25 ноября 2017, Lenta.ru

Курганские могильщики

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных организованных преступных группировках лихих 90-х. В предыдущих статьях рассказывалось об орехово-медведковском оргпреступном сообществе (ОПС), одной из самых грозных банд того времени. Помимо нее, за место под солнцем в Москве боролись и другие ОПГ. Особое место среди них занимает курганская банда, чьи члены приехали в столицу за длинным рублем. Курганских боялись и ненавидели — и не зря: эти бандиты — бывшие могильщики — считались самыми жестокими и безжалостными.
Курган. 1986 год. Городское кладбище. Четверо могильщиков оборудуют место последнего пристанища для очередного почившего горожанина.
Один из работяг — 22-летний Андрей Колигов (Курганский), выпускник военного училища и комсомолец с активной позицией. Человек амбициозный, четкий в действиях, неглупый. На кладбище пришел, лишившись работы и средств к существованию. Другой — 21-летний Олег Нелюбин (Нелюба), сын знаменитого борца Николая Нелюбина. В школе тяготел к математике, мечтал стать ученым. Впрочем, будучи старшеклассником, успел запятнать свое имя участием в фашистском марше, организованном юными поклонниками гитлеровской «философии» в 1981 году в Кургане. Экзамены на математический факультет завалил и решил идти по стопам отца — поступил на физкультурный. После института устроился в школе физруком и даже успел побывать в должности классного руководителя.
Третий могильщик — 24-летний Виталий Игнатов (Длинный), коллега Нелюбина, физрук в школе. Молчаливый, замкнутый, себе на уме. Четвертый — 26-летний Александр Солоник, спортивный стрелок и борец. Этот квартет вскоре оставил ломы и лопаты, чтобы занялся совсем другим делом — формированием самой кровавой и безжалостной ОПГ на постсоветских просторах.
Эти могильщики сильно отличались от своих собратьев по ремеслу. В первую очередь тем, что не имели привычки завершать рабочий день, расслабляясь за бутылкой водки. Предпочитали снимать стресс в спортзале. Неизвестно, кому из четверки первому пришла в голову идея заняться рэкетом в родном Кургане, но мысль оценили по достоинству. В то время всеми криминальными делами в городе, как и положено, заправляли бывшие «сидельцы». Вчетвером с такими оппонентами было не справиться, и могильщики начали активный набор в свою «секцию». Нелюбин тут же подтянул одноклассника, одного из тех, кто вместе с ним участвовал в позорном марше — Виктора Канаховича с говорящей кличкой Фашист. Пришел в бригаду среди прочих и некто Павел Зеленин, скромный с виду парнишка в очках, но с менталитетом садиста, которому был суждено стать контрразведчиком курганских.
Члены курганской ОПГ /m1r.su
Поднабрав силы, новая группировка быстро сместила старых «смотрящих» за Курганом: те абсолютно не ожидали резкой атаки безжалостного молодняка. После пары-тройки «переговоров» в стиле Дикого Запада (а у претендентов на власть был один аргумент — стрельба), «старики» предпочли отступить. Все подвластные им конторы (фирмы, банковские организации, торговые точки) перешли к «комсомольским» — так в Кургане прозвали связку Калигин — Нелюбин — Игнатов — Солоник.
Насытившись доходами в родном городе, курганские нацелились на новые горизонты. И решили не мелочиться. В 1990 году Нелюбин, Игнатов и Колигов, прихватив с собой почти всех бойцов, прибыли в Москву. Солоник же на тот момент оказался в местах лишения свободы.
Осмотревшись в столице, курганские поняли, что там заправляют ореховские во главе с Сильвестром (бывшим трактористом из Нижнего Новгорода Сергеем Тимофеевым). Идею с набега, по курганской традиции, «отжать» власть в Белокаменной сразу же отмел Колигов, который считался мозговым центром ОПГ (к слову, позже в его квартире оперативники найдут личный дневник, где бандит описывал поэтапный наполеоновский план захвата криминальной власти в столице). Андрей предложил коллегам для начала войти в доверие к Тимофееву, а там действовать по ситуации. Но как задобрить лидера ореховских? Можно помочь устранить его врагов. Вызвали Солоника, чьи стрелковые качества сулили успешную карьеру киллера. На дворе стоял 1992 год.
Сильвестр был рад новым союзникам и с удовольствием укреплял свое лидирующее положение в столице. Криминальный авторитет не увидел в курганских опасности: подумаешь, что ему, королю Москвы, какая-то там «лимита»? Курганские тем временем присматривались к порядкам столичных «коллег» — и идея зачисток во внутренних рядах пришлась по душе приезжим гангстерам. К рядовым боевикам лидеры курганской ОПГ относились как к пушечному мясу: те должны быть благодарны шефам за одну возможность находиться с ними в связке. «Пешки» получали смешную зарплату, которой хватало лишь на съем жилья и пропитание. Неблагонадежным бойцом априори считался тот, на чьих руках не было крови. «Убивай или будешь убит» — таков был лозунг курганской братвы.
В идеале, чтобы доказать преданность общему делу, бандит должен был ликвидировать своего друга. По словам Игнатова, лучшей моральной ломки не придумаешь: перешедший черту станет роботизированной версией человека. Так, однажды перед фактом был поставлен член ОПГ по фамилии Куропаткин. Парень был у курганских на посылках, как и его 19-летний друг Андрей. Куропаткину был дан четкий приказ от Нелюбина — убить приятеля, иначе Андрей убьет его. Боевику даже не пришлось объяснять, зачем он должен пойти на мокрое дело (а курганские узнали, что к деятельности Андрея проявляют интерес милиционеры) — Куропаткин вызвал кореша на встречу и всадил ему в голову несколько пуль.
Пал от рук свояка и 17-летний москвич Роман Балагуркин. Очарованный криминальной романтикой парень примкнул к бандитам и снабжал их радиотелефонами, которые оформлял на свое незапятнанное имя. Получал за это копейки, но в разговоре с друзьями любил упоминать, что он — член могущественной ОПГ. За слишком длинный язык его решили убрать. Дело поручили одному из новичков. Парня вывезли в лес и заставили копать могилу, в которой, застрелив, его и закопали.
Убирали своих боевиков и за то, что в них сохранились какие-то остатки моральных принципов. Например, за отказ убивать женщин: гендерных различий между своими жертвами лидеры ОПГ не признавали. И вот тому яркий пример.
Один из владельцев торговых точек занял некоторую сумму денег своей деловой партнерше. Ей в последнее время не везло в делах, и она никак не могла вернуть долг. Предприниматель терпеливо ждал. Ровно до момента, пока ему не позвонили неизвестные и сообщили: мол, они похитили бизнесвумен и требуют выкуп в 50 тысяч долларов. Коммерсант, ошарашенный таким поворотом дел, поехал к крышевавшим его курганским за советом: мало того что дама денег должна, так еще и плати за ее жизнь? Бандиты выразили готовность помочь подопечному.
На встречу с вымогателями приехали рядовые боевики. Как только похитители заслышали слово «курганские», они опрометью кинулись за женщиной и чуть не с поклонами передали ее бандитам: зная манеру членов ОПГ без суда и следствия открывать огонь на поражение при слове «нет», преступники не осмелились поступить иначе.
Пленница поначалу очень обрадовалась и принялась благодарить своих «спасителей». Вот только она недоумевала, куда ее едут, ведь она живет в противоположной части города. Прозрение пришло в момент, когда ее втащили в незнакомую квартиру и привязали к стулу. Гангстеры принялись избивать жертву, требуя вернуть долг их подопечному. Издевательства продолжались не один час, после чего несчастную опять погрузили в салон авто и вывезли на «корпоративную» дачу.
Столкнув предпринимательницу в смотровую яму гаража, отморозки сообщили, что идут обедать, а как вернутся — разговор продолжится. Их не было примерно два часа, а когда они вернулись, обнаружили, что их жертва мертва. Очевидно, не выдержало сердце. Ее тело вывезли в лесной массив и закопали.
Делом своей жизни Игнатов, Нелюбин и Колигов считали стравливание между собой всех мало-мальски известных группировок Москвы. Троица рассуждала так: братки перегрызут друг друга как бешеные псы, а остатки можно спокойно добить. Методы выбирались разные. Особенно курганские любили выдавать свои преступления в отношении неугодной группировки за дело рук других бандитов. Для этого они изучили фирменные «фишки» соперников. Например, стреляли в членов коптевской ОПГ, прибывая на место расправы на «Москвиче». В узком кругу было известно: это стиль бауманских.
А затем, сняв маски, лидеры курганских (часто вместе с исполнителями постановочных убийств) являлись на похороны ликвидированных ими боевиков. Приносили глубокие соболезнования главарям и аккуратно подбивали их к ответным действиям, обещая помочь отомстить. Колигов, идейный вдохновитель проекта, действовал на удачу, сильно рискуя навлечь на свою группировку гнев всего преступного сообщества столицы. Так и случилось: в списках врагов курганских со временем будут значиться почти все московские ОПГ — медведковские, измайловские, бауманские, коптевские, архангельские…Союзниками же по-прежнему останутся лишь ореховские.
Бауманские курганских люто ненавидели. Мало того, что эти зарвавшиеся новички криминальной арены упорно лезли во все финансовые структуры города, так еще и возжелали завладеть вотчиной бауманских — высокодоходным развлекательным клубом «Арлекино» на Пресне. На него в свое время претендовал и Сильвестр, но тот пытался разрулить дело миром, не решаясь на войну. А вот курганские размышляли недолго.
10 апреля 1993 года один из видных лидеров бауманской ОПГ Валерий Длугач (он же криминальный авторитет Глобус) вместе с приятелем по кличке Итальянец решили заскочить на дискотеку «у ЛИСС’А», где их ожидали другие члены ОПГ. Обсудив текущие дела, Длугач вместе с приятелем вышли из клуба и направились к машине. И тут грянул выстрел: самозарядный карабин Симонова (СКС) в руках Александра Солоника не дал промаха. Пуля угодила в грудь Глобуса, прошила его насквозь и попала в ногу дежурившего у здания милиционера. Авторитет скончался на месте. Итальянец рефлекторно выхватил из кармана пистолет и в шоке топтался около раненного товарища. Такую картину и застали вышедшие из клуба покурить бауманские. Подумав, что это Итальянец застрелил Длугача, братки подскочили к нему и, не дав сказать ни слова, принялись остервенело бить ножами прямо в сердце. Позже они поймут, что совершили ошибку: по заключению судебно-медицинской экспертизы, выстрел был сделан с расстояния 40 метров.
А на следующий день погиб ближайший соратник Глобуса Анатолий Семенов (Рэмбо). Бывший бизнесмен, которого Длугач сначала крышевал, а потом сделал главарем одной из своих бригад, спокойно передвигался по городу, контролируя организацию похорон Глобуса. Он, безусловно, был в числе целей на устранение у курганских, но им внезапно облегчили задачу: Рэмбо в подъезде собственного дома пристрелил один из коммерсантов, уставший от выплаты обязательной дани. Хитрый бизнесмен рассудил, что гибель Семенова свяжут с расстрелом Глобуса. Так и вышло: правда о ликвидации Рэмбо выяснилась лишь спустя семь лет.
До третьего лидера бауманских, Владислава Ваннера (Бобон) курганские добрались лишь в январе 1994 года. Напуганный гибелью товарищей, но не сломленный духом Бобон и не думал выпускать из своих рук заветный «Арлекино». После смерти Рэмбо он усилил охрану, постоянно менял маршруты передвижения. Однако благодаря «контрразведчику» Зеленину удалось выяснить: 17 января Ваннер планирует приехать в тир Тушино в компании всего одного охранника и маленького сына. В назначенное время туда был командирован Солоник, который застрелил Бабона через небольшую дырку в окружающем тир бетонном заборе. После этого «Арлекино» перешел под контроль новой «крыши».
Деньги потекли рекой. Однако в планы лидеров ОПГ не входило повышение зарплаты рядовым бойцам. Они открыли счета в швейцарских банках и переводили туда все поступающие к ним средства. За ростом могущества и уровня беспредела своих подопечных Сильвестр наблюдал уже с долей волнения. Он явно не ожидал, что эти пареньки пойдут так далеко. Кивал на союзников медведковских: вот, мол, эти хоть и ведут свою игру, но с общими интересами все же считаются, чего не скажешь о курганских. Тимофеев пытался договориться с троицей, чтобы та слегка осадила с боевыми действиями.
Последний их разговор состоялся в день гибели Сильвестра, 13 сентября 1994 года, за несколько часов до того, как Mercedes короля криминальной Москвы взлетел на воздух. Это преступление раскрыть так и не удалось. Собирая доказательства причастности к взрыву той или иной группировки, сыщики столкнулись с фактом: врагов у Тимофеева было хоть отбавляй. Конечно, курганские были среди первых подозреваемых. Ведь им гибель непосредственного босса пришлась как нельзя на руку: пока внутри группировки разгорался костер передела власти, Колигов и компания спокойно проворачивали свои темные дела.
Но и события, происходящие в рядах орехово-медведковского ОПС, курганские из поля зрения не выпускали. Узнав, что на лидерство в банде претендует правая рука Сильвестра Сергей Ананьевский (Культик), курганские тут же обратились к нему с требованием, чтобы он выплатил денежный долг Тимофеева. Культик отказал. На расправу с ним снарядили Павла Зеленина. 4 марта 1996 года он расстрелял Ананьевского в его автомобиле, припаркованном на Новинском бульваре. Вскоре погиб и его ближайший соратник Сергей Володин (Дракон): по некоторым данным, он стал жертвой перестрелки, произошедшей вечером 28 марта 1996 года в столичном районе Якиманка.
Сезон охоты на курганских правоохранительные органы открыли после расправы дерзкой троицы над боссами коптевской ОПГ. Их лидеры, братья Александр и Василий Наумовы (Наумы) одно время считались сподвижниками Нелюбина, Колигова и Игнатова. До той поры, пока те не начали «отжимать» принадлежащие Наумовым территории.
Первым в спор с псевдодрузьями вступил Александр. Он был младшим братом, но верховодил в их дуэте и носил кличку Наум-старший. Александр твердо обозначил, что свои позиции сдавать не намерен. Курганские на этот раз решили действовать хитростью. В марте 1995 года Audi Наумова двигалась по Ленинградскому шоссе в сторону области. Внезапно дорогу иномарке перекрыли «Жигули», и оттуда был открыт огонь на поражение. Наум-старший погиб на месте. Свое авто киллеры подожгли и спешно ретировались.
На пышные похороны лидера коптевской ОПГ курганские прибыли в полном составе. Сгрудив многочисленные венки, перетянутые траурными лентами с надписями «От друзей», они заявили Василию, что знают организаторов расстрела: это члены солнечногорской ОПГ. «Александр с ними дела вел и финансами был связан», — добавил Колигов. Наум-младший поверил, хотя «заказчики» его брата стояли прямо перед ним.
С возмездием не медлили. Коптевские братки ворвались на одну из дискотек Солнечногорска, где в это время отдыхали местные авторитеты, и отправили на тот свет пять человек. Василий счел брата отомщенным. Он тогда тесно сошелся с курганскими и даже успел слетать с ними в заграничный вояж. Те ликовали: Наум-младший по сравнению с покойным братом казался им свойским простачком. И были неприятно удивлены, когда Василий занял такую же позицию, как Александр — дружба дружбой, а деньги врозь.
Колигову, Нелюбину и Игнатову виделся один выход: убить несговорчивого компаньона. Сделать это было не так уж легко: обиженные солнечногорские незамедлительно включили «ответку» и ликвидировали коптевских боевиков одним за другим. Василий нанял себе усиленную охрану и обратился в милицейское спецподразделение «Сатурн». Но его не спасло и это. Курганские подстерегли Наума-младшего, когда тот собрался на Петровку, 38, вызволять членов ОПГ, попавших «в спортзал» — так называли место для допросов. До пункта назначения Наумов не доехал буквально несколько десятков метров: он остановился у обочины, чтобы ответить на важный телефонный звонок, и в это время по нему был открыт шквальный огонь. Василий погиб, а вот его телохранители не пострадали. Однако, узнав, кого их отправило охранять начальство, сотрудники «Сатурна» были в негодовании и подали жалобу на руководителей. Некоторых из них вскоре уволили.
Сотрудники милиции были поражены наглостью курганских: на то, чтобы совершать преступление у главного здания столичного главка МВД, ни одно преступное сообщество раньше не решалось. С оборзевшими бандитами было решено кончать, благо материала по их деяниям с каждым годом все прибывало. Курганские оказались под перекрестным огнем: с одной стороны подступали блюстители порядка, с другой — ненавидящие «омерзительную троицу» члены других преступных группировок.
Внутри самой группировки дела обстояли тоже неважно. Нелюба, Курганский и Длинный винили друг друга за провал плана покорения Москвы. Некогда лучшие друзья окончательно рассорились и разлетелись по одиночке в разные страны. Колигов, который незадолго перед раздраем пережил любовную драму — его невеста накануне свадьбы сбежала с киллером медведковских Алексеем Шерстобитовым (Лешей-Солдатом), отправился зализывать раны в Израиль. Олег Нелюбов вместе с семьей прибыл в Нидерланды. А Игнатов и вовсе словно испарился.
Между тем стражи порядка взяли друга Нелюбина, Виктора Канаховича. Тому надлежало уничтожить одного из членов банды Александра Циборовского, который погрузился в героиновый ад. Вызвавшись довезти неблагонадежного коллегу на встречу членов ОПГ в один из подмосковных пансионатов, Фашист выстрелил ему в голову, а потом закопал труп в лесном массиве. Канахович не знал, что за ним уже ведется слежка. Оперативники скрутили его на следующий день. Фашист отчаянно отпирался, а когда перед ним разложили фотографии, где он хоронит тело жертвы, горько разрыдался.
Задержав и допросив многих из курганских, стражи порядка собрали компромат и на трех лидеров. Ведь без показаний соучастников подкопаться к ним было сложно: незадолго до бегства за границу Нелюбин, Колигов и Игнатов успели легализоваться и активно зарабатывали себе спокойный сон, исправно отчисляя налоги в пользу государства. Получив ценные сведения, следователи стали думать, как выманить преступников из их укрытий.
29 января 1997 года греческий подданный Андрейас Коландопулос (он же беглый бандит Андрей Колигов) вышел в зал прилета международного аэропорта Шереметьево. Он прибыл на деловую встречу, сулящую грандиозную финансовую выгоду. Но встреча не состоялась: греческого подданного тут же скрутили оперативники. В кармане его пальто обнаружили пять таблеток экстази и незамедлительно возбудили дело. Для начала Колигова обвинили в хранении наркотиков. Тот не растерялся и потребовал себе отдельную камеру, заявив, что болен сифилисом. Молодая жена Андрея сразу же озаботилась дачей взятки в размере 50 тысяч долларов, да так неудачно, что чуть было сама не загремела под следствие.
Сыщики пытались доказать причастность Колигова и к бандитизму, но необходимых улик к судебному заседанию, которое было назначено на октябрь 97-го, собрать не успели. На суде Колигов упорно отрицал свою вину. Он козырял тем, что наркотики ему подкинули, обвиняя задержавшего его оперативника в причастности к сообществу воров-карманников. Мастерство рук, которым по его мнению пользовался страж порядка, Андрей продемонстрировал судье: зажал между пальцами бумажный пыж так, что его не было видно.
