Lenta.ru 30 июля 2018

«Умереть как викинг — в бою! Или на девушке»

Фото: РИА Новости
Самый известный в России скинхед и шоумен-неонацист, вдохновивший создателей главного российского фильма о бритоголовых «Россия 88» Максим Марцинкевич по прозвищу Тесак, вскоре может выйти на свободу. Приговор по делу созданного им движения «Реструкт» отменен. Дело направлено на пересмотр. Накануне нового судебного процесса Марцинкевич ответил на вопросы «Ленты.ру» о жизни на зоне, экстремистских взглядах и дальнейших планах. Ответы получены в письменной форме и приведены в полном объеме.
«Лента.ру»: Чем, на твой взгляд, закончится новое судебное разбирательство? Как ты относишься к тому, что срок твоего заключения может быть продлен? Готов ли к этому?
Марцинкевич: Если брать по закону, то закончиться новый суд может исключительно снятием обвинений или оправданием. Дело в том, что в обвинении допущены фундаментальные нарушения, которые невозможно устранить в суде. Они, собственно, слагаются из сфабрикованного обвинения, бездарного следствия, страдающего Альцгеймером прокурора и очень сильным, политически мотивированным желанием закрыть меня и все движение «Реструкт».
В первый раз судья Глухов согласился с тем, что государственный интерес выше закона, вынес мне и ребятам обвинительный приговор. Ну, а косяки следствия прикрыл тем, что сфальсифицировал протокол судебных заседаний, показания потерпевших, свидетелей и обвиняемых. Но в Мосгоре чудом, которое я отношу на счет моего адвоката Краснова, приговор по моему и еще двум эпизодам был отменен.
В этот раз? По закону — оправдание. По логике, новая судья не должна бы сознательно нарушать закон там, где вышестоящая инстанция прямо сказала: нарушений не допускать.
А по факту что будет? Россия же. Ну, вынесут они мне снова 10 лет. Могут же договориться, чтоб устоял приговор? Могут.
Жалуйся потом в ЕСПЧ. Или опять через год отменят по апелляции. Ну, накажут судью. Мало ли их? И снова суд. Есть такой лайфхак, если не жалко судей и прокуроров, которые получают взыскания за отмены. Статья до 10 лет? Вот 10 лет и можно так кружиться.
ТАСС
Естественно, что я хочу поскорее выйти. Я и так за 4,5 года самое интересное пропустил. Но что значит «готов ли ты к этому»? Кто спрашивает-то? Если считать за подготовку список книг, то да — года на два вперед составлен. Именно тюремного чтения, часов по восемь в день. А на волю я всегда готов — только и взять что блокнот со стихами и одну фотографию.
Рано или поздно ты выйдешь на свободу. И чем ты планируешь заняться? Не сразу после освобождения, а глобально. Вернешься ли к активной общественной деятельности и в какой роли?
Планов у меня очень много, это факт. Самое первое, что я сделаю, — уеду из России и откажусь от ее гражданства. Не хочу иметь ничего общего с этим государством и его политикой.
Если пропустить относительно мелкие цели типа «прокатиться на собачьей упряжке через Аляску» или «залезть на Эверест», а перейти к основному, то это будет культурологический проект глобального масштаба. Основной вопрос: почему одни страны процветают, а другие нет? Разговоры об империализме и эксплуатации сильно устарели. Хотя леваки еще пользуются. Но если смотреть реально, то у каждого народа в каждой стране есть ряд вполне четких характеристик, от которых зависит прогресс.
Законопослушность, социальная мобильность, экономическая активность, тяга к образованию, восприятие коррупции, принятие личной ответственности, жажда свободы. От чего это все зависит? Прежде всего — от культуры. Вот, скажем, пунктуальность. Все знают о немецкой и японской пунктуальности. А кто знает, что в Эквадоре из-за опозданий на работу теряется 5 процентов ВВП? Как исправить?
Или возьмем Россию. Вот есть моногород, в котором закрылся градообразующий завод. Все, он уже никому не нужен, он экономически невыгоден. А жители требуют открыть и платить зарплаты. Это мышление такое патерналистское. Нет чтобы сразу переехать в другое место, получить новую специальность и спокойно жить. Как же можно уехать из родного города? Как же в 45 лет учиться?
А несоблюдение закона в России? Часто можно увидеть по телевизору, как упитанный законодатель в пиджаке сокрушается о правовом нигилизме. Но ведь законопослушность начинается не с соблюдения закона, а с его принятия. Закон ведь должен быть справедлив, исполним, общеизвестен и применяться ко всем одинаково. И кого у нас смущает принятие закона, о котором заранее известно, что выполнен он не будет? Абсолютно никого. То майские указы — абсолютно нереализуемые, но приятные. То «закон Яровой» — ужас, но все равно работать не будет. И откуда это идет? Вот куда интересно копнуть.
А насчет общественной деятельности — не знаю. Постараюсь обойтись. Оно как-то само так складывалось, что оп! — и организация по всей России. Два раза, главное, — что с «Формат 18» (организация запрещена на территории России — прим. «Ленты.ру»), что с «Реструкт» так произошло. Первый раз планировался интернет-магазин музыки, а второй — социальная сеть взаимопомощи.
Как ты оцениваешь результаты и эффект проекта «Реструкт»? Повлиял ли он как-то на общество?
Если честно, то эффект от «Р» для общества мне сложно оценивать из этой подводной лодки 99/1. Мне многие до сих пишут — мол, спасибо, благодаря твоем творчеству бросил бухать и курить, занялся спортом и начал читать. Это очень радует. А что касается общества в целом… Вся социальная активность в стране подавлена. Те общественные движения, что я вижу (опять же по телевизору), вызывают только раздражение жуткое.
Дмитрий Духанин / «Коммерсантъ»
«Лев против» — чистые дружинники, почти менты. «Белая гвардия» — по борделям ходят, еще грустнее. «Трезвая Россия» — помесь шариатского патруля и ДПС. «Стопхам» легко можно заменить несколькими видеокамерами, выписывающими штрафы.
Я считаю, что это имитация общественной деятельности и социального активизма, направленная на дискредитацию самой этой идеи. Типа сидите лучше, ребята, по домам. Ясно, что ничего мало-мальски полезного государство грантами не снабдит.
Единственное — канал «Пятница» радует своими проектами. Я одно время даже переживал, как бы Лену Летучую не закрыли. А что? Написал бы какой-нибудь уборщик, что она телефон у него сперла, и вперед. Сейчас «Инсайдеры» смотрю. То там, то там периодически встречаю отголоски проекта «Реструкт». Социальная эволюция идет быстрее эволюции видов. А еще иногда слышу у молодых ведущих свои фразы — смотрели ролики, значит, недавно. Прикольно.
Как ты относишься к законодательной инициативе установить пожизненный срок для педофилов?
Я против педофилии, конечно. Но, сидя в тюрьме и особенно наглядно воспринимая тот беспредел, что называется правосудием, никакие ужесточения я приветствовать не могу. Ведь не только в экстремизме и разбое оправдаться нереально. Что угодно тебе предъявят — и сиди. Вон историка Дмитриева судят за педофилию, чтоб чекистские полигоны и места захоронений не раскапывал.
Что бы ты изменил в своей жизни, если бы мог? Были ли конкретные эпизоды, когда все пошло не так, как ты планировал, и это повлияло на твою судьбу? Приведи пример, если были.
Вообще я не склонен в таком ключе рассуждать о жизни. Но есть один момент, который мне прямо в глаза бьет. Не надо было улетать из Киева на Кубу. Здесь речь об одном конкретном решении, которое портит мне жизнь уже 4,5 года. Все остальные события складываются из цепочек решений — значит, надо изменять все мышление, а это невозможно. Я не говорю «зря я поехал того барыгу ловить, за которого сижу». Его никто не грабил — это просто повод меня закрыть. Но не было бы его, попросили бы написать заявление какого-нибудь педофила. Я ж их 115 штук поймал. Как тут защититься? Абсолютно никак. Если только ничего не делать. Но это уже не я должен быть.
Считаешь ли ты себя по-прежнему неонацистом? Можешь кратко и емко определить свою идеологию? Какова цель твоей жизни (достижимая)?
Для СМИ я буду неонацистом всегда, это ясно. А если говорить строго, то речь об идеологии национал-социализма. С «социализмом» я ситуацию разъяснил для себя и полностью его отвергаю. С «национализмом» сложнее, но многие его аспекты для меня неприемлемы.
Я русский, но если брать социальные установки русской нации, то, боюсь, совпадений совсем немного. Гетеросексуализм и русский язык. Все. Ценности — стремление к совершенству, ответственность, саморазвитие, свобода.
Сейчас я все глубже изучаю либертарианство. Кратко и емко определить свою идеологию я не могу. Мне еще многое надо уточнить, обсудить, проверить, изучить. А затем, скорее всего, придумать название и дать описание тому, что получится. Этим я и буду заниматься в ходе своего культурологического проекта.
Цель моей жизни… Глубокий вопрос. Я атеист. Так что исхожу из того, что мы все умрем, и это навсегда. И Солнце погаснет. Все, что мы могли бы в этой жизни сделать, исчезнет. Следовательно, все наши жизненные пути ведут в могилу. Разница лишь в том, есть ли на этом пути сердце. Я живу так, как считаю правильным, как подсказывает мне сердце. Вот и все. Если копнуть глубже, то жизненные цели людей определяются страхом смерти. Оставить след после себя — так или иначе. Дети, богатство, искусство — что угодно. Надо понимать, что все это — лишь желание продлить свою жизнь за порог собственной смерти. Вот как раз на эту тему стих у меня есть.
Страх смерти обитает внутри каждого из нас. Его не победить, он всеобъемлющ и силен. До тех пор, пока огонь не погас, Он жизни подчиняет себе с зари времен.
Мечтаешь о детях, чтобы свой продолжить род. Потомкам, конечно, жизнь надо дать! Не переведется поэтому народ — В кругу детей и внуков не так страшно умирать!
Стараешься трахнуть как можно больше баб. Пикапить в интернете, на работе, в метро. Всю жизнь на них тратишь, войны полов раб Но вы**ать и треть их не успеешь все равно!
Пытаешься денег побольше накопить, Развиваешь бизнес, пополняешь запас. Хоть все деньги мира на счет сможешь положить — Счет никого еще от смерти не спас!
Хочешь в истории след оставить свой. Рисуешь картины, книги пишешь, поешь… Остынет Солнце, землю льда покроет слой, А значит, и ты с бессмертным творчеством умрешь!
Может, молишься богу, чтоб душу спасти? Вечную жизнь обеспечить в раю? Только и рай, и бога придумал человек, Эксплуатирующий боязнь смерти твою.
Помни о смерти — в этом секрет! Она всегда рядом, ей всегда по пути! Устал, все х**во — она скажет: «Нет! Ты жив, значит, должен к цели идти».
ТАСС
Какое родство важнее — идеологическое или по крови? Какие качества ты ценишь (ненавидишь) больше всего в людях? Разделяешь ли ты принципы уважения к врагам, правила честного поединка?
Это смотря в каком аспекте. Слишком абстрактный вопрос. Ненавижу больше всего — глупость, слабость, трусость, лень, лживость, интриганство. Ценю, соответственно, противоположное. Я сторонник фон Клаузевица, так что правила честного поединка и уважения к врагам могу отнести только к спорту. Врага надо победить, а не уважать. Да мне и самому наплевать, уважают ли меня враги. Другой вопрос, который обычно путают с вопросом об уважении: необходимо ли соблюсти определенные правила. Да — при условии, что ты сам на них согласился.
Кто такой русский и каким ты видишь будущее твоего народа, исходя из сегодняшней ситуации?
Если без романтики, то русский — любой европеоид, говорящий на русском языке, усвоивший русскую культуру и идентифицирующий себя как русского. Хотя бывает, что этот европеоид и языка не знает, и с культурой не знаком, и живет в другой стране, но считает себя русским потому, что его предки — русские. Не знаю, уже спорно.
Про все остальные варианты самоидентификации говорить не хочу — они просто веселят. Да и раздражают иногда. Российский паспорт и знание языка делают не русским, а россиянином. И это совершенно разные понятия.
А будущее моего народа, если ситуация не изменится, очень печально. Правительство раздаст паспортов иммигрантам и приложит все силы к смешению. У нас же рабочих рук не хватает — почему бы и не заместить по этому случаю народ? Главное, что ситуация критическая — у нас одновременно и безработица, и нехватка рабочих рук.
Как и на какой основе следует объединить правые националистические движения в стране, чтобы они стали реальной силой? Или это невозможно сделать?
Вопрос поставлен так, как будто нацдвижения перессорились и развалились сами по себе, а не были уничтожены спецслужбами. Все лидеры или сидят, или сбежали за границу, или залегли на дно. Нет смысла говорить об основе для объединения, пока гайки так закручены. А, нет, есть одна основа! Согласование позиции в АП и получение там же грантов: «Крым наш!», «Русский мир!», «За православный интернет!», «Смерть бандеровцам!» и так далее. Идеальная и политически верная основа.
Следишь ли ты за тем, что происходит в стране? Какие актуальные темы тебя волнуют — Украина, Сирия, футбольный чемпионат, Крымский мост?
Слежу. Украина в том ракурсе, в каком ее обсуждают в СМИ, меня не волнует. На Сирию, футбол и Крымский мост мне вообще положить. Интересна общая тенденция закручивания гаек и обнищания в России. Образование новых и новых протестных страт. Дальнобойщики, студенты, фермеры, теперь еще пенсионеры… Этот процесс не может быть бесконечным. Веселят законодательные инициативы — уже фантазии не хватает, где бы еще денег выжать. Причем свойство у чиновников есть одно: чтоб отнять десять рублей, они нагадят на тысячу. Интересно, когда рванет?
