В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Сколько стоит посадить мать троих детей?

<p>По его мнению, в рамках этого уголовного дела следователь мог сам трижды нарушить закон, начиная с халатности и завершая превышением полномочий.</p><p><span class="article__aside">Абсурдность преследования Александры Лисицыной продолжает шокировать общественность</span></p><p>Как считает адвокат Лисицыной член Совета при президенте РФ по правам человека Шота Горгадзе, ее дело могло быть прекращено еще на стадии предварительного расследования. Вся ее «вина», это выдача доверенностей, людям которых она недостаточно знала. Тем не менее, сам этот факт не является нарушением закона. Даже если эти люди по ее доверенностям и совершили какое-то нарушение закона, что, как вытекает из материалов дела, тоже не факт.</p><p>А вот следователем следственной группы, ведущей это дело, во главе с М.А. Уховым, как следует ого Следственного Управленияитета РФ генерал-лейтенанту юстиции Эдуарду Кабурнееву, совершили в рамках дела несколько очевидных подлогов.</p><p>В частности, при составлении обвинительного заключения, следователь преднамеренно исказил показания Лисицыной, «подгоняя» их содержание в угоду своим целям и обвинению, и привел данные, не соответствующие действительности, фактически фальсифицируя их. В частности, в показаниях Лисицыной А.С. следователь указал, со ссылкой на несуществующие материалы уголовного дела: « с целью приобретения земельных участков, она через своих знакомых, данные их не помнит, подыскала Дрожжина П.С. и Науменко Н.Ю. и в последующем оформила на них вышеуказанные доверенности. После оформления указанных доверенностей Дрожжин П.С. и Науменко Н.Ю. пропали и на связь с ней больше не выходили .». В действительности, Лисицына всегда отрицала знакомство и общение с указанными лицами и, более того, в протоколах её допросов их фамилии вообще не фигурируют.</p><p>В качестве доказательства, подтверждающего вину Лисицыной А.С., «следователь в обвинительном заключении указывает протокол осмотра и перечисляет предметы, которые были обнаружены в жилище Лисицыной А.С., в частности, бланки доверенностей от 28.02.2014 года и от 03.07.2014 года». Но и эта информация также не соответствует действительности, отмечает Караулов. Так, после поступления уголовного дела в суд выяснилось, что вещественные доказательства, которые приобщены и должны храниться при уголовном деле, отсутствуют.</p><p>Обвинения против Лисицыной никакими фактами в ходе расследования подтверждены не были, а являются только предположениями следствия. Нет доказательств, что Лисицына была осведомлена о приобретении на её имя земельных участков, и её показания о том, что она об этом узнала только в ходе следствия, не опровергнуты. Более того, следствием установлено, что свидетельства на земельные участки после их оформления были получены не Лисицыной, и данных о том, что они ей вообще передавались нет.</p&gt;Примечательно, что пострадавшим от вменяемых Лисицыной в вину действий следователи считают Рослесхоз. Но тогда при стоимости 1 кв.м. земель лесного фонда по заключению экспертов в размере 1,012 руб., суммарный ущерб мог бы составить всего 54 802,84 рубля. И тут вообще не понятно, почему этой историей занимается Следственный Комитет, чьей прерогативой являются особо тяжкие и опасные преступления? Возможно именно поэтому следователи многократно завысили сумму ущерба, оценив их по кадастровой стоимости земель населенных пунктов, безосновательно инкриминировав всей группе лиц присвоение права на участки стоимостью 158 652 337,35 рублей, в том числе вменив Лисицыной нанеспы лиц ущерб в размере 70 469 615,73 рублей.</p><p>Вот тут и следователи СК, и Генеральная прокуратура, будто бы контролирующая это дело, и Серпуховский суд, где его уже начали рассматривать старательно обходят один вопрос: а кто же пострадавший? Потерпевшая сторона по настоящему уголовному делу не установлена. Если, как заявляет обвинение – это Рослесхоз, то почему ущерб многократно завышен? Если речь идет о землях населенного пункта, то в чем вообще суть дела, ведь тогда указанная земля может находиться в свободном обороте и ее передача не является преступлением? При этом, неоднократные ходатайства защиты о проведении повторной землеустроительной экспертизы органами следствия отклонены.</p><p>А за этим спором о земле, как-то уже в стороне остается женщина, которая к этой земле вообще не имеет никакого отношения, при этом следствие против нее ведется уже два года, из кроих несовершеннолетних детей восемь месяцев провела под стражей.</p><p>При этом, как считает защитник Лисицыной Шота Горгадзе, возбуждение этого уголовного дела ничего общего с законом не имеет. А по мнению Андрея Караулова, именно благодаря таким уголовным делам, людей, которые еще верят в закон в нашей стране остается все меньше и меньше, потому что его возбуждение само по себе преступление.</p><p>Нарушения и недоработки следствия в ходе данного дела, по мнению Караулова могут рассматриваться в рамках трех статей уголовного кодекса: «первое, превышение полномочий с целью мошенничества, это до 10 лет в случае следователя; второе, еще более тяжкое преступление – заведомая фальсификация материалов дела следователем – это до 15 лет; а третье профнепригодность – сразу по шапке, погоны на стол »</p><p>Возникают и вопросы к Генеральной прокуратуре за четыре дня, из которых два выходных, утвердившей обвинительное заключение к многотомному делу с явными, мягко говоря, оплошностями, следствия. Причем, к суд вернул дело в прокуратуру на устранение многочисленных на Генпрокуратура не только не стала их устранять, но и через областной суд Московской области добилась смены суда, уйдя из Нарофоминского района области в Серпухов, где, вероятно, судьи будут более благосклонны к многочисленным нарушениям в деле Лисицыной.</p><p>Нельзя не согласится с возникающим вокруг этой истории подозрением, которое высказывает и Андрей Караулов, что у дела Лисицыной может быть довольно могущественный интересант, если уж в историю с доверенностью и формальным ущербом в неполные 55 тысяч рублей оказались втянуты следователи СК, суды и целый заместитель Генерального прокурора Гринь, который своей подписью завизировал творчество следователей. В этом случае приложенные силы и средства к тому, чтобы посадить Лисицыну и отобрать у нее, числящиеся за ней земельные участки, явно многократно превосходят их стоимость по цене лесного фонда.</p><p>Иначе вообще трудно объяснить, чем мотивируется подобное рвение следствия. Ну не из простого же садистского удовольствия они развлекаются своими странными умозаключениями, которые по мнению Караулова, свидетельствуют о том, что «расследование по настоящему уголовному делу в отношении Лисициной А.С. изначально проведено с явным обвинительным уклоном, сопровождавшимся искажением и фальсификацией фактических обстоятельств и доказательств». В связи с чем журналист и просит генерал-лейтенанта Кабурнеева, провести проверку законности и обоснованности процессуальной деятельности и принятых решений со стороны следователей, и прежде всего руководителя следственной группы, майора юстиции Ухова М.А.</p><p>Сам Караулов заканчивает свое обращение заявлением, что впервые в своей многолетней журналисткой практике столкнулся с таким беззаконием. Но есть в этой истории и другой страшный вывод: жертвой подобного беззакония может стать любой житель Российской Федерации, и отечественная правоохранительная система пока не дает нам оснований для оптимизма.</p>