Ещё

Главный на Байкале: как спасти байкальского омуля, не лишив работы рыбаков 

Фото: БАЙКАЛ ДЕЙЛИ

МОСКВА, 14 сентября. /ТАСС/. Запрет на вылов уникального байкальского омуля, по мнению ученых, на сегодняшний день является единственной возможной мерой для его сохранения. Как сообщил в четверг ТАСС глава Росрыболовства Илья Шестаков, ведомство уже подготовило все необходимые документы, и запрет будет введен в течение ближайшего месяца.

Байкальский омуль — эндемик озера Байкал, ценная промысловая рыба и самый известный представитель байкальской фауны.

Весит около 1,5 кг, средняя длина составляет около 60 см. Это не только фирменный местный деликатес, но и известный туристический бренд, которым активно пользуются байкальские регионы. Омуля ловят как любители, так и целые предприятия, причем, если для промышленного лова в этом году квота для Бурятии и Иркутской области составляла в сумме около 250 тонн, то объемы любительского и, особенно, браконьерского лова не берется оценить никто.

Эксперты рассказали ТАСС, почему спасти омуля иными мерами нельзя, как не допустить социальной катастрофы, лишая работы рыбаков, и что выигрывают от новых правил заводы по разведению рыбы.

Запрет на семь лет  Обсуждение возможности запрета на вылов омуля началось в прошлом году. По словам Шестакова, он должен вступить в силу в течение ближайшего месяца. Однако конкретные сроки действия запрета не обозначены.

"Предварительно это на три года, — сказал он. — Мы будем эти три года мониторить ситуацию, и, исходя из тех данных, которые появятся, наша наука сможет дать точный прогноз, сколько лет потребуется для восстановления популяции. Возможно, и трех лет хватит, возможно, нет. Если исходить из предыдущего опыта, для полного восстановления может потребоваться до семи лет".

Шестаков напомнил, что аналогичные меры на Байкале уже вводились ранее и оказались эффективными.

Запрет промыслового вылова байкальского омуля действовал с 1969 по 1982 год: первые шесть лет существовал полный запрет, в последующие семь лет рыба вылавливалась для научной разведки и экспериментально. Впоследствии популяция омуля оставалась в норме более 20 лет, но сейчас ситуация гораздо хуже.

"Состояние популяции этого эндемика на сегодня настолько катастрофично, что через 3-5 лет, если не ограничить вылов, омуля не станет вообще. Такой плачевной ситуации с численностью вида не было даже в годы Великой Отечественной войны, когда рыбная промышленность работала на поставки провианта на фронт", — сказала ТАСС сотрудник Института общей и экспериментальной биологии Сибирского отделения РАН, кандидат биологических наук Наталья Базова.

Постоянное снижение, как общей добываемой биомассы байкальского омуля, так и численности рыб, заходящих на нерест, наблюдается с 2008 года.

По данным Байкальского филиала Госрыбцентра, в 2015 году на нерест в реки бассейна Байкала зашло около 2 млн рыб, еще меньше зафиксировано в 2016 году. В то же время среднее значение за многолетние наблюдения — 4,3 млн, максимально на реках нерестилось до 9,4 млн омулей. По данным Росрыболовства, общая биомасса омуля за последние 15 лет снизилась вдвое — до 10 тыс. тонн.

Омуля спасет только запрет

Противники запрета на лов омуля заявляют, что спасти вид можно путем развития системы его искусственного разведения. Такой позиции придерживался, в частности, бывший глава Республики Бурятия Вячеслав Наговицын.

"С таким запретом люди, живущие на берегу, которые всегда занимались рыбалкой и будут продолжать это делать, из порядочных рыбаков превратятся в браконьеров. Численность байкальского омуля можно восстановить за 2-3 года при условии проведения модернизации на действующих рыбоводных заводах, если правильно организовать их работу", — сказал он ранее в одном из выступлений.

Однако ученые считают, что эта мера, хоть и полезная для омуля, сама по себе ничего не даст — выпускаемых в природу нерестовых рыб будут просто отлавливать.

"Создание маточных стад для омуля невозможно, поэтому все время будут отлавливаться производители, идущие на нерест. При существующей же эффективности искусственного воспроизводства, практически не отличающейся от таковой в нерестовой реке, этот процесс видится пустой тратой средств", — подчеркнула Базова.

Политики за рыбаков

Критике подвергают грядущий запрет, в частности, потому, что он может оставить без работы целые предприятия. По мнению депутата Госдумы от Иркутской области Михаила Щапова, вводить запрет позволительно лишь тогда, когда будет решена проблема трудоустройства либо выплаты компенсаций тем, кто потеряет в результате этого решения средства к существованию.

"Если федеральный центр запрещает омулевую рыбалку, логично ожидать от федерального же центра мер по трудоустройству населения", — сказал он ТАСС.

По словам парламентария, Росрыболовство готово к переговорам с регионами по этому вопросу, в частности, обсуждаются возможности появления новых рыбоводческих предприятий для искусственного разведения омуля, где будут работать нынешние рыбаки.

В пресс-службе Росрыболовства ТАСС пояснили, что рыбаки смогут переквалифицироваться на другие виды, такие как сорога или плотва. К тому же в бюджете предусмотрены средства на переобучение и трудоустройство рыболовов по другим востребованным специальностям.

Рыбоводные заводы

Рабочие места рыбакам могут дать заводы для разведения омуля. Сейчас их три: Большереченский, Селенгинский и Баргузинский. Их проектная мощность составляет более 3 млрд штук личинок и 21,6 млн штук молоди в год. Сейчас, согласно экспертным оценкам, приведенным в обосновании проекта «Байкал: великое озеро великой страны» (БВОВС, имеется в распоряжении ТАСС), эти заводы загружены менее чем на 2% от проектной мощности.

За долгие годы неэффективной работы предприятия погрязли в долгах, к тому же сейчас необходимы средства на их модернизацию, хотя, по данным пресс-службы Росрыболовства, сейчас производство и выпуск мальков омуля начали наращивать. В 2017 году в природу планируется выпустить 2 млн особей молоди — на 30% больше, чем годом ранее.

По мнению директора Байкальского филиала Госрыбцентра Владимира Петерфельда, запрет на лов омуля станет стимулом к развитию заводов.

"Понятно, что если рыбу не ловить, производителей в реки зайдет больше. Заводам два последних года подряд не хватает производителей (готовых к нересту особей — прим. ТАСС) для закладки икры. С введением запрета рыбы вылавливаться будет меньше, и она пойдет в наши нерестовые реки", — пояснил Петерфельд, добавив, что квоты на вылов для заводов сохранятся, что позволит им нормально работать и развиваться.

Проект БВОВС также предусматривает развитие заводов — в нем заложена программа их реконструкции, предполагающая увеличение выпуска молоди байкальского омуля до 500 млн штук в год. Однако эффективными все эти меры могут быть только в том случае, если на Байкале удастся справиться с браконьерством, наносящим сильный урон в нерестовый период, считают составители программы.

 Ещё 2 источника 
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео