Ещё

Картину Карла Брюллова рассмотрит Конституционный суд 

Бывшие владельцы оспорили ее конфискацию
Конституционный суд (КС) принял к рассмотрению жалобу фигуранта громкого дела о контрабанде Александра Певзнера на ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), позволяющую конфисковать вещественное доказательство в качестве «орудия преступления» у обвиняемого при прекращении его уголовного преследования по сроку давности. Если КС признает такое толкование нарушением Конституции, Верховному суду (ВС) придется пересмотреть решение о конфискации у коллекционера шедевра «Христос во гробе», более 13 лет хранившегося под арестом в Русском музее и уже включенного в его коллекцию.
Коллекционер из Германии Александр Певзнер обжалует в КС положения ст. 81 УПК, согласно которым «орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются». Напомним, коллегия по уголовным делам ВС 28 апреля 2016 года признала подлежащей конфискации картину Брюллова «Христос во гробе» как «орудия» преступления, совершенного, по мнению ВС, господином Певзнером в виде ненадлежащего таможенного оформления культурной ценности: не уплатив пошлину, он получил «преступный доход», а «для достижения преступного результата использовалась оспариваемая картина». Она была приобретена Александром Певзнером и его женой Ириной в Брюсселе, в 2003 году ввезена заявителем в Санкт-Петербург, арестована и передана на хранение в Государственный Русский музей (ГРМ). Через десять лет дело было передано в суд, который прекратил его по сроку давности без рассмотрения по существу и вынесения приговора. Но ВС по представлению признал господина Певзнера «уклонившимся от наказания», а конфискацию картины — «соразмерной содеянному» и «не ухудшающей положение» владельцев (в том числе не подвергавшейся уголовному преследованию Ирины Певзнер) мерой воздействия. По мнению супругов Певзнер, это прецедент, на основании которого суды РФ могут конфисковывать имущество, законно принадлежащее лицам, без судебного следствия и вынесения приговора. Подтвердить или опровергнуть такое толкование УПК теперь предстоит КС.
Проблема, говорится в жалобе, связана с неточным определением в УПК статуса «обвиняемого»: так называют как осужденных по уголовным делам, так и лиц, уголовное преследование которых прекращено по сроку давности. Если исходить из буквального смысла нормы, в последнем случае это означает, что суд даже в отсутствие обвинительного приговора обязан конфисковать признанное вещдоком и хранящееся под арестом имущество, если оно использовалось в качестве орудия преступления, жалуется заявитель. Хотя КС ранее неоднократно признавал, что такой подход противоречит Конституции, если «противоправность деяния и совершение его лицом не установлены и не доказаны» судом в результате рассмотрения дела по существу и вынесения приговора. Если КС уточнит обязательное для судов общей юрисдикции толкование спорной нормы УПК в том же ключе, ВС придется пересмотреть дело и признать необходимость возвращения владельцам картины, которая по решению уже официально включена в коллекцию Русского музея.
Проверки других норм УПК ожидают еще две пока не принятые к рассмотрению жалобы в КС по тому же делу. Ирина Певзнер оспаривает ст. 401.16 ч. 5 УПК, которая запрещает в кассации ухудшать положение осужденных или оправданных, в отношении которых кассационное представление не подавалось. Но ВС полностью отменил решение нижестоящего Леноблсуда о возврате картины обоим владельцам, хотя Генпрокуратура возврат картины госпоже Певзнер не обжаловала. Госпожа Певзнер просит КС истолковать, распространяются ли в соответствии с Конституцией положения этой нормы на третьих лиц, а не только на осужденных и оправданных, и является ли ухудшением положения лица конфискация у него имущества, признанного вещдоком. Аналогичный вопрос ставит господин Певзнер: он жалуется на правовую неопределенность ст. 401.6, предусматривающую годичный срок на поворот к худшему в суде кассационной инстанции. В решении ВС говорится, что конфискация является справедливой уголовно-правовой мерой воздействия на владельца картины и не ухудшает его положения, поскольку это всего лишь определение судьбы вещдока, в связи с чем годичный срок на поворот к худшему на коллекционера не распространяется. Заявитель просит КС разъяснить, ухудшает ли положение владельца имущества его конфискация.
Продолжение тяжбы фактически продлевает 13-летний запрет на реставрацию шедевра. Как пояснили «Ъ» в ГРМ, музей не станет тратить бюджетные средства на культурную ценность, права на которую оспариваются. Под вопросом и планы Минкульта на торжественную церемонию передачи картины музею в ноябре, а также подготовка связанной с ней выставки, на которую Минкульт собирался выделить 910 тыс. руб.
Вызвавшее столько споров решение ВС также изучают омбудсмен по правам человека в РФ  и  (СПЧ). Член СПЧ адвокат считает, что конфискация картины Карла Брюллова у супругов Певзнер произведена незаконно, с нарушением не только национального законодательства, но и норм международного права, в том числе Конвенции по правам человека. Он отмечает, что картина в этом деле могла фигурировать лишь как предмет контрабанды, а ее признание орудием преступления противоречит основным положениям уголовного права и законам русского языка.
, Санкт-Петербург
Видео дня. В Метрополисе между охраной и посетителем произошла потасовка
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео