В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Тела не найдут — тайга все скроет» Российский депутат создал самую жестокую ОПГ в Сибири. Как она захватывала города?

«Тела не найдут — тайга все скроет» Российский депутат создал самую жестокую ОПГ в Сибири. Как она захватывала города?
Фото: Lenta.ruLenta.ru

Иркутский областной суд вынес приговор по уголовному делу экс-депутата городской думы Вадима Молякова, известного в криминальных кругах как Моляк. По версии следствия, в конце 1990-х годов он создал в Братске организованное преступное сообщество (ОПС) — одну из самых мощных группировок в Сибири. «Братские» хладнокровно расправлялись со всяким, кто вставал на их пути и мешал крышевать бизнес. Главарь ОПС Моляк за семь доказанных убийств и одно покушение получил 25 лет колонии, но не исключено, что суду стали известны далеко не все его преступления. Историю Братской группировки изучил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

Видео дня

Ученые говорят, что человек не может моментально поседеть — якобы это невозможно. Но пример , жителя сибирского , участника одной из местных банд, говорит об обратном. «Братские» похитили его в ночь с 7 на 8 декабря 2002 года вместе с товарищами. Похищенных четыре часа пытали и убивали на глазах друг у друга. В день похищения Владимир Жуков был жгучим брюнетом. Когда его тело нашли, он был абсолютно седым.

***

В криминальной истории России есть две группировки, которые называют Братским ОПС, из-за чего часто возникает путаница. Первая — ОПС вора в законе Тюрика, сформировавшаяся в конце 80-х — начале 90-х годов.

Она набрала силу на традиционных для той поры рэкете и вымогательствах, а также на поддержке осужденных, отбывающих наказание в и . Ее первым лидером был вор в законе (Мася) — крестник знаменитого (Япончик).

Моисеева взорвали 10 июня 1991 года в Братске, и тогда во главе ОПС встал Тюрик, молодой и талантливый авторитет, придерживающийся традиционных понятий. Он объявил войну кавказским бандам, за короткое время очистил от них регион, а затем взял под свой контроль Братский алюминиевый завод.

За эти достижения в 1993 году он получил титул вора в законе, причем среди его «крестных» были первые лица российского криминалитета Вячеслав Иваньков (Япончик), (Шакро Молодой) и (Дед Хасан), которого в (СКР) называли лидером преступного мира страны.

Сейчас Тюрик — авторитетный бизнесмен и меценат, к которому у претензий нет

Хотя в 2017 году ввел против Тюрика персональные санкции за причастность к отмыванию денег и деятельности криминальных группировок. А правоохранительные органы давно объявили Тюрика в международный розыск, так как считают его лидером международной преступной группировки «Братский круг» и обвиняют в причастности ко многим убийствам.

Впрочем, Россия отказалась выдавать его по требованию испанской прокуратуры как гражданина РФ

Сегодня Тюрик постоянно проживает за границей, появляясь в России лишь по необходимости. При этом он и его приближенные до сих пор активно влияют на криминальный мир Прибайкалья и всей России. До сих пор ни одна группировка в Иркутске не может действовать без его личного согласия, а часть криминальных доходов по-прежнему идет в общак Тюрику.

Совсем недавно во время суда над организаторами рынка интим-услуг в Иркутске звучали показания, что именно Тюрик запретил бандитам трогать главного сутенера города Алексея Ленивцева (Кос)

ОПС Тюрика считается воровской, придерживающейся «понятий» и крайне осторожной: никто из ее участников пока не попал под суд по «антиворовской» статье 210.1 УК РФ («Занятие высшего положения в криминальной иерархии»). Второе же ОПС, участников которого тоже называют «братскими», возникло в Иркутске в конце 90-х годов.

Костяк этой группировки составили ранее несудимые молодые спортсмены. Их лидером стал Вадим Моляков — депутат городской думы, президент федерации дзюдо, влиятельный лесопромышленник и одновременно — близкий приятель Тюрика, его напарник по криминальному бизнесу.

Бандитская власть

В конце 90-х годов смотрящим за Тайшетом был криминальный авторитет Дмитрий Шимко по кличке Димедрол. Тогда этот город делили между собой три группировки. Первая — «димедроловские», или «синие» — сторонники традиционных воровских понятий.

