоченный Наиль Курманов мог приобрести наркотики для последующей их передачи арестантам, так и остались «похоронены», на настоящее время не расследуются. «И здесь возникает неустранимое сомнение: если двум лицам из трех, которые в один голос утверждали, что наркотические средства им сбыл Наиль Курманов, но, как выяснилось, Наиль этого не делал, то есть неустранимые сомнения, что и третьему лицу наркотик передал не Наиль. Причем, абсолютно не важно, кто именно. И уже здесь включается презумпция невиновности в отношении Курманова, - комментирует адвокат Константин Акулич. – По данному уголовному делу нарушены все стандарты доказывания. Показания свидетеля – вся основа доказательства виновности Наиля Курманова. По мне, так это абсурд». Что же касается самих свидетельских показаний ключевого свидетеля – Алексея Лебедева, то это далеко не первая его попытка донести до следствия свои доводы. «Для дачи показаний в суд Лебедев вызывался три раза, - продолжает Константин Акулич. – В первый раз, в октябре 2016 года, он пришел в судебное заседание и сказал, что давать показания никакие не намерен и просил суд оставить его одного с судьей. Этим он поставил суд в неудобное положение, расценили это как ходатайство, в котором Лебедеву было отказано. В следующее заседание Лебедев не явился. Поступила справка о том, что в следственном изоляторе он совершил попытку суицида. И только спустя неделю Лебедев приходит в суд и заявляет, что все показания, которые он давал следователю, правдивы… Соответственно, утверждение органов предварительного следствия и органов обвинения, что Лебедев на протяжении семи лет дает четкие последовательные и непротиворечивые показания, не имеет права на существование и как минимум заставляет задуматься, почему уверенный в своих показаниях свидетель изначально начал выдумывать причины, чтобы самоустраниться из этого процесса», - подчеркнул Акулич. С тем, что по расследованию дела Наиля Курманова нарушены все стандарты доказывания, согласны и оперативники полиции, но свернуть с обвинительной версии на иную сегодня уже крайне сложно. «Следователь должен всесторонне рассматривать все доказательства и уже на основании этого выявить виновное лицо, а не так, что сначала определить лицо, поместить его в следственный изолятор и после этого в течение нескольких лет собирать на него информацию, подтверждать вину этого человека, - комментирует майор полиции в отставке Иван Астахов. – В данном же деле следователь сделал для себя поспешное заключение, что виновен именно Курманов, и совершил поспешные действия в виде заключения его под стражу, тем самым следствие само себя поставило в такую позицию, что сворачивать с этого вектора обвинения стало сложно. А с каждым месяцем, тем более, с каждым годом содержания Наиля под стражей свернуть с этой версии становилось все сложнее и сложнее, если не невозможно. В любой системе существуют рейтинговые показатели, отражающиеся на общей федеральной системе, а оправдательное решение дает большой минус в рейтинге, буквально перечеркивает работу правоохранительных органов за год их работы. Поэтому мне крайне сложно спрогнозировать, как будут дальше разворачиваться события по делу Курманова при вскрывшихся столь важных обстоятельствах, когда ключевой свидетель решил дать такое серьезное признание, - подчеркнул Иван Астахов. Далее адвокат Константин Акулич сообщил, что в уголовном процессе процедура пересмотра дел по вновь открывшимся и новым обстоятельствам очень жестко зарегламентирована. С учетом того, что показания Лебедева – это приговорообразующее доказательство, которое легло в основу приговора Наиля Курманова, а известно, что Алексей Лебедев обратился и письменно в прокуратуру, прокурор обязан провести проверку, которая позволит выяснить, что побудило Лебедева тогда дать одни показания, а сегодня сообщать иные сведения. И на основании этой информации органы прокуратуры должны обратиться в суд с просьбой пересмотреть дело. И самое важное на сегодня – чем быстрее пройдет проверка, тем быстрее будут соблюдены права и интересы Курманова. Человек находится не в следственном изоляторе, он отбывает наказание. Вполне вероятно, что незаслуженное. «Так велит закон, - рассказывает адвокат. – Если мы обратимся к 6-й статье уголовно-процессуального кодекса РФ, она гласит, что у уголовного процесса всего лишь две задачи: первая – спасти права лиц, пострадавших от предступлений. А вторая – оградить лицо от необоснованного привлечения и осуждения. И приказ Генерального прокурора о надзоре за органами предварительного следствия, и приказ о поддержании государственного обвинения гласят о том же самом: обращаю ваше внимание, уважаемые прокуроры, что задачи у нас равнозначные – спасти незаконно осужденного и спасти потерпевшего, - подчеркнул Акулич. Кроме того, адвокат отметил, что в деле Курманова есть и потерпевший по делу. «Хотя нигде это и не звучит, но я бы хотел обратить внимание, что у Наиля Курманова есть потерпевший по делу – это Главное управление МВД по Челябинской области, которое якобы пострадало от действий Наиля Курманова. Когда заявлялось, что Курманов сбыл заключенным наркотики, МВД заявляло: да, мы очень пострадали. Затем выяснилось, что Наиль не сбывал, органы МВД никак на это не отреагировали. Потом они якобы пострадали от того, что Наиль хранил наркотики у себя в кабинете. Когда выясняется, что не хранил, органы МВД опять молчат. Так вот, где этот потерпевший сегодня? Почему не занимает активную позицию, не помогает объективному расследованию дела? Почему не пытается разобраться, ведь их коллегу «чужими руками топят»? – удивляется адвокат Наиля Курманова Константин Акулич. – И сейчас с учетом полученной информации они имеют те же самые права, что и Наиль, – обратиться с возможностью пересмотреть дело, способствовать объективному расследованию дела и контролировать процесс, – подчеркнул адвокат. Майор полиции в отставке Иван Астахов отмечает, что на сегодняшний день каждый оперативник, попавший в сложную ситуацию, остается со своей проблемой один на один. «Против оперативника могут работать и следствие, и органы прокуратуры, и серьезные криминальные структуры, его никто не будет защищать, - рассказывает Иван Астахов. – У Управления собственной безопасности формально существует две функции: выявить нехороших полицейских, привлечь их к ответственности и вторая – защитить тех, кто незаконно подвергаются преследованию. Так вот вторая функция не работает совсем. На моей памяти был только один случай, когда от серьезных криминальных угонщиков защитили группу сотрудников Главного управления внутренних дел. И это всё». Все, на что можно надеяться, что действительно позволит сдвинуть расследование дела в сторону объективного расследования – общественный резонанс. «После появления признательных показателей Лебедева в социальных сетях, мне эту видеозапись перекинуло порядка 20 человек со словами: Ты же защищал Наиля Курманова, так вот мы хотим тебе помочь, вот, посмотри, что мы узнали, - комментирует адвокат Константин Акулич. – Запрос у общества на справедливость есть. За семь лет расследования дела Курманова и неоднократные отмены приговора в отношении него говорят одно – не всё так однозначно в этом уголовном деле. Основания для пересмотра дела у прокурора есть. И я думаю, что Наиль Курманов заслужил право даже за те 20 лет службы, которые он отдал государству, на то, чтобы в его дело постарались-таки вникнуть и разобраться», - резюмировал Акулич.

Константин Акулич: Появились основания для пересмотра дела Наиля Курманова
Фото: Uralpress.RuUralpress.Ru