Еще слежу за тем, как правеет Европа. Хорошо и модно говорить о толерантности, но если у тебя в доме парочка десятков диких беженцев поселится — толерантность подослабнет.
Раньше по улицам открыто ходили бритоголовые, порой и со свастикой на рукаве. Теперь людей сажают за экстремистские репосты в соцсетях. Как тебе такая эволюция? И вообще, много ли общего между неонацистами конца 90-х и сегодняшними?
Да, эволюция печальная. Абсолютное большинство сегодняшних правых — это те, кого скины раньше звали Divan skins front. Но раньше они рисовали свастики в тетрадках, а сегодня делают репосты во «ВКонтакте». Они абсолютно безобидны. Но сажают-то их не из-за исходящей от репостов угрозы конституционному строю, а потому, что надо же кого-то сажать. Чтоб отчетность была, чтобы звездочки новые вкручивались, премии шли. Наплодили антиэкстремистских подразделений — они и сидят, кушать хотят.
Как к интернет-экстремистам относятся на зоне? Как относятся к «политическим» обычные уголовники? Как относятся к неонацистам зэки с Кавказа?
По факту — здесь всем на все насрать. Даже в СИЗО, где скученность в камерах. На зоне — тем более. Такие понятия, как «политические» и «обычные уголовники», здесь не используются. Вот я — какой? У меня судимости за экстремизм, но сейчас сужусь по разбою. А мои подельники — у них-то экстремизма нет вообще. «Обычные» — экономические, бытовые, наркоманы, гопота. Профессиональных преступников очень мало. Единицы. Конечно, интеллектуальный уровень тех, кого можно назвать (независимо от предъявленных статей) политическими, значительно выше, чем у среднего зэка. А все остальное зависит от личности.
Кто-то «за хатой смотрит», кто-то «на дороге стоит», кто-то просто сидит, кто-то «шныряет».
Конечно, зэки с Кавказа против русского национализма. Да и то не все — у них свои межнациональные войны. А русские — против ислама. Я вообще против религии в принципе. Но надо же как-то уживаться, раз в камере нас заперли.
Не жалеешь ли ты втянутых тобой в «Реструкт» парней и девушек, получивших за это тюремные сроки, испытывающих теперь проблемы с трудоустройством и т.д. ?
Жалость — плохое чувство, оно говорит о том, что ты чувствуешь себя выше того, кого жалеешь. У всех был выбор. Конечно, я сочувствую парням. И сочувствую Лизе. Но это было ее решение — не уезжать из России, ходить на суды, на приговор.
Мы сели не потому, что совершали преступления. Этого не было. Была зачистка неподконтрольных власти общественных объединений. А «Р» был самым заметным. Видели ли ребята, что по нам начали работать? Да, конечно. Но они посчитали свои долгом продолжать. Это был их путь сердца.
Rebecca Blackwell / AP
Как тебя меняет заключение и нравятся ли тебе эти перемены?
На этот вопрос, мне кажется, должен бы отвечать кто-то со стороны, знавший меня до посадки. Пока единственные наглядные перемены — это несколько седых волос в бороде и редеющие волосы. Не нравится.
Знаний немало накопил — постоянно читаю и пью ноотропил с глицином. Когда я сел в 22 года, то постоянно замечал, что в спорах мне не хватает аргументов. Спорим-спорим, и я натыкаюсь на стену, за которой мои знания исчерпаны. А оппонент, особенно из экономических, проходит ее и идет дальше. Что же я, думаю, балбес?! Тогда-то за книги и взялся. Сейчас ситуация обратная.
Если учесть, что интеллект — единственное, что отличает человека от остальных животных, то изменения, вызванные тюрьмой, можно только поприветствовать. Но пора уже и на практике все применять. Хватит подготовки!
Видишь ли ты себя после сорока лет добрым семьянином с иномаркой, загородным домом и собакой? Каким образом ты бы хотел умереть, если получил бы выбор?
Нет, кем я себя точно не вижу — это добрым семьянином. И злым тоже. Сейчас решается вопрос, будет ли у меня одна любимая девушка или гарем нимфоманок. Хотелось бы, конечно, первого. Но, боюсь, придется довольствоваться вторым.
Как умереть? Красиво. Как викинг — в бою! Или на девушке. Или замерзнуть на вершине Эвереста. Хотя, по большому счету, это неважно.
Комментарии
12
Читайте также
Задержан подозреваемый в убийстве бизнесмена в Москве
Охранник напал на инвалида в московском ТЦ
4
Следствие нашло растратившего деньги «Трансаэро»
Завершено расследование нападения на конвойного в колонии
Последние новости
Нагиев рассказал о съемках в окровавленных трусах
Глюкозу высмеяли за фотошоп на откровенном фото
Отец изуродовал дочь фотоаппаратом