Ещё

Полицейские вскрыли мошенническую схему и оказались за решеткой 

Фото: pasmi.ru
Майоров полиции Александра Фролова и Андрея Тимакова задержали, а затем отправили под арест как соучастников нескольких мошенничеств с муниципальным жильем. Любопытно, что именно Фролов с Тимаковым и инициировали расследование этого дела, но в результате сами оказались в СИЗО. Но все эти странности до сих пор не заметили в руководстве Генпрокуратуры, СК и МВД, при том что невиновность полицейских подтверждается не только фактами, но и проверкой на полиграфе.
Так, и.о. заместителя прокурора Перовской межрайонной прокуратуры Зинаида Кузнецова дважды уклонилась от рассмотрения жалоб адвокатов подследственных на нарушения требований федерального законодательства органом следствия, направив их на рассмотрение в тот же орган, на который эти жалобы были поданы, не удосужившись даже вынести постановление, как того требует закон.
Сомнительные свидетели
27 апреля прошлого года в Москве был задержан несколько раз судимый за мошенничество с квартирами Александр Королев. Его заподозрили в хищении нескольких квартир, которые принадлежали скончавшимся пенсионерам. Королев свою вину признал, добавив, что в состав «банды» входили Тимаков и Фролов.
Слова Королева подтвердили коллега Фролова и Тимакова Надежда Павлова и местный осведомитель Артем Сорокин, которые уточнили, что узнали об этом со слов Королева. Получается, что сотрудник полиции, узнав от находящегося на УДО мошенника об участии своих коллег в преступлениях, дали показания. И следствие, основываясь лишь на этих показаниях, отправило полицейских в СИЗО.
Причину того, что Королев решил назвать своими соучастниками Фролова и Тимакова можно объяснить тем, что оба полицейских его неплохо знали: он был у них под надзором как условно-досрочно освободившийся.
Кроме того, арестованные ныне полицейские сами начали проверять данные о возможном мошенничестве после того, как один из участковых сообщил, что в муниципальной квартире больной пенсионерки кто-то меняет старые деревянные окна на стеклопакеты. Подозрения подтвердились: в квартире неожиданно оказались прописанными жители Владимирской области, которые, в результате, и приватизировали эти квадратные метры.
Во время профилактической беседы с Королевым Фролов предупредил, что тот однозначно вернется за решетку, если выяснится его причастность к этому мошенничеству. «Королев отреагировал на мои слова очень нервно — заерзал на стуле, а потом попросту вскочил и выбежал из кабинета», — рассказывает Фролов.
Обвинение Фролову и Тимакову предъявили на третьи сутки после задержания — 11 августа 2017 года — сразу после того, как появились первые показания от Павловой и Сорокина. По версии следствия, сотрудники полиции вступили в преступный сговор с Королевым: предоставляли информацию об освободившихся квартирах и обеспечивали остальным преступникам безопасность.
Александр Фролов
«Если учесть то, что меня почти сутки не допрашивали, а потом попытались заставить дать ложные показания и оговорить себя и Тимакова, то пазл складывается: нас хотят выставить крайними, чтобы защитить сотрудника полиции, фактически курировавшего все эти мошенничества, — отмечает Фролов. — Иначе чем можно объяснить, что сотрудников, проработавших в органах более двадцати лет без единого замечания, в один момент отправляют в СИЗО, и необоснованно продлевают срок содержания под стражей несколько раз подряд?»
Тимаков, в свою очередь, также заявляет, что его отвезли в следственный отдел, где тоже требовали оговорить себя.
По мнению подследственных, Павлова и Сорокин оговорили их, «чтобы избежать привлечения их самих к уголовной ответственности, так как фактически являются соучастниками Королева».
«Павлова является сотрудником полиции ОМВД по району Вешняки и не просто давней знакомой Королева, а его кумой. Она неоднократно интересовалась у участковых уполномоченных о квартирах, в которых умерли одинокие граждане, — пояснил Фролов. — Я уверен, что к преступлениям, в которых нас обвиняют, причастны Павлова и Сорокин, которые пытаются уйти от ответственности».
Адвокаты по рекомендации
После первого допроса, на котором Фролов и Тимаков заявили о своей невиновности, следствие начало экспериментировать, рассказывают супруги подследственных. По словам женщин, их начали обрабатывать одновременно с давлением на мужей. Бывший сотрудник отдела полиции Вешняки, имеющий хорошие контакты с руководством отдела, настойчиво рекомендовал женам полицейских взять знакомых адвокатов, мотивируя свое предложение коротко и понятно: «Иначе точно посадят!»
«Пока ничего не надо делать, надо ждать», — заявил один из бывших защитников и в точности последовал этому заявлению. За три месяца настойчиво рекомендованные адвокаты палец о палец не ударили. Не было сделано даже самых элементарных вещей: не обращено внимание на истечение 48-часового срока задержания при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в суде, не подана апелляция на данное решение суда.
У жен подследственных сложилось впечатление, что адвокаты лишь помогали следствию посадить назначенных преступниками Тимакова и Фролова, действуя в интересах тех, кто действительно был причастен к мошенничеству с квартирами.
Следствие со странностями
Нынешние адвокаты Фролова и Тимакова отправили несколько ходатайств, чтобы следствие установило неизвестные обстоятельства и попросили о прослушивании телефонных переговоров Надежды Павловой, проведении в ее квартире и на работе обыска, а также допроса ее непосредственного руководителя — начальника отдела полиции по району Вешняки Максима Ванда. Также адвокаты потребовали провести проверку и истребовать агентурные дела Королева, ведь Павлова на допросах не скрывает, что Королев в прошлом был агентом её напарника, а после освобождения из мест лишения свободы в 2014 году согласился стать ее агентом. Но следователь отказала в удовлетворении этих ходатайств.
Более того, следователь Алиференко не заметила важные показания того же Королева. «Королев в ходе очной ставки заявил, что Фролов какую-либо информацию по квартирам ему никогда не предоставлял, — комментирует адвокат Елена Полякова. — В показаниях Королева, Павловой, Сорокина, изобличающих Фролова и Тимакова, фактов нет, одни общие слова — никакой конкретики».
При этом оба подследственных утверждают, что Королев потребовал через Сорокина материально помочь его семье, иначе обещал дать ложные показания и оговорить полицейских.
Следователь не могла не знать, что в 2008 году Королев был осужден за точно такие же мошенничества с квартирами и тесно общался с Павловой, которая и в тот раз выступала в деле как свидетель обвинения. Вся эта информация есть в материалах уголовного дела.
Кроме того, на очных ставках, давая показания против Тимакова и Фролова, Павлова, разговорившись, призналась, что знала о том, что Королев похитил одну из квартир. Кроме этого, она была в курсе преступлений, совершенных Королевым, со слов другой участницы преступных схем, которая проходит по уголовному делу в качестве обвиняемой. Последняя, по словам Павловой, жаловалась, что Королев без ее ведома продал одну из квартир, и она решила наказать его, обратившись к своему знакомому сотруднику полиции из УВД ВАО, который за невозбуждение в отношении Королева уголовного дела потребовал от него определенную денежную сумму.
Однако, подчеркивают адвокаты, следствие игнорирует всю эту информацию, также как и то, что сотрудница полиции Павлова информировала рецидивиста Королева о том, что его разыскивает полиция, и предупредила его по телефону о предстоящем задержании. Не учитываются также и данные полиграфического исследования, которое Фролов прошел по собственной инициативе. Результаты показали, что полицейский не причастен к преступлениям.
«Почему решили обвинить Фролова и Тимакова при отсутствии объективных доказательств виновности, остается только догадываться. Следствие идёт под лозунгом «презумпция вины», — комментируют происходящее адвокаты Елена Полякова и Светлана Сидоркина. — Показания наших подзащитных не берутся в расчет».
По словам защитников, «вызывает недоумение позиция следствия», ведь «чтобы разобраться в хитросплетениях данного дела, не нужно заканчивать Гарвард, достаточно включить логику и действовать в рамках закона».
Невмешательство руководства
Из письма Александра Фролова генеральному прокурору Юрию Чайке, главам СК и МВД Александру Бастрыкину и Владимиру Колокольцеву: «Во время профилактических бесед Королев говорил мне, что к ряду других мошенничеств с квартирами в районе Вешняков причастна именно Павлова Надежда. По моей информации, Павлова оговаривает других, чтобы самой не попасть в тюрьму. И ей позволяют это делать, потому что она заплатила. Как иначе объяснить невозбуждение в отношении её уголовного дела?»
Возможно, разбираться в этой истории невыгодно и руководству УВД Восточного административного округа Москвы. Если выяснится, что ради спасения реальных виновников в тюрьму бросили двух майоров, то может полететь не одна голова. Адвокаты резюмируют, что уголовное дело расследуется необъективно, их многочисленные ходатайства в защиту арестованных отклоняются; прокуратура бездействует, самоустранившись от прокурорского надзора. В результате создается реальная угроза того, что невиновные будут осуждены, а истинные виновники уйдут от ответственности.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео