Полковник Захарченко заявил, что в обмен на показания неких людей ему обещали «до шести лет» 

Полковник Захарченко заявил, что в обмен на показания неких людей ему обещали «до шести лет»
Фото: BFM.RU
В  продолжилось рассмотрение апелляционной жалобы защиты и протеста на приговор полковнику-«миллиардеру» , осужденному на 13 лет за коррупцию. Подготовивший 100-страничное выступление фигурант сделал очередное сенсационное заявление. Он сообщил, что в разгар судебного процесса над ним один из основных свидетелей обвинения, , передала ему предложение сотрудников : дать показания на неких людей. Взамен на это сотрудники спецслужбы якобы пообещали решить вопрос с назначением полковнику «минимального срока — до шести лет».
Слушание в апелляции стартовало 15 октября. И если в первый день никого из близких силовика в зале суда замечено не было, то на этот раз на процесс пришла последняя возлюбленная Дмитрия Захарченко .
При изъятии у родных и близких силовика имущества в Никулинском суде осенью 2017 года она уверяла, что провела с полковником всего одну ночь и теперь одна растит сына.
Так это или нет, но на слушании в Мосгорсуде полковник— «миллиардер» (в ходе обысках в квартире его сводной сестры изъяли 8,5 млрд рублей — Business FM) на даму сердца внимания не обращал. Он полностью сконцентрировался на своем уголовном деле. Вся лавка в клетке с бронированным стеклом была завалена листами его уголовного дела. Посидев немного, Пестрикова ушла.
Тем временем оратор погрузился в анализ приговор Пресненского суда. «Такого сюрреализма даже Андерсен не писал даже в лучшие годы!», — возмущался он, критиковал свидетелей обвинения и восхищался «профессионализмом» судьи Елены Абрамовы. Последняя, по его мнению, «реально во всем разобралась, но просьбе людей которые заходили к ней в совещательную комнату, вынуждена была осудить» его.
«Скидочная» карточка и предупреждение об обыске
Напомним, что об отмене приговора просит и защита, и обвинение. Прокурор Дигаева не согласна с тем, что 10 июня Пресненский суд столицы суд оправдал полковника по одному из главных эпизодов дела — в получении взятки на сумму 800 тысяч долларов. Деньги, по версии следствия, Захарченко получил от владельца сети рыбных ресторанов La Meree за прекращение проверок его фирм. Посредником в передаче мзды, как гласит обвинение, в данном случае выступили сбежавший полковник ФСБ  и бывший первый замначальника вневедомственной охраны генерал-майора полиции (остался в деле свидетелем). Прокуратура просит приговор в этой части отменить, а дело направить на пересмотр.
Не оспаривая приговор в этой части, сам осужденный требует полность оправдать его по двум оставшимся эпизодам. Первый касается получения 50-процентной дисконтной карты от Меди Дусса. Благодаря ей скидка в его ресторанах составила более три миллиона рублей из шести, которые за год умудрился «наесть» полковник.
Помимо получения взятки (ч. 6 ст. 290 УК РФ) Захарченко просит снять с него обвинение в воспрепятствовании производству предварительного расследования (ст. 294 УК РФ). Суд установил, что в январе 2016 года Захарченко предупредил финансового директора (осуждена на три года и четыре месяца за растрату 350 млн рублей) о готовящемся у нее дома обыске.
Генерал-альтруист
На заседании 17 октября от Захарченко досталось и ресторатору Дуссу и генералу МВД Лаушкину. «Показания Дусса надуманы и недостоверны, суд вырвал их из контекста. Если вы увидите четыре его допроса, он менял показания», — заявил фигурант.
Они настаивал, что в деле «имеются существенные противоречия между показаниями Дусса и Лаушкина». «Дусс, отвечая на вопросы, полностью опровергал Лаушкина, а Лаушкин — Дусса», — выступал Захарченко.
Последнего полковник с иронией называл «альтруистом». Он завил, что генерал просто-напросто «смошенничал»: имея уже две 50-процентные дисконтные карты ресторанов La Maree, он «взял и третью получил».
При этом сам Захарченко уверял, что «скидочную» карту он в глаза не видел и ею не пользовался. В этом, по его мнению, можно легко убедиться, изучив телефонный билинг. Последний показывает: его и близко не было к ресторану в даты, указанные в приговоре.
«Меня обвинили по его карте, которой у меня не было ни одной секунды», — горячился он, настаивая, что все свидетели выступили в его пользу.
Он заметил, что последних «было очень сложно, тяжело опровергнуть». Но судья показала завидный профессионализм, передернув в приговоре все их показания.
