В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Прирастёт ли ОДКБ Узбекистаном после бунта в Каракалпакии?

События в являются внутренним делом , заявил пресс-секретарь президента РФ .

Прирастёт ли ОДКБ Узбекистаном после бунта в Каракалпакии?
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

В уверены, что Ташкент справится с вызовом. «Ситуация под контролем. Власти действуют грамотно с уважением к своему народу. Сил не допустить провокаций достаточно», - цитирует РИА Новости неназванного дипломата.

Массовые беспорядки, начавшиеся в Каракалпакии 1 июня, унесли жизни как минимум 18 человек, 243 человека ранены (по данным главы минздрава региона — тысячи), 516 человек арестованы. Такие цифры обнародовали в Национальной гвардии Узбекистана, ответственной за поддержание режима ЧП.

Характер событий в столице республики — – и нескольких малых городах заставляют вспомнить погромы в Алмате в январе 2022 года, угрожавшие свержением власти президента Токаева. Решающим обстоятельством тогда стал ввод в сил ОДКБ — военные быстро навели порядок.

Несмотря на то, что документ о создании ОДКБ был подписан в 1992 году в Ташкенте, Узбекистан дважды приостанавливал свое членство в этой организации — в 1999-м и в 2006-м годах, мотивируя это национальными интересами. Может после событий в Каракалпакии Ташкент задумается о возвращении в ОДКБ?

Завотделом Средней Азии и Казахстана , старший научный сотрудник считает, что в недалеком будущем сближение Узбекистана с ОДКБ неизбежно.

– После январских событий в Казахстане я имел неосторожность публично сказать на одном из мероприятий в Ташкенте о необходимости Узбекистану пересмотреть вопрос об участии (в операциях ОДКБ — авт.) в связи с меняющейся обстановкой в регионе. Но узбекские коллеги, причем комплиментарно настроенные к внешней политике России, ответили, что существующий двусторонний формат отношений в области безопасности их полностью устраивает.

Там действительно есть хорошая договорная база. В частности, договор о стратегическом сотрудничестве в области безопасности, предполагающий даже размещение в случае необходимости воинских контингентов двух стран на территории того или иного государства по обоюдному согласию. При этом Ташкент постоянно подчеркивает свое неучастие военных блоках. Это записано в конституции Узбекистана и в концепции внешней политики, кстати, недавно обновленной.

Не думаю, что вспышка в Нукусе такой подход коренным образом изменит... Другое дело, что и январские события в Казахстане, и нынешние беспорядки в Каракалпакии, и будущие обострения в регионе (уверен, что до конца года произойдет еще как минимум пара вспышек, например, в Киргизии, которая странно притихла — не к добру, да и в Узбекистане и Казахстане возможны рецидивы) будут сдвигать внешнюю политику Ташкента в сторону большего партнерства с ОДКБ.

«СП»: – Как это может выглядеть на практике?

– Вероятно Узбекистан постарается оттянуть формальное участие в ОДКБ — как-то его завуалировать или каким-то образом обговорить. Например, присутствовать в статусе страны-наблюдателя. Также, как Ташкент действует в . Это дает большие возможности. Но происходящие события по-любому коснутся и с ее нейтральным статусом, и Узбекистана, несмотря на традицию, заложенную еще быть де-факто нейтральным государством.

А на кого еще кроме России ставить в сфере обеспечения безопасности? Особенно, если начнутся события, сопоставимые с январскими в Казахстане. Никто на помощь не придет. Ни турки, ни китайцы. Ни уж тем более наши до недавнего времени западные «партнеры». Те, скорее, будут подливать бензин в пламя конфликта. Сейчас по событиям в Каракалпакии начнет возбуждаться , , которая в Нукусе присутствует и, уверен, сыграла свою роль.

– Такого рода конфликты не входят в сферу ответственности ОДКБ. Поэтому конфликт в Каракалпакии на членство или не членство Узбекистана в ОДКБ никак повлиять не может. Если Ташкент и будет рассматривать свое членство в ОДКБ, то по совершенно другим причинам, - подчеркивает эксперт по безопасности в Центральной Азии, профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев.

«СП»: – Российский МИД не торопит события, заявив, что это внутреннее дело Узбекистана...

– Так и есть. Каракалпакия, несмотря на суверенитет и право на отделение, – составная часть Узбекистана. Поэтому российский МИД занял совершенно правильную позицию. Как и МИД Казахстана, который сделал аналогичное заявление. Последнее обстоятельство важно, поскольку каракалпакские эмигранты, ссылаясь на близость двух народов, ранее апеллировали к Казахстану (в европейских СМИ были даже призывы присоединить Каракалпакию к РК — авт.).

«СП»: – В СМИ упоминается единственное конкретное имя со стороны протестующих - Даулетмурат Тажимуратов, адвокат и журналист. Это действительно лидер протеста? Насколько велик его авторитет?

– Тажимуратов, скорее, лидер общественного мнения. Поскольку он журналист и блогер, то находится в медийном поле. Он сам проявлял активность, поэтому его и видно. Да, он призывал людей на митинг в соцсетях, но пользуется ли он серьезной поддержкой населения, имеет ли реальный политический авторитет, по-настоящему судить трудно. Для этого надо находится в толпе на местности, среди людей.

«СП»: – Власти Узбекистана утверждают, что купировали бунт в Каракалпакии. По-вашему, это так?

– В целом ситуация, видимо, взята под контроль. Сегодняшний день многое покажет, потому что именно на 5 июля назначен согласованный с властями митинг. Однако, он был согласован еще до введения чрезвычайного положения. Если митинга не будет или он пройдет без эксцессов, значит конфликт действительно купирован. Иначе, конфликт продолжится. Такого рода проблемы легко породить, но разрешить, как правило, сложнее. Могут возникать эксцессы.

Многое зависит от линии центральной власти в Ташкенте. По факту событий заведено уголовное дело. Иначе быть не могло — 18 человек погибли. Тем не менее, власть может вести расследование по нижней планке. Если серьезных репрессий не будет, а весь конфликт переведут в поле административных наказаний тем, кто вышел на несанкционированный митинг, применял насилие к силовикам, то, скорее всего, конфликт будет разрешен на долгосрочной основе.

«СП»: – Главный вопрос политический. По вопросу ликвидации в конституции Узбекистана положений о суверенитете Каракалпакии пошел на попятную, но проблема остается...

– Так говорить не совсем корректно, поскольку предложение об изменении статуса Каракалпакии — это инициатива парламентской комиссии по поправкам в конституцию. Президент к этому прямого отношения не имеет. Мирзиёев просто дезавуировал инициативу депутатов. Это не его ошибка.

Тот факт, что норма о суверенитете Каракалпакии останется в основном законе Узбекистана мало что значит. За 30 лет никаких выступлений на эту тему не было. Это символическая статья. Задействовать такого рода статьи сложно и долго. Мы видим это на примере Шотландии и британского Brexit.

«СП»: – Может причины бунта экономические? Говорят, Каракалпакия очень бедна даже для Узбекистана...

- Уровень жизни даже внутри региона сильно отличается. Есть разница между городами и селами, теми, кто занимается бизнесом и остальными. Но регион однозначно проблемный. Это единственный регион Узбекистана, который граничит с бывшим — ныне почти высохшим Аральским морем. Вода Амударьи не доходит до него. Рыболовство исчезло. Есть инфраструктурная проблема - Каракалпакия удалена от других центров Узбекистана. От всего этого страдает местное население. Это удар и по здоровью, и по доходам людей.