В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

В «деле Немцова» вспомнили «бородатого Шварценеггера», графит и алмазы

В Московском окружном военном суде сегодня завершились прения сторон по громкому делу об убийстве оппозиционера , застреленного 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в . На стадии реплик обвинение и защита высказали возражения на доводы своих оппонентов. Это заняло целый день.

В «деле Немцова» вспомнили «бородатого Шварценеггера», графит и алмазы
Фото: BFM.RUBFM.RU

Перед началом слушания суд исключил из коллегии присяжных заседателя №12, который сослался на плохое материальное положение. Он пояснил, что его пенсии и вознаграждения в суде не хватает для содержания семьи, и ему нужно выйти на работу. Присяжного заменили запасным. Таким образом, из 12 запасных членов жюри к концу процесса остались только трое.

Видео дня

Стадия реплик, которая обычно занимает если не минуты, то пару часов, растянулись во вторник на целый день. В ходе них прокурор , в частности, опровергла доводы защитника предполагаемого киллера о том, что в Немцова могли стрелять два разных человека. Это, как заявил адвокат, противоречит первоначальным признательным показаниям обвиняемого о том, что он убил политика один. Гособвиниель продемонстрировала присяжным проволочный манекен, на котором показала следы от входных и выходных отверстий от пуль. «Мы прекрасно видим, что все пули вошли в спину Немцова, а не в грудь», — показала прокурор. Она подчеркнула, что, согласно заключению судебно-баллистической экспертизы, в Немцова стреляли из одного оружия — пистолета с глушителем одного калибра. «Этот вывод категорично сделали эксперты-баллисты», — отметила Семененко.

«Не ангел и не бабочка»

По ее словам, заключения всех экспертиз, в том числе судебно-медицинской, были получены гораздо позже признательных показаний Дадаева, который 7 и 8 марта подробно рассказал, как стрелял в политика с расстояния пять метров на Большом Москворецком мосту в Москве 27 февраля 2015 года. Он упоминал, как «цель» завалилась на правый бок. Гособвинитель также коснулась роли других фигурантов, в частности, . По ее словам, он должен был реализовать плана «Б» убийства политика, на случай если Немццов и его девушка пойдут ужинать в бар «Мерседес» гостиницы «Украина». Поэтому, по мнению Семененко, ей было странно слышать от адвокатов, что такой «крупный бородатый мужчина как Эскерханов» не мог осуществлять слежку. Она раскритиковала защитницу подсудимого Анну Бюрчиваеву, которая заметила, что Эскерханов — «не ангел и не бабочка», а похож на «крупного бородатого Шварценеггера», поэтому был слишком заметен, чтобы следить за политиком. Прокурор подчеркнула, что навыки бывшего сотрудника полиции Эскерханова «настолько профессиональны», что у него в телефоне недаром нашли скриншоты из гостиницы «Украина». «Они нужны были не для праздного любопытства», — убеждала народных судей прокурор. Она настаивала: преступление совершила «группа хорошо подготовленных, умных людей», каждый из которых «вносил свою лепту» в осуществление преступного плана. «Посторонних там не было», — в очередной раз подчеркнула Семененко.

Она добавила, что подсудимых защищали высококлассные адвокаты, которые рассказывали о каждом из своих подзащитных «в отрыве от группы». «Таким образом, адвокаты пытались представить подсудимых как случайных людей, земляков, даже не знавших, кто такой Немцов», — сказала она. Прокурор предложила присяжным «бросить взгляд с высоты птичьего полета» на собранные следствием доказательства: результаты экспертиз, показания свидетелей.

«Венцом» доказательств, с которых началось расследование дела, она назвала следы телефонных соединений одной из «боевых трубок». Эти телефоны использовали соучастники на Большом Москворецком Мосту для связи друг с другом. «В него однажды была вставлена сим-карта, оформленная на Шадида Губашева, которой пользовался (по версии следствия, он сидел за рулем машины, на которой привез и увез киллера к месту преступления — ). Именно с этого все и началось и привело к тому, то на скамье подсудимых находятся именно эти люди», — отметила Семененко. Она напомнила, что в суде были допрошены 23 свидетеля обвинения и всего девять свидетелей защиты. «Адвокаты сослались лишь на четыре экспертизы. А как же 34, которые говорят о причастности подсудимых к преступлению? Они ссылаются лишь на те, которые им выгодны», — выступала гособвинитель. Критикуя своих процессуальных противников, она привела в качестве примера два разных по свойству материала: графит, который отслаивается и используется как грифель для карандашей, и алмаз — твердый и прочный. «Оба они состоят из одного и того же элемента — углерода. Для того чтобы графит превратился в алмаз, для этого нужны совершенно определенные условия. Адвокаты хотят, чтобы мы видели в деле исключительно графит, который легко ломает организованную группу», — говорила Семененко.

Подводя итог выступлению, она сказала, что подсудимые заявили о нарушении своих прав: применении пыток и фальсификации доказательств. «Но ведь ничего из этого не подтвердилось. Вы видели на видеозаписи, на которых Заур Дадаев и Анзор Губашев рассказали, как совершали убийство», — отметила гособвинитель. Она добавила, что у погибшего Немцова «тоже были права». «Он очень хотел жить и не собирался умирать. Виновные должны понести ответственность за содеянное», — резюмировала прокурор.

Явка с повинной для

Ранее в ходе прений сторон, которые начались 1 июня, заявила о доказанности вины пятерых фигурантов, в том числе Заура Дадаева. Прокурор призвала присяжных вынести обвинительный вердикт. Защита, напротив, призвала жюри оправдать подсудимых. Адвокаты считают, что в деле нет прямых доказательств, а имеющиеся в деле улики — лишь косвенные. В свою очередь, представители потерпевших (ими признаны четверо детей Бориса Немцова) заявили, что убедились лишь в виновности четверых из пяти фигурантов. Они сомневаются в причастности к убийству подсудимого . В ходе реплик во вторник представитель потерпевших посетовал на то, что на скамье подсудимых нет организаторов и заказников преступления. Он выразил надежду, что со временем «ситуация изменится», и «следствие найдет в себе силы» привлечь к ответу всех виновных. Причастными к организации убийства политика Прохоров считает президента Рамзана Кадырова, бывшего начальника Заура Дадаева, командира батальона «Север» Внутренних войск Чечни (ныне Росгвардия) , а также его родственников, братьев Делимхановых, один из которых Алибек Делимханов ранее возглавлял полк «Север». «Я абсолютно убежден, что наилучшем выходом из данной ситуации для Руслана Геремеева, братьев Делимхановых и Рамзана Кадырова является явка с повинной», — заявил Прохоров.

Про лукавство и «гнусную ложь»

После этого на протяжении нескольких часов защитники убеждали присяжных в том, что доводы обвинения являются голословными. Так, адвокаты подвергли сомнению показания менеджера автосалона . Последний в суде заявил, что именно он 20 октября 2014 года продал Зауру Дадаеву автомобиль Zaz Sens, на котором киллер и его подельники следили за жертвой и использовали в день убийства. Вместе с тем, согласно показаниям свидетелей защиты (друга Дадаева Магомеда Ахмадова, а также брата обвиняемого Шахруди Дадаева), в это время обвиняемый находился в Чечне. «Трапезин и компания из этого автосалона — это практически профессиональные перекупщики автомобилей. Они, не моргнув глазом, обманули многодетную мать — владелицу машины, заплатив ей вместо 70 тысяч рублей только 40. Какова цена такому свидетелю?», — задал вопрос адвоката Анзора Губашева Артем Сарбашев. С ним был согласен защитник главного обвиняемого. Адвокат Заура Дадаева , обратив внимание на то, что никто из других работников автосалона не был допрошен. По его мнению, не факт, что Трапезин там работал. Он добавил, что, согласно детализации телефонных соединений Дадаева, в день покупки машины он был в Чечне. Защитник назвал показания свидетелей обвинения лукавством. «Единожды совравший соврет и дважды. Это обвинение началось с обмана — Трапезина. Со лжи, гнусной лжи о том, что Дадаев приезжал в Москву и покупал машину. Все что за этим было тоже ложь», — заявил юрист. Он напомнил, что другой свидетель обвинения, бывший депутат рассказал, что его служба безопасности замечала наружное наблюдение за Борисом Немцовым со стороны сотрудников МВД и , а также националистов. Однако на вопрос защиты о том, следили ли за погибшим кавказцы, свидетель ответил отрицательно. «Вычислить наружку ФСБ и не вычислить таких людей?», — высказал защитник сомнения в том, то Дадаев и другие следили за политиком. Он отметил, что в деле, по непонятным причинам, отсутствуют записи видеокамер с Большого Москворецкого моста, а также видео с подъезда дома на улице Веерная, дом 3, куда, по словам Дадаева, он приехал вечером в день убийства Немцова. Видео оттуда, по мнению юриста, неслучайно. Другой адвокат, защитник предполагаемого водителя киллера Анзора Губашева , настаивал, что «дело сырое», а чеченцев усадили на скамью подсудимых, чтобы показать: громкое убийство раскрыто. Он уверял, что чеченский народ «не только уважал Немцова», но и «обожал», так как он был защитниками их прав. «Я уверен, что скоро в будут стоять памятники Немцову м Политковской (журналистка , писавшая о нарушения прав человека в Чечне, убита в Москве в 2006 году). Улицы и школы будут названы их именем», — выступал защитник. Он заявил, что подсудимым не было смысла убивать Немцова, так как они не занимались «ни политикой, ни бизнесом». Защитница Темирлана Эскерханова обратила внимание присяжных на то, что в показаниях 23 свидетелей обвинения и в результатах 38 экспертиз нет доказательств против ее подзащитного. Она отметила, что в течение января-февраля 2015 года, когда велась активная слежка за политиком, Эскерханова был в Москве всего 23 дня. «Ну, какая же это организованная группа. Человек ездит по работе, по делам, на похороны родственников. Да его нужно было давно уволить из этой организованной группы!», — возмущалась юрист. Бюрчиева не отрицала, что ее клиент 13 лет отслужил в полиции. Однако она полагает, что это, скорее, говорит в его пользую. По мнению защитницы, если бы Эскерханов был причастен к убийству, то почистил бы телефон и прибрался в квартире, где собирались предполагаемые соучастники. «Все уехали, а Экерханов как дурак остался в Москве, ждал, что полиция придет. Он сказал мне: «Да я бы в Африку убежал, если бы был причастен к преступлению», — сказал адвокат. Она призвала присяжных не превращать ее подзащитного в «тюремную пыль» из-за ошибки следствия. При этом она вспомнила случаи, когда осуждали невиновных, как это было, например, в деле серийного убийцы . «Если бы Немцов был жив, то никаким бы образом он не допустил того, чтобы невиновных людей признали виновными. Я считаю, что подсудимых следует оправдать», — обратилась к присяжным защитница. Ее коллеги призвали трактовать сомнения в пользу подсудимых. «На ваш решение будет смотреть весь мир. От него зависит судьба не только этих людей, но и простых граждан, которые не верят в том, что были пойманы виновные», — завершил выступление защиты второй адвокат Заура Дадаева Марк Каверзин.

За 20 минут до окончания рабочего дня судья предложил подсудимым выступить с последним словом. Однако те заявили, что очень устали и попросили прервать заседание. «У меня голова болит, давление», — пожаловался Хамзат Бахаев. Суд просьбу удовлетворил. Заседание продолжится в 11 утра 21 июня. Ожидается что после того, как подсудимые скажут последнее слово, для присяжных сформируют опросный лист. 22 июня судья произнесет напутственное слово, напомнив аргументы сторон, и присяжные удалятся на вынесение вердикта в совещательную комнату.

Сопредседатель , депутат Ярославской облдумы Борис Немцов был застрелен вечером 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве. В его убийстве обвиняются пять человек: Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Уголовное дело рассматривает именно военный суд, так как на момент вменяемого преступления Дадаев являлся действующим военнослужащим и занимал должность заместителя командира батальона «Север».

Следствие считает, что подсудимые убили политика из корысти: им обещали заплатить не менее 15 млн рублей. Организатором убийства следствие считает еще одного уроженца Чечни , который скрылся в . Его заочно арестовали и объявили в розыск. Заказчика преступления следствию установить не удалось.