Вторая — группировка Эдуарда Ларикова, в которую входили спортсмены-качки. Ее называли «бультики» — с одной стороны, из-за крепкого телосложения бойцов, а с другой — потому, что некоторые из лидеров ОПГ разводили бойцовых собак (преимущественно бультерьеров), делая на этом неплохие деньги.

Наконец, третьей бандой Тайшета были «сафаровские», по имени главаря Тимура Сафарова

Именно последняя считалась самой многочисленной и мощной — ее лидер Сафаров значительную часть доходов получал от легального бизнеса и считался крупным лесопромышленником. К тому же он пользовался поддержкой в криминальных кругах , где в то время первую скрипку играл .

Лидеры тайшетских группировок жили мирно, общались между собой и даже дружили — в небольшом городе места хватало всем. При этом нельзя сказать, что обстановка в Тайшете была спокойной: многие горожане противились криминалу и вступали в конфликты с бандитами, а потому у участников ОПГ хватало темных дел.

К примеру, в 1998 году «сафаровские» по просьбе главаря «бультиков» Ларикова сожгли частный дом: погибли женщина и 12–летняя девочка. Спустя 20 лет удалось задержать исполнителей — двоим из них на момент совершения преступления не было 18 лет.

Выяснилось, что в сгоревшем доме жили цыгане, торговавшие наркотиками, и они отказались платить бандитам

Таких расправ в Тайшете хватало. Но градус насилия в городе резко возрос в конце 90-х — начале нулевых, когда им заинтересовался главарь Братского ОПС Моляк. Из лидеров трех местных группировок только Димедрол сразу стал с ними сотрудничать — остальные отказались признавать незваных гостей.

Пошли на захват

С приходом «братских» в Тайшете началась настоящая криминальная война. Захватывать города было для Моляка не впервой: незадолго до этого он взял под контроль Железногорск-Илимский: подмял под себя местного криминального авторитета Игоря Абанина (Бэшн), а затем его руками ликвидировал всех конкурентов.

После этого Моляк стал единолично получать доход от всего легального и нелегального бизнеса в городе. А в конце 1999 года он вплотную занялся Тайшетом: направил туда большую группу боевиков и экономистов — активных участников Братского ОПС. «Группу захвата» возглавлял Николай Султанов (Коля Султан), авторитетный и жесткий лидер.

«Братских» отличала хорошая спортивная подготовка и отсутствие судимостей. Но среди бандитов, которым в среднем было 30 лет, выделялись и специалисты в своем деле, говорит в беседе с «Лентой.ру» подполковник юстиции в отставке, бывший следователь по особо важным делам СУ СКР по Павел Гойник, который расследовал дело Братского ОПС.

По словам Гойника, Зубатый приехал в Иркутскую область из , поэтому по ряду причин следователям так и не удалось получить на него подробную характеристику с родины — но известно, что в Россию он прибыл уже подготовленным человеком. Среди «братских» также выделялся Сергей Причин, который отлично стрелял из всех видов огнестрельного оружия.

К приезжим боевикам из Братского ОПС вскоре примкнули и спортсмены из группировок Тайшета. Таким образом к началу 2000 года сложилась тайшетская боевая группа, которой, по версии следствия, руководили Моляк, Димедрол и Коля Султан. Они легко смогли взять под контроль местных коммерсантов. Но вот попытки «братских» захватить местный лесопромышленный бизнес были неудачными: им отчаянно сопротивлялся криминальный авторитет Тимур Сафаров.

«Встал вопрос: кто убьет первым?»

В те годы в Тайшете практически не было сотовой связи: горожане пользовались обычными стационарными телефонами. «Братские» моментально воспользовались этим: Зубатый привез с собой большое количество телефонных «жучков» и поставил их на улицах, в распределительных коробках систем городской телефонной связи.

Было организовано круглосуточное дежурство: «братские» в машинах сутками сидели неподалеку от мест жительства участников группировки Тимура Сафарова и записывали все их телефонные переговоры. В тот момент Сафаров был самым авторитетным бизнесменом Тайшета, имевшим огромный административный ресурс на уровне руководства города.

Кроме того, под его контролем находились два крупнейших леспромхоза — Красноярский и Тайшетский. Конечно, Димедрол, который дружил с руководителями местных правоохранительных органов, мог вставлять палки в колеса Сафарову, но во влиянии на местную экономику сильно проигрывал.

При этом на первые же попытки Моляка и Димедрола отобрать его бизнес Сафаров ответил резко. «Братские» из прослушки телефонных переговоров узнали, что осенью 2000 года Сафаров стал планировать ликвидацию их главарей.

Трое участников Братского ОПС — Дмитрий Кореневский (Кореш), Притчин и Пукас — несколько раз пытались проследить за Сафаровым, но тот всякий раз, когда его поезд прибывал в Иркутск, успевал от них скрыться, поэтому установить адрес его проживания бандиты не смогли. А в декабре 2000 года Зубатый приказал им сворачивать слежку: он разработал новый план.

Охота на бизнесмена

Для преступления «братские» купили в Иркутске автомобиль УАЗ, а затем перегнали его под Тайшет, где на одной из ферм установили на крышу маяки и наклеили на двери надписи «Милиция». Исполнители — все те же Кореневский, Притчин и Пукас — оделись в форму бойцов ОМОН. У них при себе были макеты автоматов Калашникова и жезл сотрудника .

На трассе бандиты оборудовали засаду: один из участников высматривал «Волгу», на котором ездил Сафаров (в то время очень редкая и модная машина в Иркутской области).

Он должен был по рации сообщить о ее приближении, а остальные в это время изображали передвижной пост милиции

В течение января «братские» несколько раз выезжали на перехват, но безуспешно: запланированные поездки (о них бандиты знали из подслушанных телефонных переговоров) Сафаров или переносил, или отменял. При этом долго прикидываться милиционерами Кореневскому, Притчину и Пукасу было опасно.

А в начале февраля Сафаров и вовсе уехал в длительную командировку в . По оперативным данным, во время нее он должен был окончательно договориться о ликвидации Моляка и Димедрола.

Тянуть дальше было нельзя: наплевав на конспирацию, «братские» решили «валить» Сафарова открыто

Один из бандитов позвонил ему домой, представился водителем с собственным КамАЗом и сказал, что хочет устроиться на работу. Жена Сафарова предложила приехать 6 марта — в тот день ее муж должен был вернуться в Тайшет.

«Это был контрольный выстрел»

Готовясь к преступлению, «братские» купили старую праворульную Toyota Carina, две телогрейки, две пары валенок, подшлемники, ватные штаны, строительные перчатки и рулон рубероида. В день покушения поезд из Иркутска в Тайшет прибывал около 06:00: в это время киллеры подъехали к дому Сафарова на улице Чкалова.

Благодаря многомесячной слежке «братские» знали, что Сафарова привезут на персональной «Волге» и высадят около подъезда. О приближении жертвы должен был сообщить водитель Toyota Carina, который доставил бандитов на место и припарковал свою машину по ходу движения «Волги».

Пукас и Притчин пошли по улице под видом рабочих. У Притчина в кармане телогрейки был пистолет Макарова, а Пукас держал в руке обрез, заряженный картечью и спрятанный внутри рулона рубероида. По словам Павла Гойника, бандиты подгадали так, что когда «Волга» подъехала к подъезду, Притчин оказался от нее справа, а Пукас — слева.

Водитель Сафарова в ужасе ударил по газам и помчался прочь — Притчин всю остальную обойму выпустил вслед «Волге». Свое оружие киллеры бросили в сугробы — отпечатков на нем не было, поскольку его держали в перчатках. Они спокойно дошли до ожидавшей их Toyota Carina и уехали с места убийства.

Уже в машине киллеры переоделись, оставив в салоне униформу рабочих, а затем пересели на УАЗ. Брошенную Toyota Carina вместе с одеждой вскоре нашли милиционеры, но для экспертизы в ней не оказалось ничего подходящего.

Формально киллеры были чисты перед законом, и у экспертов просто не было материала для сравнения

Уже через месяц, 6 апреля, весь лесопромышленный бизнес убитого Тимура Сафарова перешел под полный контроль Димедрола и Моляка. К слову, от своих боссов киллеры за выполненный заказ не получили ни копейки.

Продолжение следует.