В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Суд решил перепроверить смертельный диагноз миллиардера Валерия Маркелова

Пресненский суд отказался освободить из-под стражи бывшего совладельца «Группы компаний 1520» миллиардера . Он проходит по делу о даче взяток бывшему полковнику МВД . Прокуратура усомнилась в том, что у фигуранта имеется онкологическое заболевание на последней стадии. В этой связи гособвинитель Дигаева ходатайствовала о проведении повторного медосвидетельствования. Суд просьбу удовлетворил. Защита считает, что решение было вынесено по формальным основаниям и планирует его обжаловать.

Суд решил перепроверить смертельный диагноз миллиардера Валерия Маркелова
Фото: BFM.RUBFM.RU

Видео дня

Вопрос о возможности освобождения Валерия Маркелова из-под стражи достался судье , приговорившей в 2020 году к восьми годам колонии актера . В начале процесса судья зачитала заключение комиссии врачей ГКБ № 1, которая 25 апреля диагностировала у Маркелова рак поджелудочной железы четвертой стадии с метастазами в печень. Это заболевание включено в постановление правительства от 14 января 2011 года, утвердившего список болезней, наличие которых препятствует содержанию под стражей. В этой связи руководство СИЗО № 2 («Лефортово») направило в суд документы для решения вопроса об освобождении фигуранта.

Сомнения прокурора

Однако прокурор Милана Дигаева поставила под сомнение диагноз. По ее мнению, проведенное медосвидетельствование не соответствовало постановлению «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений». Так, по словам прокурора, в медзаключении не было указано, «в каких условия какого учреждения» Маркелов должен проходить лечение, не указано, что это должно быть сделано стационарно. «Кроме того, ранее, до медобследования в центре имени Логинова, у него не было выявлено и установлено онкологического заболевания», — указала она. Обвинитель добавила, что врачам больницы № 1, которые дали заключение о наличии у Маркелова рака четвертой стадии, были переданы лишь медицинские документы без образцов проведенного Маркелову в центре имени Логинова исследования. «В ГКБ № 1 Маркелову повторное исследование не проводилось и материал для его проведения не отбирался», — высказала прокурор свои сомнения. Дигаева ходатайствовала о проведении повторного медосвидетельствования.

Адвокаты высказались против этого. «Законных оснований, не только медицинских, но и процессуальных для удовлетворения ходатайства обвинения не имеется», — возразил адвокат Маркелова . Он отметил, что именно медсанчасть направила его подзащитного на обследование, в ходе которого была в ГКБ № 20 обнаружена опухоль, а проведенная в научно-практическом центре имени Логинова биопсия показала наличие у арестованного рака поджелудочной железы. Лишь после этого, 25 апреля, в ГКБ № 1 комиссия из четырех врачей подтвердила ранее вынесенный диагноз, сказал адвокат. Он подчеркнул, что некачественное медзаключение может быть обжаловано только руководителем медицинского учреждения.

«Маркелов должен быть в незамедлительном порядке освобожден из-под стражи», — вторил коллеге другой адвокат Маркелова . Он добавил, что защита обеспечила явку в суд для допроса по заключению в качестве специалиста врача-судмедэксперта 111-го Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны, кандидата медицинских наук . Она имеет стаж работы по специальности более 20 лет.

«Если есть, что у нее спросить, то специалист предоставлен. Если же гособвинитель отказывается от такого допроса, это следует расценивать как отсутствие претензии по характеру заключения», — сказал защитник.

Бессонные ночи

Адвокаты заметили, что оказанная Маркелову еще 25 апреля химиотерапия и применение наркотических анальгетиков в условиях СИЗО невозможны. При этом, как рассказали защитники, начиная с января их клиент мучается от сильной боли и не может спать. Впервые за долгое время Маркелов смог проспать всю ночь лишь после того, как 29 апреля, в ходе последнего слова, в суд ему вызвали скорую. Тогда медики сделали Маркелову укол обезболивающего с наркосодержащим препаратом.

«Но-шпа», которую ему дают, при онкологическом заболевании помогает как ладанка», — заметил Алексей Стерликов. Сам подсудимый, выглядевший заметно похудевшим, выступать не стал, поддержав сказанное адвокатами.

Примечательно, что когда защита ходатайствовала о допросе в суде эксперта, судья объявила перерыв и исчезла из зала на час. Когда же Елена Абрамова вернулась в зал, прокурор выступила против допроса специалиста, сославшись на то, что он не входил в состав медкомиссии. Суд с этим доводом согласился и в допросе Натальи Бурмистровой отказал.

В совещательной комнате председательствующая провела примерно час, а выйдя оттуда, назначила Маркелову повторное медосвидетельствование. В ее решении говорилось, что вывод о наличии у Маркелова заболевания, препятствующего содержанию под стражей, сделан комиссией медицинского учреждения, которая не уполномочена на проведение подобного медосвидетельствования. Кроме того, в представленных документах есть противоречия, «что ставит под сомнение изложенный диагноз».

Поддержать Маркелова в суд приехали его близкие. По словам супруги обвиняемого Елены, с поставленным ее мужу диагнозом суд должен был освободить его в течение трех суток.

Медицинские документы поступили сюда еще 4 мая. Однако 7-го и 11 мая Маркелова не доставили на процесс, а 12 мая бизнесмену было фактически отказано в выходе на свободу. «Что творит Пресненский суд, что творит прокуратора, не понятно, — сказала Елена Маркелова. — Прокуратура должна разбираться и поступать справедливо. А получается, что она потворствует тому, чтобы тяжело больного человека оставили в СИЗО без медикаментов и обезболивающего».

Ожидается, что 17 мая суд вынесет Маркелову приговор. С марта 2021 года его судят вместе с бывшим полковником МВД Дмитрием Захарченко. Последнего обвиняют в получении взяток на общую сумму 1,4 млрд рублей за «крышевание» неформальной банковской площадки. Маркелову, бывшему члену совета директбанка, вменяется дача взяток силовику. В ходе прений сторон прокуратура запросила для него 12 лет лишения свободы, а для Захарченко — 17 лет заключения со штрафами в 500 тысяч рублей каждому.

Двум других подсудимым — адвовцову и жиласти Василию Критинину — прокурор за посредничество в даче взятки просила назначить по девять лет колонии каждому.

Право на освобождение

Предполагалось, что при вынесении приговора суд освободит Маркелова от наказания по болезни. Теперь похоже, что этого не произойдет. Впрочем, если диагноз подтвердится, суд вынужден будет это сделать, но уже позже.

По мнению Алексея Стерликова, суд принял решение по формальным основаниям и просто «пошел на поводу у прокуратуры». «Ни один нормативный акт не регламентирует, что при медосвидетельствовании комиссия должна проводить обследование, она всегда работает с документами», — сказал он.

«Биопсия, проведенная в центре имени Логинова, который возглавляет главный онколог Москвы, комиссию вполне удовлетворила. По закону, члены комиссии могли в течение 30 суток провести дообследование, но они этого не сделали, им данных хватило, — продолжил адвокат. — Довод же о том, что медики не указали, что лечение Маркелову должно проводится в стационаре, не выдерживает критики. В заключении указано, что Маркелову должны проводиться инфильтрации с препаратами 46 часов непрерывно. Понятно, что в амбулаторных условия их делать просто невозможно». Защита планирует обжаловать решение суда.