Судья этим доводам не вняла и отправила Колигова за решетку на шесть лет. В своем последнем слове преступник обвинил в своей беде «гнилую систему» и, посоветовав престарелым родителям «не падать в обморок», гордо удалился из зала в сопровождении конвоиров. Шесть лет, полагал Андрей, неприятно, конечно, но не смертельно. Тогда лидер ОПГ еще не знал, что следователи все же дотянут обвинение в организации преступной группировки, и к его сроку прибавится еще 18 лет.
Известие о том, что вместо шести лет в тюрьме придется провести все 24 года, морально сломало Колигова. Осенью 2005-го он сдал милиционерам давнего обидчика, легендарного киллера Лешу Солдата, и вскоре после этого повесился в собственной камере, отбыв всего восемь лет заключения.
Олег Нелюбин прокололся на попытке организации подобия курганской ОПГ в Голландии. Он рискнул обложить данью коммерсанта из Латвии, а когда нарвался на отказ, поступил «по-кургански» — застрелил бизнесмена. И попал под следствие. Выяснив, что Нелюбина разыскивают российские коллеги, голландцы депортировали преступника на родину. Взяли оперативники и Павла Зеленина.
Именно на эту пару и обрушился весь гнев преступного сообщества Москвы. Нелюба был вынужден отдавать огромные деньги за одно лишь право выжить в камере «Матросской тишины». Его пинали, били, над ним издевались, но жизнь сохраняли. Вскоре к Олегу пришли жуткие вести: его жену похитили и требуют выкуп в миллион долларов. Нелюбин сдался и перестал выкупать свое существование. Спустя пару дней его забили до смерти. По мрачной иронии судьбы в этот же день в другой камере скончался и Павел Зеленин. Официальный диагноз — остановка сердца, неофициально — передоз.
Олега похоронили в родном Кургане. Он покоится рядом со своим знаменитым отцом, Николаем Нелюбиным. Бывший спортсмен умер, не пережив вестей о том, чем занимался его сын. Могилу Нелюбина-младшего венчает огромный мраморный крест с фото лидера ОПГ, но безо всяких подписей: нет на нем ни имени-фамилии, ни дат рождения и смерти некогда грозного бандита.
Другие члены курганской ОПГ, на чьей совести порядка полусотни жестоких убийств, получили различные тюремные сроки — от семи до семнадцати лет. Например, Фашист был осужден в августе 2002 года и приговорен к 14 годам лишения свободы. А Виталий Игнатов по-прежнему на свободе. Говорят, бандит сделал пластическую операцию и на деньги курганского общака до сих пор прожигает жизнь где-то в Греции или Испании.
…А самым известным членом курганской ОПГ в итоге стал киллер Александр Солоник. Легендарному убийце приписывали навыки стрельбы с двух рук («по-македонски») и невероятную способность сбегать из-под стражи: Солонику первому удался побег из столичного СИЗО «Матросская тишина». История знаменитого Саши Македонского — в следующем тексте спецпроекта «Лихие 90-е».
Оставить комментарий

Главное по темам

В Нидерландах задержали подозреваемого в нападениях с ножом

03:06

В Испании опровергли ликвидацию зачинщика перестрелки

02:24

В Хабаровске осудили похитителей кедровых шишек

01:43

Убийство в метро попало на видео

01:24

В Ростове огласят приговор экс-главе ГИБДД

01:11

Видеоновости

Статьи

Набожная Пугачева сильно изменилась

Появились слухи, что Алла Пугачева в этом году в «Новогодних огоньках» принимать участия не будет.

Смерть на МКАД: байкер не смог уйти от погони

Байкер разбился насмерть на МКАД в результате гонок с полицией

«Вы вообще нормальные люди?»: 10 цитат Путина

Почему Путин охарактеризовал Навального, как «российского Саакашвили»

Суд отказал Siemens: из Крыма выдачи нет

Почему московский суд отклонил оба иска о «крымских турбинах» Siemens

«Кто сказал, что Родченков честный человек?»

Путин уверен, что стадионы ЧМ-2018 по футболу будут готовы в срок

Фоторепортажи