В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Как банда криминального авторитета держала в страхе целую воинскую часть на Алтае

Алтайский краевой суд вынес приговор по делу банды криминального авторитета Олега Пигарева по кличке Пигарь, который считался смотрящим от воров в законе за небольшим . Два года уголовники держали в страхе обитателей городка, собирая с них дань. Но самое удивительное в деле пигаревских бандитов — то, что их жертвами чаще всего становились солдаты и офицеры из местной военной части. Почему бойцы гвардейской мотострелковой бригады, прославившейся в годы Великой Отечественной войны, не смогли дать отпор банде уголовников, выяснил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.
«Они угрожали потерпевшим и свидетелям»
Фото: Олег Харсеев / «Коммерсантъ»Олег Харсеев / «Коммерсантъ»
Алейск — небольшой город на , на берегу реки Алей, в 130 километрах к юго-западу от , примерно на полпути к границе с . Здесь живет около 30 тысяч человек, которые в основном заняты на предприятиях, перерабатывающих сельхозпродукцию. Температура в Алейске летом может подняться до плюс 40 градусов, а зимой — опуститься до минус 40.
Этот город — классическая российская провинция, но с одной важной поправкой: в Алейске дислоцирована 35 гвардейская Сталинградско-Киевская орденов Ленина, Суворова и Кутузова Краснознаменная мотострелковая бригада — наследница легендарного пятого гвардейского танкового корпуса, сформированного в апреле 1942 года под Воронежем.
Этот корпус принимал участие во всех значимых битвах Великой Отечественной войны — от Воронежско-Ворошиловградской и Сталинградской до освобождения , затем — в Маньчжурской операции. Танки этого корпуса участвовали в знаменитом походе через Гоби и Хинган.
За мужество и героизм корпус получил почетные наименования Сталинградский и Киевский. Тем удивительнее, что наследники героев долгое время позволяли заурядным уголовникам обирать себя и своих товарищей.
Криминальный Алейск
С точки зрения преступности Алейск и Алейский район ничем особым не выделяются. В год здесь регистрируют около 1,5 тысячи преступлений, убийства очень редки (от трех до пяти в год, и почти все — бытовые, на почве пьянства), разбоев в 2020 году было всего 16. На первом месте здесь традиционно фигурируют кражи, большая часть преступлений раскрывается.
Но был у Алейска и свой смотрящий от воров в законе, поставленный в 2015 году: Олег Пигарев 1975 года рождения, известный в криминальных кругах как Пигарь, ранее неоднократно судимый за грабежи, кражи и хранение наркотиков. Его правой рукой считался Сергей Ковалев (Суслик), ранее также неоднократно судимый. Суслик лично подсчитал, что провел в местах лишения свободы 23 года из своих 48 лет. Его отличали невысокий рост (1 метр 60 сантиметров) и большая дерзость.
В преступную группу также входили Вадим Артемьев 1985 года рождения, известный как Агент (он некоторое время работал страховым агентом), и Игорь Гололобов (Забуга) 1986 года рождения.
Из 31 потерпевшего 25 человек — военнослужащие: 24 контрактника и один младший офицер. Остальные — гражданские. При этом сопротивляться бандитам пытались только восемь человек, остальные потерпевшие безропотно несли деньги.
Они просто подходили к жертве и предъявляли претензии самого разного свойства: например, могли сказать, что потерпевший оскорбил в кафе их друга (хотя в кафе он не был) или что он взял деньги в долг и не отдает, а потому пришла пора платить с процентами.
И всякий раз люди (в основном военные) просто платили бандитам. По словам Веры Кандауровой, чаще всего преступники требовали от 20 до 30 тысяч рублей.
«Ты мне должен»
Интересно, что источник информации о «страшных бандитах», которые готовы расправиться с любым, кто их ослушается, до сих пор так и не найден. Просто все в городе говорили про блатных, которые вымогают деньги и которым лучше заплатить. При этом преступники заранее планировали свои действия, находя жертв и изучая их характер и поведение.
О том, как действовали участники группы, красноречиво свидетельствует один эпизод.
В другой раз , отдыхая в кафе «Давыдов», через окно заметил знакомого военного, который снимал деньги в банкомате, — ему срочно нужно было купить лекарство заболевшему ребенку. Ковалев вышел, подошел к сержанту и завел с ним разговор: «Как жена, как ребенок?» А сразу после этого попросил денег.
Сержант, который воспринял разговор как угрозу, безропотно отдал всю сумму — около пяти тысяч рублей. Формально никаких угроз не звучало, но во время суда потерпевший объяснил: «Я знал, кто такой Ковалев, его вопросы про семью воспринял как угрозу своим близким, а сам факт того, что Ковалев подошел ко мне, — как психологическое давление».
Некоторые вымогательства и вовсе стоят особняком. Так, один из участников банды сумел соблазнить жену офицера 35-й бригады и похвастался этим перед боссами. Те нашли женщину и за молчание потребовали у нее пять тысяч рублей. Она заплатила, но пигаревским этого показалось мало.
И тогда бандиты пошли к мужу потерпевшей и потребовали уже с него за молчание 30 тысяч рублей. Но тот платить отказался, и вымогатели ушли. За то время, что Пигарев, Ковалев и их подручные присматривали за Алейском, следствие выявило 34 преступления.
Помимо вымогательства пигаревские не брезговали и другими способами незаконного обогащения. Так, однажды, узнав, что у одного из военнослужащих сломался личный автомобиль, они предложили его бесплатно починить, а взамен попросили недолго попользоваться машиной. Несколько месяцев бандиты ездили на этой машине, а потом продали ее. Никаких денег потерпевший, естественно, не получил.
Сержант уехал на лечение в другой город, несколько раз через знакомых напоминал о долге, но своих денег, конечно, тоже не получил: Суслик, покатавшись на машине, продал ее, а деньги присвоил.
Надо понимать, что Олег Пигарев и другие — только костяк группировки. Вокруг них постоянно крутились молодые, ранее несудимые ребята, которым хотелось легких денег и бандитской романтики. Они выступали массовкой в этих преступлениях: поддакивали, угрожали и применяли физическую силу.
Только в августе 2015 года один из контрактников обратился в правоохранительные органы.
Разборки у «Давыдова»
Летом 2015 года один из контрактников, Сергей Трофимов (фамилия изменена), занял у сослуживца до зарплаты 30 тысяч рублей. Об этом случайно узнал Гололобов. Тут же был придуман план: пигаревские обвинили в том, что он просрочил выплату, и потребовали с него 60 тысяч.
Потерпевшего привезли в штаб-квартиру группировки — кафе «Давыдов», где за столиком во дворе стали угрожать. Трофимов, не чувствуя за собой никакой вины, отказался платить и был избит. На следующий день его похитили, вывезли на берег Алейки и снова жестоко избили, после чего Трофимов обратился в полицию.
Деньги он передавал уже под контролем оперативников: всю группировку задержали. Обвинения предъявили 11 жителям Алейска, но четверо из них действовали в составе организованной группы, а семеро (молодые ребята, в основном ранее несудимые) — просто «по предварительному сговору».
Один из обвиняемых совершеннолетие встретил в СИЗО — на момент задержания ему еще не исполнилось 18 лет, но он уже страстно хотел бандитской романтики.
Суд продолжался три года, в основном потому, что потерпевшие уехали из Алейска — их приходилось разыскивать по всей стране. Допросы в основном шли по видеоконференцсвязи. Как отмечает гособвинитель на процессе пигаревских Вера Кандаурова, подсудимые вели себя дерзко.
Приговор по делу банды пигаревских оглашали две недели. Из 37 преступлений во время процесса были доказаны 34: в трех эпизодах не нашли состава преступления, так как формально угрозы порой не звучали — обвиняемые просто взяли деньги взаймы и не вернули.
Его правая рука Сергей Ковалев — на 12,5 года: суммарно у него преступлений больше, чем у руководителя группы. получил 10 лет, Игорь Гололобов — 8,5 года .
Еще семеро подсудимых получили от 5 лет 9 месяцев до 6 лет 4 месяцев лишения свободы. Самый молодой из обвиняемых, Максим Максименко, приговорен к 2,5 года условно — участвовал только в одном преступлении и на тот момент был несовершеннолетним. Суммарно участники преступной группы получили почти 80 лет лишения свободы.
Теперь гвардейцы служат спокойно — деньги у них больше не вымогают.