«Такое ощущение, что в суде соревнование было какое-то — кто больше исказит показания. Пришли Дусс, Лаушкин, сестры Марчуковы (Галина и ее сестра Лариса) и цыганка Нона Михай и друг друга опровергают!», — заявил Захарченко.
Он отметил, что согласно показаниям свидетелей, Лаушкин с Сениным никогда не встречался. «Лаушкин говорит, что брал деньги с Дусса за прекращение проверок. Это генерал МВД! Причем тут Захарченко, который сидит? Надеюсь, что история и суд разберутся!», — заметил полковник. Осужденный добавил, что в приговоре «все около, примерно и вблизи». «Только то, что я сижу 13 лет это точно».
После этого он сообщил, что Галина Марчукова и ее сестра Лариса, ставшие основными свидетелями обвинения, имели серьезный мотив, чтобы оговорить его. Захарченко напомнил, что обе дамы находились под следствием по делу о присвоение денег «Нота-банка» и сидели в .
По словам Захарченко, в какой-то момент на следствии Лариса призналась, что сказала о нем неправду и даже обратилась в УСБ ФСБ в 2016 году. В суде она сообщила, что узнала о предстоящих обысках от председателя правления Нота-банка , а не от него. «Но этому судом не была дана оценка! Как мне можно было вменить статью 294 УК?!», — возмущался Захарченко.
По его словам, другой свидетель — адвокат , у которого Галина Марчукова якобы спрятала телефоны и планшет, заявлял о давлении со стороны сотрудников ФСБ.
«На странице 1508 протокола (судебного заседания) Белевцов заявил, что следователь СК и оперативный сотрудник ФСБ России Тараканов предлагали ему оговорить Захарченко. Предлагали быть свидетелем по мне, а в случае отказа устроит «невеселую жизнь» — поместить в СИЗО его», — сказал Захарченко. Он утверждал, что «сохранилась даже аудиозапись этого давления», но судья не дала в приговоре оценку словам Белевцова.
Возвращаясь к сестрам Марчуковым, Захарченко напомнил, что обе заключили досудебные соглашения о сотрудничестве, в итоге отделавшись небольшими сроками.
Но прежде чем получить их, они дали нужные для следствия показания на него в суде. Причем Лариса Марчукова зачитывала ответы «по бумажке».
Шесть лет в обмен на показания
После этого Захарченко привел другой «пример сюрреализма». Он поведал, что после своего первого допроса в суде (всего их было три) Лариса Марчукова «инициативно, по указанию Бабакова, сотрудника управления „М“ ФСБ», связалась с его адвокатом и через него передала для него предложение: дать показания против неких людей в обмен на мягкий приговор.
«Представляете, человек, будучи под домашним арестом с электронным браслетом, позвонила в перерыве [между ее допросом] и предложила от имени Бабакова, что если я (Захарченко) оговорю себя, подпишу показания на людей, то он решит вопрос о назначении мне минимального срока — до шести лет, с учетом отсиженного день за полтора!», — рассказал полковник.
По его словам, оперативник ФСБ «при условии материальной благодарности» также обещал добиться отмены решения Никулинского суда столицы о конфискации имущества у его близких и родных. Последних полковник называл «третьими лицами» и уверял, что их «ограбили».
Марчукова заявила, что «Бабаков полностью решает все вопросы с руководством Мосгорсуда», продолжил Захарченко. «Я не буду из-за корректности называть фамилии… То есть, они заранее называли фамилии [судей], кто у меня будет в апелляции», — сказал Захарченко.
Полковник утверждал, что у защиты имеется аудиозапись, «подтверждающая» разговор Ларисы Марчуковой, которая потом «лгала» у него на суде.
«И после этого осудить меня по карточке! Это факты, это легко проверяется, — сокрушался полковник. — Но судья не дала этому оценку, а встала на сторону следователя и оперативных сотрудников ФСБ».
Он был убежден: оперативники «продавили нужный им приговор, не основанный на фактах и доказательствах». До этого сотрудник ФСБ, как заявил Захарчено, нанесли ему визиты в СИЗО «Лефорово» прямо в присутствия его адвокатов. Полковник подытожил, что не стал никого оговаривать. «Я не подлец и никогда подлецом не был», — сказал он.
«Там такой сюрреализм творился! Если вы профессионалы зачем так поступать?!», — заметил он.
Его четверо адвокатов призвали апелляционную коллегию отменить обвинительный приговор Пресненского суда. Заседание продлилось до позднего вечера. На момент написания статьи судьи Мосгорсуда пока не удалились на принятие решения.
Видео дня. Заммэра Новоуральска случайно застрелили на охоте
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео