В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

В России растет число административных и уголовных дел за распространение фейков о ВС

Знатока из «Что? Где? Когда?» заочно арестовали по обвинению в реабилитации нацизма. Также заочно арестована блогер . Ее обвиняют в распространении фейков о действиях российской армии.

В России растет число административных и уголовных дел за распространение фейков о ВС
Фото: BFM.RUBFM.RU

Видео дня

Поводом для уголовного дела, возбужденного против Аскерова, стал его пост в Facebook (запрещен в России, принадлежит корпорации Meta, которая признана в России экстремистской) о маршале Жукове. Белоцерковская, по данным правоохранителей, опубликовала «заведомо ложные сведения об использовании для уничтожения городов и гражданского населения , в том числе детей».

Всего с начала спецоперации в России возбуждено несколько десятков уголовных дел, так или иначе связанных с ситуацией на Украине. Среди известных лиц, в отношении которых были возбуждены уголовные дела по статье о фейках, помимо Белоцерковской, — блогер и медиаменеджер , журналисты и , политик Владимир Кара-Мурза (внесен Минюстом в список иностранных агентов) и журналист (внесен Минюстом в список иностранных агентов), а также несколько региональных и муниципальных чиновников и депутатов. Всего, по данным правозащитников, также обладающих статусом иноагента, по статье о фейках в 27 регионах страны было возбужденно 53 уголовных дела, 13 обвиняемых находятся под стражей, еще 12 фигурантов находятся не в России.

Помимо статьи 207 УК России о распространении заведомо ложной информации об армии, в Административном кодексе есть статья о дискредитации вооруженных сил. По ней, в частности, недавно был составлен протокол на лидера группы ДДТ за его высказывания во время концерта в .

О том, за что по действующему законодательству может грозить административная ответственность, а за что — уголовная, рассказывает адвокат, старший партнер проекта «Сетевые свободы» Станислав Селезнев:

Станислав Селезнев адвокат, старший партнер проекта «Сетевые свободы» «У нас есть несколько составов, которые влекут ответственность за высказывания. Если мы говорим о распространении заведомо ложной информации о действиях российских госслужащих за рубежом, будь то военные или не военные, в этом случае нет административной так называемой преюдиции — сразу же возбуждается уголовное дело. На сегодняшний день нам известно о 53 возбужденных уголовных делах за распространение заведомо ложной информации. Если же речь идет о критике действий российской армии с точки зрения оценочного суждения, разделение тут такое: если человек утверждает некий факт, противоречащий официальной позиции РФ, сразу же возбуждается уголовное дело по статье о распространении фейков; если же человек высказывает свое оценочное суждение, которое не проверяется, то есть отрицательное личное мнение о действиях армии за рубежом, в этом случае, как правило, возбуждается дело об административном правонарушении — таких дел уже более двух тысяч».

Однако, по словам ряда экспертов, грань между фейком и оценочным суждением очень тонка, на местах правоприменители трактуют их по-своему. Но то, что административных дел больше, чем уголовных, — это тоже своего рода показатель, считает ведущий эксперт Центра политического анализа :

Михаил Захаров ведущий эксперт Центра политического анализа «В условиях военной спецоперации количество дел некоторым образом возросло, поскольку в обществе присутствует некий раскол. Часть радикальных противников власти не поддерживают военную операцию, власть на это реагирует соответственным образом. Много ли этих дел, если мы исходим из того, что примерно до четверти населения, согласно простым социологическим замерам, точно не поддерживает операцию? Все-таки мы имеем дело не с миллионами, а с десятками, максимум сотнями дел. А если бы действительно была задача радикально закрутить гайки, мы точно имели бы тысячи дел, а скорее всего, и десятки тысяч. Если по факту неподдержки преследовались бы люди какого-то особенного, сильно развернувшегося репрессивного аппарата, мы бы это заметили, в последнем месяце я такого не вижу. Дел немало, но их и не критически много».

О том, что четверть россиян не поддерживают проведение спецоперации, в конце марта говорил пресс-секретарь президента , ссылаясь на данные опросов.