В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Напугать так, чтобы домой уехали» Зачем 15 лет назад прапорщик ФСБ и националисты взорвали Черкизовский рынок в Москве?

«Напугать так, чтобы домой уехали» Зачем 15 лет назад прапорщик ФСБ и националисты взорвали Черкизовский рынок в Москве?
Фото: Lenta.ruLenta.ru

Ровно 15 лет назад, 21 августа 2006 года, в 10 часов 20 минут в на территории Черкизовского рынка с разницей в 55 секунд взорвались два самодельных взрывных устройства — был совершен один из самых известных террористических актов в истории современной России. Уже через минуту прохожие и сотрудники охраны Черкизона задержали террористов: и Олега Костарева — изготовителей обеих бомб и членов военно-патриотического клуба «Система подготовки армейского спецназа», действиями которых руководил прапорщик Сергей Климук. Подробности громкого дела изучил корреспондент Игорь Надеждин.

Видео дня

Официальное название Черкизовского рынка — «Торгово-ярмарочный комплекс "КБФ АСТ"». Неофициальных — много. Чаще всего его называли «Черкизон» — исковерканное слово «Черкизостон», от тюркского «стон» — «земля». Именно так москвичи стали именовать ярмарку на территории института физкультуры сразу после открытия — на ней работали в основном приезжие из , , Киргизии и .

Рынок пользовался огромной популярностью — из-за дешевизны продававшихся там вещей, электроники, товаров народного потребления и продуктов. Сюда приезжали затовариваться не только из разных районов Москвы, но и из регионов России — выходило дешевле.

Одно время Черкизовский рынок даже считался одной из достопримечательностей столицы: во всяком случае, экскурсоводы, перечисляя места, которые надо посмотреть гостям города, ставили Черкизон в один ряд с Третьяковской галереей и Китай-городом.

Теракт, совершенный на рынке 21 августа 2006 года, с первых секунд вызвал широкий общественный резонанс. Два взрыва с разницей в 55 секунд прогремели примерно в 10 часов 20 минут. На месте погибли восемь человек, в том числе 2-летний мальчик и 14-летняя девочка.

Еще шесть человек скончались позже в больницах, причем один из них пять месяцев провел в реанимации. 47 человек в результате теракта получили ранения. Большинство пострадавших были приезжими из Таджикистана, Узбекистана, и Китая, но заметная часть — граждане России, и .

По следам террористов

Сразу же после взрыва работники рынка и охрана задержали обоих исполнителей — тех, кто оставил сумку с бомбами между кафе и общественным туалетом на 41-й аллее оптового рынка. 20-летние москвич Илья Тихомиров и уроженец удмуртского , студент четвертого курса РХТУ имени Менделеева Олег Костарев на первых же допросах признались в содеянном.

Сотрудники увозят тело погибшего при взрыве на Черкизовском рынке. 21 августа 2006 года. Фото: /

Правда, они говорили, что все задумали и сделали сами и никто к теракту больше не причастен. Однако следователи быстро установили, что Тихомиров и Костарев — активные участники военно-патриотического клуба «Система подготовки армейского спецназа» (ВПК «СПАС»), хорошо известного .

«Спасовцы» регулярно попадали в оперативные сводки как участники драк на национальной почве

На следующий день после теракта, 22 августа, был задержан третий его устроитель, который сумел незамеченным скрыться с места происшествия, 18-летний москвич Валерий Жуковцов. Анализ телефонных переговоров сообщников за предшествующие взрыву месяцы позволил установить и других соучастников преступления.

Кроме того, были выявлены аномальные активности задержанных во время других взрывов, которые весной и летом 2006 года гремели в Москве: во время всех этих происшествий телефоны фигурантов были либо рядом с местами взрывов, либо недоступны.

4 сентября 2006 года оперативники задержали руководителя ВПК «СПАС», 25-летнего . А четыре дня спустя в руках следователей оказался 36-летний прапорщик ФСБ России Сергей Климук. Собственно, именно задержание Климука и стало решающим в этом деле.

Николай Королев. Фото: /

Уловки прапорщика

В поле зрения следствия Климук попал уже на следующий день после взрыва, 22 августа: его номер телефона был одним из последних, по которому звонили террористы перед тем, как активировать бомбы. Как позже выяснилось, такие звонки были постоянными.

Установив личность владельца номера, следственная группа запросила УФСБ о личности и характеристике владельца. Началась разработка, и прапорщик, видимо, что-то почувствовал. Климук, желая обезопасить себя от возможных проблем, сам пришел к курирующему его часть контрразведчику и дал показания.

Сергей Климук. Фото: Игорь Надеждин / Лента.ру

Он сообщил, что знает исполнителей взрыва и лидера ВПК «СПАС» Николая Королева, но они лишь его знакомые.

Однако показания Климука оказались слишком подробными для «случайного знакомого» террористов и сыграли против него

После разговора в управлении ФСБ по Московскому военному округу (тогда такой еще существовал) чекисты сообщили руководителю следственной группы, что его поведение по меньшей мере подозрительно — и на выходе из здания УФСБ Климук был задержан следователями прокуратуры.

Уже к ноябрю следователи прокуратуры Москвы смогли установить причастность ВПК «СПАС» к совершению восьми взрывов в Москве в период с апреля по август 2006 года и, кроме того, раскрыли резонансное преступление, известное как «убийство армянского мальчика на "Пушкинской"». Как выяснится, его также совершил один из «спасовцев».

На следствии и позже, в суде, было установлено, что участники ВПК «СПАС» под руководством Николая Королева с апреля 2006 года от драк с анитифашистами, футбольными фанатами и представителями северокавказских национальных диаспор перешли к взрывам. По версии следствия, причиной этого стала убежденность сообщников в причастности выходцев с Кавказа к серии взрывов в Москве, повлекших массовые жертвы.

Первая бомба

22 апреля 2006 года в помещении Академии проблем биоинформатики и психологической помощи «Лилиана» (Селиверстов переулок) произошел взрыв: для его исполнения Николай Королев выбрал и привлек Илью Тихомирова. Тот купил нужные компоненты взрывчатки и сложил их в бидон: бомба получилась мощностью не менее одного килограмма в тротиловом эквиваленте.

Около 20:50 Тихомиров пришел в академию и попросил психологическую помощь. Но в связи с поздним временем ему предложили прийти на следующий день. Тогда он попросился в туалет, где активировал и оставил взрывное устройство, прекрасно понимая, что в соседнем помещении находятся три человека.

Пять минут спустя после ухода Тихомирова прогремел взрыв

На неизвестного молодого человека как на исполнителя теракта указали сразу. Той же ночью оперативники обнаружили его изображение на записях камер видеонаблюдения — но задержали Тихомирова значительно позже.

Уже после задержания Николай Королев даст показания, что время и места взрыва выбрал он — теракт был совершен в значимый православный праздник Великая суббота и в салоне «черной магии», как он считал.

Незадолго до этого в этом салоне якобы обидели его ученицу, православную девушку, и Королев решил таким образом наказать «колдунью» Лилиану. «Она, по-моему, еврейка, хотя говорит, что грузинка. Значения это не имеет, но добавляет в случившееся радостные нотки», — позже скажет Королев на допросе.

Убийство на «Пушкинской»

В этот же день, 22 апреля 2006 года, на станции метро «Пушкинская» Никита Сенюков, активный участник ВПК «СПАС», убил молодого футбольного фаната — гражданина , 16-летнего Вигена Абрамянца. Это убийство вызвало большой общественный резонанс: через неделю армяне перекрыли Арбат, требуя справедливого расследования.

22 апреля 2006 года студент Московского института управления Абрамянц вместе с товарищами приехал на станцию метро «Пушкинская»

По показаниям его друзей, отсюда они собирались поехать на футбольный матч, но другие свидетели говорят, что столкновение в метро было заранее спланировано: один из «спасовцев» под видом активиста-антифашиста списался с Вигеном и предложил встретиться, чтобы обсудить совместную тактику борьбы со скинхедами.

Группа из ВПК «СПАС» приехала к назначенному времени со стороны «Баррикадной» и, заметив антифашистов, сразу пошла в атаку. Стычка была короткой, меньше минуты, но в ходе нее Сенюков ударил Абрамянца ножом в грудь.

По словам Королева, белые шнурки на черных берцах — отличительный знак скинхеда или национал-монархиста, совершившего убийство. Убийство Вигена Абрамянца могли бы раскрыть быстро, если бы не оперативники управления милиции на Московском метрополитене.

Они в тот же день вынудили 16-летнего московского школьника Дениса Кулагина подписать признание в совершенном убийстве — но в эту версию никто, кроме самих милиционеров, не верил. Через пару дней Денис отказался от признания, а уже 28 апреля его отпустили «из-за отсутствия улик». Дело заглохло вплоть до того дня, когда прапорщик ФСБ Климук рассказал о причастности Никиты Сенюкова к этому преступлению.

«Мы установили СВУ у входа в общежитие»

29 мая 2006 года Николай Королев задумал взрыв в общежитии Московского завода автоматических линий и специальных станков на Подъемной улице — там проживали в основном уроженцы кавказских республик: работники ближайших Лефортовского и Рогожского рынков. Исполнителем вновь стал Илья Тихомиров.

Тихомиров купил все необходимое для создания 25 килограммов взрывчатки и, кроме того, десять литров бензина, чтобы усилить эффект от самодельного взрывного устройства (СВУ). Судя по всему, Королев и Тихомиров пошли на такой шаг, поскольку последствия теракта в академии Лилианы показались им недостаточно разрушительными.

В ночь на 30 мая на «Газели» общего знакомого (его личность так и осталась неустановленной) Королев и Тихомиров привезли СВУ, собранное в корпусе 20-литровой железной канистры, и две пятилитровые бутыли с бензином к общежитию. Они установили бомбу у двери, ведущей в подвал, и привели ее в действие.

На обратном пути водитель, испугавшись произошедшего, высадил обоих террористов, и им пришлось добираться до дома на такси. К слову, у главного входа в общежитие террористы не стали устанавливать бомбу по простой причине — их могли заметить. А вот у запасного выхода не было ни охраны, ни камер.

Месть за пиво

16 июня 2006 года Королев, проживавший с женой и двумя детьми неподалеку от станции метро «Бабушкинская», решил взорвать торговую палатку, расположенную рядом — в проезде Дежнева. К делу он привлек своих учеников из ВПК «СПАС» — Костарева, Валерия Жуковцова и Дмитрия Федосеенкова.

Тихомиров, Костарев и Жуковцов в одном из гаражей на Хорошевской улице, недалеко от ВПК «СПАС», с помощью обычной ручной мясорубки изготовили взрывчатку, а потом Тихомиров показал, как надо собирать инициатор взрыва. Затем все вместе на метро привезли СВУ к месту совершения теракта.

Тихомиров и Королев объяснили Федосеенкову, куда надо установить СВУ и как привести его в действие, а затем стали наблюдать за окружающей обстановкой

Выбрав момент, когда опасность быть замеченными стала минимальной, Королев по мобильному телефону дал команду Федосеенкову совершить взрыв — что тот и сделал 17 июня 2006 года в 01:30 минут.

«Я пиво не пью, только молоко, а у них в магазине только пиво и сигареты продавались», — объяснил свой выбор цели Королев.

Устроенный «спасовцами» теракт, казалось, достиг цели: торговый павильон больше не работал. Правда, его генеральным директором оказалось не «лицо кавказской национальности» (очень популярный в те годы термин), а простая русская женщина: она из-за опасений за жизни сотрудников решила свернуть свою деятельность.

Взрывчатка для «одноруких бандитов»

Уже через неделю, 23 июня, Королев и его боевики Тихомиров, Жуковцов и Федосеенков приехали в общежитие Российского химико-технологического университета имени Менделеева, где проживал Костарев, и изготовили новую взрывчатку весом около 4,5 килограмма.

На следующий день в том же гараже они собрали новое СВУ и передали Никите Сенюкову. Это была алюминиевая банка со взрывчаткой, уложенная в полиэтиленовый пакет. Сенюков должен был взорвать кафе в районе станции метро «Братиславская» — он заранее дал согласие на исполнение этого теракта.

Но 23 июня 2006 года в Москве гуляли выпускники, и от взрыва предприятия общественного питания террористы отказались — не из-за любви к юношам и девушкам, а потому что существовала опасность быть застигнутыми на месте преступления.

Тогда террористы из ВПК «СПАС» стали искать альтернативную цель

Сенюков, проживавший на улице Марьинский Парк, вспомнил, что рядом с его домом есть зал игровых автоматов, который «держат» выходцы с Северного Кавказа, и предложил Королеву взорвать его. Идея главарю понравилась: сообщники вместе отправились к «Империи успеха».

Последствия взрыва у зала игровых автоматов «Империя успеха». Фото:

В 400 метрах от нее, на детской площадке, Тихомиров вставил в бомбу запал. После этого Сенюков, угрожая физической расправой одному из членов ВПК «СПАС» Николаю Качалову, заставил того отнести бомбу к залу игровых автоматов и привести ее в действие.

Сам он, а также Костарев, снимали теракт на цифровые фотоаппараты — для отчета перед Николаем Королевым. В результате взрыва ранения получили случайные прохожие — три москвички 17-18 лет, возвращавшиеся домой после прогулки.

Операция «Шашлыки»

Еще через неделю, 30 июня 2006-го, Костарев сделал новое СВУ, изготовив самостоятельно около трех килограммов взрывчатки и упаковав ее в стеклянный плафон от люстры, а затем вместе с Жуковцовым подорвал кафе на Перервинском бульваре. Этот теракт они также снимали на видео: закладчиком был Жуковцов, а оператором — Костарев.

Через неделю, 3 июля, Королев спланировал взрыв молельной комнаты в Яхроме — там была дача его близкой подруги, и эту комнату он заприметил давно. А дату выбрал по внешнеполитическим мотивам: накануне Международного форума религиозных конфессий в Москве.

Сообщники замаскировали все под обычный выезд на дачу

Перед поездкой «на шашлыки» Тихомиров в общежитии сделал три килограмма взрывчатки, а уже на даче вместе с другими террористами собрал бомбу, которую 4 июля 2006 года в 02:30 установил у стен мусульманской молельной комнаты и привел в действие.

Молельная комната в Яхроме, где члены ВПК «СПАС» устроили взрыв. Фото: Мосгорсуд

Следующий взрыв члены ВПК «СПАС» устроили через три недели. Обвиняемые показывали на допросах, что цель в этот раз выбрал прапорщик Сергей Климук. У него возник конфликт с главным редактором газеты «Русский Вестник» — Климук хотел заключить договор на оказание услуг, а главный редактор сопротивлялся.

И тогда Климук предложил Николаю Королеву взорвать редакцию газеты, которая располагалась в Черниговском переулке

Прапорщик ФСБ и глава ВПК «СПАС» к тому моменту были знакомы уже несколько месяцев: в январе того года Климук увидел рассказ Королева на ТВ о ножевом бое и нашел его контакты, чтобы познакомиться лично. Как оказалось, у них было немало общих интересов и большие планы на будущее, которые, впрочем, обернулись простым терроризмом.

Исполнителем взрыва в редакции «Русского Вестника» назначили Тихомирова и Костарева. Тихомиров изготовил килограмм взрывчатки, собрал бомбу, замаскировав ее под пакет с молоком и вместе с Костаревым поехал на станцию метро «Третьяковская». 25 июля около 21:35 Костарев положил пакет на подоконник редакции и активировал бомбу, после чего оба направились к метро, не дожидаясь взрыва. Вскоре СВУ сработало: к счастью, взрыв был небольшой мощности, и никто не пострадал.

Одновременно шла подготовка к следующему теракту: Королев, Костарев и Жуковцов закупили необходимые вещества в магазинах и на рынках Москвы, и к 26 июля изготовили два килограмма взрывчатки, упаковав их в пластиковые бутылки из-под газированных напитков.

На машине знакомых (по версии следствия, не осведомленных о преступном замысле) Костарев и Жуковцов приехали на улицу Островитянова, на детской площадке вставили инициатор взрыва и заложили бомбу под днище торгового павильона у дома №53.

В 23:45, когда прохожих уже не было, они привели бомбу в действие и спокойно ушли к метро «Коньково»

В торговом павильоне находились два продавца: оба получили серьезные травмы и были госпитализированы. По версии следствия, террористы знали о людях в магазине — во всяком случае, они не могли не понимать, что магазин работает круглосуточно.

«Взрыв дестабилизирует обстановку в Москве»

После этого взрыва члены ВПК «СПАС» стали готовить теракт на Черкизоне. Как установили следователи, идея возникла у Климука и Королева: прапорщик ФСБ часто закупался на рынке вместе с семьей, а потому неплохо знал особенности его работы.

Сотрудник правоохранительных органов в оцеплении места взрыва на Черкизовском рынке. 21 августа 2006 года. Фото: Илья Питалев / Коммерсантъ

В период с 25 июля по 4 августа 2006 года они вместе посвятили в планы остальных участников группы: Тихомирова, Костарева и Жуковцова. При этом Климук, по показаниям всех участников группировки, обещал им некие «материальные блага» — и деньги, и какие-то вещи.

Об этом на допросах неоднократно говорили и Тихомиров, и Жуковцов, и Костарев, и сам Королев

Последний даже сообщил, что прапорщик Климук сразу после взрыва якобы должен был с группой знакомых, воспользовавшись паникой на рынке, собрать в сумки и вынести несколько десятков шуб, а также деньги и ценности. Но Климук этот факт категорически отрицает.

На изготовление СВУ потребовалось более двух недель. Костарев в общежитии РХТУ имени Менделеева изготовил 25 килограммов взрывчатки, герметично упаковал их в пакеты по 10 килограммов, а оставшиеся пять килограммов оставил для следующего теракта у себя в комнате — там их изымут сразу после взрыва.

Тихомиров за это время собрал два инициатора взрыва и испытал их

11 августа 2006 года около 14:00 Королев, Костарев, Тихомиров и Жуковцов приехали на Черкизон и внимательно осмотрели территорию. Прямо на месте они приняли решение, что взрыв надо совершить на вещевой ярмарке.

Торговля на Черкизовском вещевом рынке в Москве. Фото: Илья Питалев / РИА Новости

19 августа 2006 года в 13:20 Жуковцов, Костарев и Климук встретились на станции метро «Партизанская» и отправились на разведку. Климук принял решение: в день совершения теракта Костарев и Жуховцев изображают случайную встречу на ярмарке и под этим предлогом оставляют одну сумку с взрывным устройством на 41-й линии вещевой ярмарки.

Затем Жуковцов отправляется в кафе «Евразия», где его ожидает Тихомиров со второй сумкой, а Костарев в это время приводит в действие исполнительный механизм

Тихомиров, увидев Жуховцева, активирует второе СВУ, и все вместе покидают вещевую ярмарку. А сам Климук в это время, воспользовавшись возникшей паникой, должен красть вещи, деньги и ценности, оставленные без присмотра.

В эту же встречу определили дату и время теракта: 21 августа, между 09:30 и 10:30. СВУ решили уложить в спортивные сумки — участники группировки решили, что именно они привлекают меньше всего внимания.

Сожаления чекиста

21 августа 2006 года в 07:00 Костарев на станции метро «Отрадное» встретился с Тихомировым, и они вместе поехали в квартиру Тихомирова. Там они подготовили два СВУ, положили каждое в спортивную сумку, и обе — сложили в третью. С ней сообщники поехали на Черкизон: по дороге к ним присоединился Жуковцов, который помогал нести груз.

Сотрудники правоохранительных органов во время осмотра места взрыва на территории Черкизовского рынка. 21 августа 2006 года. Фото: Виталий Белоусов /

На Черкизоне все трое cели в кафе «Евразия» и, выбрав момент, когда на них никто не смотрел, подключили батарейки к инициаторам взрыва. Затем вышли из кафе и подошли к заранее выбранному месту: 41-й линии вещевой ярмарки, между кафе и общественным туалетом.

Убедившись, что сигнала об опасности нет, сообщники привели в действие СВУ и пешком пошли к выходу

Прапорщик Климук в этот момент уже был на вещевой ярмарке и издалека наблюдал за действиями своих подельников. Увидев, что те поставили сумки и пошли в сторону, он позвонил Королеву. Сотрудник ФСБ сообщил, что все свершилось, но не по плану: оба взрыва будут в одном месте и эффект будет меньше.

В результате взрывов на месте погибли восемь человек, в том числе двое детей, девочка 14 лет и двухлетний мальчик. Еще шесть человек умерли в больницах. Ранения в результате теракта получили 47 человек.

Без шансов на снисхождение

Следствие по делу о теракте на Черкизовском рынке было закончено чуть менее чем за год: уже в августе обвиняемые и их защита стали знакомиться с материалами уголовного дела. Членов ВПК «СПАС» обвинили в создании ОПГ, совершении теракта, незаконном изготовлении и обороте оружия, а также в хулиганстве — так следствие расценило взрывы, в результате которых никто не пострадал.

4 декабря 2007 года дело было направлено в Московский городской суд. Все обвиняемые попросили суд присяжных. Они надеялись, что присяжные сочтут их мотивы (национальная рознь) значимым смягчающим обстоятельством и до самой последней минуты пребывали в заблуждении, что их деятельность у славян вызывает только радостные эмоции.

Однако присяжные, ответив на 270 вопросов, единодушно признали руководителей и активных участников ВПК «СПАС» виновными в большинстве преступлений и не заслуживающими снисхождения

Приговор был оглашен 15 мая 2008 года: , Илья Тихомиров, Олег Костарев и Сергей Климук были осуждены на пожизненное лишение свободы.

Валерий Жуковцов получил 20 лет, Никита Сенюков — 13 лет (позже в кассации этот срок снизят до десяти лет — Верховный суд сочтет смягчающим фактором то, что преступления были совершены еще до его совершеннолетия), Дмитрий Федосеенков и Николай Качалов — по два года лишения свободы.

Подсудимые по делу ВПК «СПАС». Фото: / РИА Новости

Уголовное дело ВПК «СПАС» насчитывает больше пяти томов кассационных жалоб, поданных осужденными. Примечательно, что никто из них не оспаривает сами факты взрывов — все говорят лишь об излишней суровости наказания. Только прапорщик Климук утверждает, что дело против него сфабриковано. «Им нужен был чекист, чтобы придать вес, — и они выбрали меня», — говорит он. Но верится в это почему-то с трудом.

«Лента.ру» выражает благодарность за помощь в подготовке материала председателю Московского городского суда Михаилу Птицыну и его сотрудникам, а также пресс-службе по и лично полковнику внутренней службы Айе-Марине Ханиевой.