Ещё

Главу службы безопасности СК вернули из «Бутырки» в «Лефортово» 

Начальника управления собственной безопасности , проходящего по делу о взятке от вора в законе , отправили обратно в  из психиатрической больницы Бутырской тюрьмы, где он пробыл четыре дня. О переводе Business FM сообщил адвокат . 20 октября адвокат обратился к главе следственного ведомства с жалобой на . В Бутырке адвокату сообщили, что Максименко отправили в «Лефортово», не уточнив подробностей. В «Лефортово» юрист попал на свидание с подзащитным, передал ему продуктовую передачу, пообщался с тюремным врачом, начальником изолятора и его заместителем. "Максименко был рад видеть нас, рад, что нас к нему пустили, а в каком он психическом состоянии, я не могу сказать, потому, что я не врач-психиатр", — сказал Вершинин Business FM. Он отмечает, что работники изолятора вели себя вежливо и корректно: «Это не Бутырка, где нас просто не видели. Тут мы благодарны руководству, что нам пошли навстречу и дали возможность встретиться с Максименко». Второй адвокат, Виктория Рудзинская, собирается навестить Максименко еще раз 24 октября. Защитники уверены, что в этот им раз не будут чинить препятствий в свидании с арестованным. Адвокат Вершинин поблагодарил СМИ и членов Общественной наблюдательной комиссии за помощь. Он считает, что только благодаря вмешательству правозащитников и СМИ удалось разрешить напряженную ситуацию, отмечает Business FM.20 октября защитники Максименко обратились к главе следственного ведомства Александру Бастрыкину с жалобой на ФСБ. «Обращаемся к Вам с просьбой о проведении доследственной проверки превышения должностных полномочий сотрудниками ФСБ России, и  в период возбуждения, определения подследственности и расследования уголовного дела, находящегося в производстве заместителя начальника Следственного управления ФСБ полковника юстиции Михаила Савицкого», — цитирует РИА Новости письмо адвокатов. По словам юристов, Савицкий якобы требовал от Максименко полного признания вины, заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и дачи показаний в отношении других лиц. На кого именно следователь требовал дать показания не уточняется. При помощи ОНК, говорится в жалобе, выяснилось, что сотрудниками ФСБ «в целях получения оперативно-значимой информации» к обвиняемому «было применено запрещенное вещество, фармакологические свойства которого направлены на подавление его воли, что впоследствии повлекло расстройство психического состояния Максименко на фоне ранее имевшихся у него контузий головного мозга, полученных при исполнении служебного долга», передает РИА Новости. Защитники другого подозреваемого по этому делу, замглавы УСБ СК РФ полковника Ламонова, просят главу Следственного комитета проверить факты превышения должностных полномочий сотрудниками ФСБ, Генпрокуратуры РФ и ФСИН при возбуждении уголовного дела, выделении в отдельное производство по делу их подзащитного, заявила РИА Новости адвокат Ламонова Ольга Лукманова. Защитник утверждает, что следователь «требовал от Ламонова заключения досудебного соглашения, полного признания вины о сотрудничестве и дачи показаний на своего начальника Максименко и генерала Никандрова».19 октября стало известно, что сотрудники Федеральной службы безопасности «опечатали» больничную палату в психиатрическом отделении «Бутырки», в которой находится начальник главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности Следственного комитета Михаил Максименко. Вместе с адвокатом к Максименко пытались попасть члены Общественной наблюдательной комиссии Москвы и . В репортаже на сайте «Открытая Россия» Светова пишет, что Максименко лежит в больничном отделении «Бутырки», которое местные называют «Кошкин дом», а сама палата с обозначением «СК», что означает — для склонных к суициду. По словам адвоката, к Максименко они пытались попасть вечером накануне, 18 октября. Он, его коллега Виктория Рудзинская и члены ОНК просил вывести Максименко для встречи из палаты в следственный кабинет, который находится в другом корпусе следственного изолятора. Однако на просьбу был получен отказ. В «Бутырке» пояснили, что палата «опечатана». У них целый день была некая комиссия, были сотрудники ФСБ, они и опечатали палату, а на ночь приставили к ней охранников из ФСИН, которые меняются каждые четыре часа. Утром 19 октября к Максименко опять должны были прийти сотрудники ФСБ. "Это вообще нонсенс. Что значит «камера опечатана, и мы не имеем права ее вскрывать?» Живого человека опечатали? Вы его возьмите, в сейф закройте и опечатайте. По сути, он сейчас в сейфе сидит, один. Это даже уже не 37-й год. Это из области фантастики", — посетовал адвокат Вершинин. По его словам, к Максименко приходят сотрудники управления «М» ФСБ, которое осуществляет контрразведывательное обеспечение. «В том числе ФСИН , оно за ними закреплено, поэтому любой начальник (СИЗО) дрожит, когда приходит сотрудник управления „М“. Поэтому они будут выполнять все, что скажут сотрудники ФСБ, законно это или незаконно», — пояснил адвокат. В начале октября «Новая газета» писала, что во время беседы членов ОНК с арестованным первым заместителем руководителя следственного управления Следственного комитета по Москве стало известно, что к Максименко применяли психотропные вещества. «Максименко после этого не помнил свое имя, не узнавал никого. Значит, очень нужно им было что-то узнать у него», — рассказывал Никандров. Позже, 17 октября, заместитель главы ОНК Москвы после посещения Максименко сообщила, что он был переведен в психиатрическое отделение «Бутырки» для обследования. По ее словам, Максименко похудел на 15 килограммов, «плохо ходит, плохо разговаривает, не может писать». Изменения в поведении Максименко, по словам адвоката Вершинина, произошли после допроса сотрудниками ФСБ. "У ФСБ нет ничего на Максименко.. Они плющат их, ломают только ради одной цели — чтобы они написали признание", — говорит адвокат. Изначально Максименко содержался в СИЗО «Лефортово», но после жалоб адвокатов и членов ОНК его перевели в «Бутырку», а затем положили в психиатрическую палату этого следственного изолятора. "Никаких недопустимых мер воздействия на него (Максименко) не оказывалось и не оказывается. Утверждения подобного рода ведомство считает голословными, что подтверждается медицинскими исследованиями", — говорится в сообщении пресс-бюро ФСИН от 19 октября, передает «Интерфакс». Максименко, Никандров и , бывший заместитель руководителя главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СК, были арестованы по обвинению в получении взятки от вора в законе Шакро Молодого, который попросил сотрудников СК уладить дело его сообщника. О заговоре генералов СК ФСБ узнала через прослушку разговоров обвиняемых. По данным РБК, ключевую роль в плане по освобождению пособников Шакро Молодого сыграл именно Максименко. Источники издания назвали Максименко одним из самых влиятельных сотрудников Следственного комитета. По данным сайта Crimerussia.ru, в первые годы службы в Москве — в столицу Максименко перебрался в 2007 году — он «фактически был личным телохранителем» председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина. Максименко был «человеком, который каждое утро первым здоровался с главой ведомства, а в конце дня последним прощался с ним». Ранее Никандров писал Бастрыкину с просьбой забрать их дело у ФСБ и взять его под свой контроль. Никандров заявил, что дело в отношении генералов СК было заведено в результате «конфликта отдельных представителей управления „М“ ФСБ и управления собственной безопасности СКР». Никандров писал, что причиной конфликта стало то, что Максименко «не шел на поводу у ФСБ при назначениях в органы СК», напоминает телеканал «Дождь». Никандров, Максименко и Ламонов обвиняются в совершении преступления по статье 290 УК «Получение взятки в особо крупном размере, совершенное лицом, занимающим государственную должность». Они якобы получили взятку от криминального авторитета Шакро Молодого, который заплатил сотрудникам СК за то, чтобы они помогли освободить его пособника Андрея Кочуйкова. Кочуйков был арестован в рамках расследования дела о перестрелке у московского ресторана Elements, в которой участвовали пособники Шакро. Криминальный авторитет поручил решить проблему со следствием в отношении Кочуйкова директору ЧОПа Дмитрию Звонцеву, который был знакомым Максименко. Максименко согласился помочь Звонцеву за пять миллионов долларов и предложил заместителю руководителя управления СК по Москве Денису Никандрову присоединиться к сделке, считают в ФСБ.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео