В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Почему лидеров преступного мира так сложно привлечь по «антиворовской» статье УК

За 2,5 года, по данным МВД, было возбуждено более 100 уголовных дел по ст. 210.1 УК РФ («Занятие высшего положения в преступной иерархии»). Однако, по словам экспертов, пока обвинения предъявляют в основном преступникам незначительного ранга. Привлечь к ответственности реальных лидеров преступного мира, которые пользуются безусловным авторитетом в криминальной среде, довольно сложно. Смогут ли правоохранители победить так называемых воров в законе с помощью «антиворовской» статьи — разбирался RT.

В последние месяцы в новостях то и дело появляются сообщения об аресте очередного криминального авторитета. Владимир Жураковский (Вова Пухлый), (Шишкан), Хизир Акбулатов (Пузырь) — персоны, знакомые широкой публике по криминальной хронике 1990-х и 2000-х годов, снова стали фигурантами уголовных дел. Всех их обвиняют в занятии высшего положения в преступной иерархии.

Видео дня

Соответствующая статья, 210.1, появилась в Уголовном кодексе в апреле 2019 года после принятого по инициативе президента Федерального закона «О внесении изменений в УК и УПК РФ в части противодействия организованной преступности».

Если раньше обладание статусом лидера преступного сообщества само по себе не образовывало состава преступления, то теперь оно карается лишением свободы на срок от восьми до 15 лет в и штрафом до 5 млн рублей. Условное осуждение по статье исключено.

Также законом выделено в отдельный состав преступления участие в «воровских сходках» — собраниях «в целях разработки планов и создания условий для совершения преступлений, раздела сфер преступного влияния и преступных доходов между преступными сообществами». Это деяние карается лишением свободы на срок от 12 до 20 лет.

В народе ст. 210.1 прозвали «антиворовской», поскольку касается она в первую очередь так называемых воров в законе и криминальных авторитетов.

Как рассказали RT в управлении по взаимодействию с институтами гражданского общества и СМИ , за 2,5 года по этой статье было возбуждено 102 уголовных дела.

«В настоящее время судами признаны виновными шесть лиц, имеющих криминальный статус так называемых воров в законе. Им назначены наказания в виде лишения свободы на срок от восьми до десяти лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима», — сообщили в ведомстве.

На грани вымирания

По словам экспертов, привлечь к ответственности лидеров криминального мира всегда было сложно.

«Конечно, с ними боролись и раньше, они всё время были в разработке. Но для привлечения к ответственности вора в законе надо было, чтобы он совершил преступление, и найти этому доказательства, что очень сложно. Задержать кого-либо удавалось разве что на сходке, с оружием или наркотиками, а это несерьёзно, так, комариные укусы были», — рассказывает RT адвокат Московской городской коллегии адвокатов полковник милиции в отставке .

Редактор информационного агентства «Прайм Крайм» Виктория Гефтер убеждена, что ст. 210.1 демонстрирует свою эффективность. В воровской среде наступило невиданное затишье, поясняет эксперт.

«Воры полностью «ушли из эфира», оставив «паству» без руководства. Далее вниз, до самых основ иерархии. Сейчас в воровской среде такой штиль, которого не было никогда. Никто не даёт ни малейшего повода каким-либо образом уличить себя в том, что он вор или как-то вовлечён в воровское движение. Вдобавок закон отбил охоту становиться ворами у тех, кто должен был прийти им на смену. Сегодня стремящийся к такому статусу — фактически синоним слова «душевнобольной». И это ключевое следствие ст. 210.1, которое ставит воров на грань вымирания», — объясняет Гефтер.

«В наибольшей группе риска — воры, отбывающие наказание в местах лишения свободы, они самая лёгкая добыча для обвинителя», — добавляет эксперт.

Евгений Черноусов отмечает, что на фоне новой статьи воры стали уезжать из России. «Бегут в основном в — там они создали целый «клубок». Говорят, что якобы оттуда будут руководить. Но есть такая простая истина: если тебя нет в России, ты уже не можешь откуда-то давать указания, управлять. У нас это не принято среди ОПГ и их лидеров. Раз вор убежал, его влияние заканчивается. Так что ему остаётся выбирать: либо сидеть здесь в тяжёлых условиях — в одиночках в «крытках» (учреждения для отбывания наказания закрытого типа, где содержатся осуждённые по особо тяжким статьям. — RT), либо бежать» — говорит эксперт.

Массовый отъезд воров из страны уже состоялся, рассказывает Виктория Гефтер. При этом, по её словам, Европа в целом перестаёт быть комфортным местом для проживания воров.

«Ещё пара-тройка лет, и Европол повсеместно перекроет им кислород. Это в том числе касается и экстрадиций. Если раньше выдачи воров из-за рубежа были единичны, сегодня это вполне рабочая схема даже со странами, традиционно игнорировавшими запросы из России», — рассказывает эксперт.

Подтверждение её словам — недавняя экстрадиция из Польши вора в законе Олега Пирогова (Циркач), обвиняемого в России по ст. 210.1 УК. Как отмечали в СМИ, этот случай пока едва ли не единственный за всю историю.

«Более того, некоторые вернулись, предпочтя чужбине нелегальное положение на родине, — продолжает Гефтер. — Если не особенно привязан к благам цивилизации, можно, как Шамаз, уйти в тайгу и переждать» (объявленный в федеральный розыск кузбасский вор в законе Александр Шамазов, который сбежал незадолго до готовящегося задержания в рамках дела, заведённого на него по ст. 210.1. — RT).

Добрались не до всех

Однако, по мнению экспертов, по-настоящему влиятельным лидерам преступного мира пока удаётся избегать привлечения по ст. 210.1.

«Есть серьёзные воры, которые входят в пятёрку первых, авторитетнейших воров России, но никого из них к ответственности по ст. 210.1 не привлекли — ни одного я не вижу там. К примеру, того же Илью Симонию (Махо), серьёзного вора в законе, который сейчас обвиняется в организации убийства (Япончика), никто по этой статье не обвиняет. Или такого вора в законе, как (Петрик). Это авторитетнейший вор, и никто его не привлекает, как и Тариэла Ониани (Таро) и многих других», — говорит Игнатов.

По его словам, статистика по делам, возбуждённым по ст. 210.1, растёт за счёт воров или лидеров преступной среды в регионах. На первый взгляд, 102 уголовных дела — это много.

«На деле чуть менее четверти от общего числа действующих воров — всего их, по нашим подсчётам, 424, включая выходцев из бывших союзных республик, которые никогда не осуществляли преступной деятельности на территории России», — говорит Гефтер.

Она отмечает, что дела возбуждают в отношении не только воров, но и нижестоящих лиц в пирамиде, например, «смотрящих» за крупными регионами.

При этом доказать вину вора в законе по ст. 210.1 всё равно очень сложно, говорят эксперты.

«Привлечь крупного вора в законе или мало-мальски серьёзного бандита по этой статье едва ли возможно. Свидетельствовать против них себе дороже. И в , и в могут достать — да где угодно, как мы видим, то и дело кого-то убивают. Сегодня вы даёте показания на какого-то известного вора в законе либо, как они говорят, главу «коллектива», а завтра нет гарантии, что вы сможете спокойно выйти на улицу. Вас могут просто убить», — рассказывает RT экс-начальник криминальной милиции органов внутренних дел РФ, адвокат по уголовным делам .

«Знания к делу не пришьёшь»

отмечает, что и факт «коронации» доказать невозможно.

«Любая «коронация» проходит в закрытом режиме, и вы нигде никогда не найдёте письменного подтверждения того, что такого-то человека «короновали» в воры в законе, поэтому доказать это очень трудно для суда. Мы, оперативники, знаем, когда и как всё было. Но наши знания, как говорится, к делу не пришьёшь. Какой-то объективной доказательной базы у нас на это нет, есть только негласная информация, кто, на какой сходке, где, когда и кем короновался», — добавляет он.

В том числе поэтому, продолжает Игнатов, имеют место оправдательные приговоры по ст. 210.1.

Так, в июне Липецкий областной суд оправдал 48-летнего Тенгиза Гигиберию, известного также как Тенго Понтийский, поскольку не удалось доказать факт занятия им высшего положения в преступной иерархии.

Хотя на суде Гигиберия заявил: «Ваша честь, я со всем согласен, я признаю свою вину, всё правда, что сказал гражданин прокурор. Я с 1996 года «коронован» как вор в законе. Вину признаю, хотите — меня наказывайте».

Сейчас его дело направлено на доследование.

«Я так и предполагал, что его оправдают, потому что предоставленные оперативные справки о том, что такой-то гражданин был тогда-то «коронован», для судов не доказательство. Для суда здесь доказательством могут быть свидетельские показания других людей, которые могут это подтвердить, которые участвовали в той же «коронации», к примеру. Но, естественно, этого не будет, никто из воров в законе этого не скажет. Либо официальный документ — справка с печатью — о том, что такой-то человек является вором в законе, проходит по таким-то базам. Этого тоже нет, потому что протоколов таких не пишет никто», — объясняет эксперт.

Говоря о приговоре Тенго Понтийскому, адвокат Евгений Харламов говорит, что оправдательный вердикт отменили, потому что ст. 210.1 была введена два с половиной года назад, а Гигиберия на момент возбуждения дела уже три года был «на пенсии».

«Можно ли его привлекать к ответственности, если он был вором до внесения этой новой статьи в уголовное законодательство? С позиции права — нельзя. За всё, что совершалось до появления этой статьи, нельзя привлекать, поскольку закон обратной силы не имеет», — объясняет адвокат.

«Из шестерых осуждённых по ст. 210.1 двое (Дарчиев и Джангидзе) на момент принятия закона, равно как и вынесения приговора, действительными воровскими полномочиями уже не обладали, что, впрочем, никак им не помогло», — добавляет Виктория Гефтер.

Удивляет экспертов и уголовное дело против , оправданного судом присяжных. СМИ называли его криминальным авторитетом Колей Томским. Однако обвинению не удалось убедить присяжных в том, что мужчина действительно обладал статусом вора и координировал деятельность криминальных элементов в Томской и Кемеровской областях. Сам Кузьмичев занятие высшего положения в преступном мире отрицал.

«Естественно, стать вором в законе несидевший человек не может. Чтобы стать вором, надо зарекомендовать себя, пройти какую-то колонию, отбыть там срок. Будущего вора проверяют в деле — как он себя поведёт на «крытке», как будет вести себя с администрацией, другими осуждёнными, насколько у него авторитет проявится. Вор в законе — это очень серьёзный титул для уголовников, поэтому его не раздают просто так — кому ни попадя», — объясняет Михаил Игнатов.

«Эта статья вызывала и по сей день вызывает очень много споров, потому что возникает большой риск оговоров по ней. К примеру, три-четыре человека отбывают наказание, осуждены на долгий срок, 20 и более лет. И им в перспективе светит пожизненное за какие-то вновь вскрывшиеся эпизоды. Они идут на досудебное соглашение, давая показания на каких-то других людей, чтобы облегчить себе участь. И вот показания этих трёх-четырёх человек уже могут образовать состав по ст. 210.1. Поэтому я очень скептически отношусь к диспозиции этой статьи», — объясняет Евгений Харламов.

«Я никакой не вор»

Сейчас, по мнению экспертов, лидеры преступного мира пытаются приспособиться к новым реалиям и ищут способы избежать уголовной ответственности.

Так, воры в законе начали отказываться от своих титулов, хотя до недавнего времени, по негласным правилам криминального мира, так делать было нельзя, рассказывает RT криминалист, бывший оперативный сотрудник РУОП МВД по Михаил Игнатов.

«Когда статью ввели, воры в законе сначала были в некоем ступоре, но затем тоже нашли выход из положения. Если раньше они с бравадой всем отвечали, что являются ворами в законе, то есть гордились этим и не скрывали своего титула, то теперь говорят: «Нет, я обычный гражданин, никакой не вор». Думаю, это происходит по договорённости, заключённой на сходках. А между собой, естественно, никто ни от чего не отказывается, статус у них как был, так и остаётся, и они все это прекрасно знают», — считает эксперт.

Другого мнения придерживается Виктория Гефтер.

«Что касается отречения действующих воров из числа тех, кого ещё не припёрли к стенке, случай Мухи Люберецкого (вора в законе , на полицейскую камеру отказавшегося от своего титула. — RT) пока единичный. Говорят, что за такое отречение в нынешних условиях спроса не будет, но я на это сильно бы не уповала просто потому, что те же Сумбат Абасов (Сумбат Тбилисский), (Новик) или Олег Пирогов (Циркач), которые, понимая последствия, подтвердили свой титул, никогда не встанут в один ряд с теми, кто отрёкся», — убеждена эксперт.