2 мая 2012, РАПСИ

Суд по делу экс-главы Либерии: торжество правосудия и никакой политики

Ингрид Бурк специально для РАПСИ
Специальный суд по Сьерра-Леоне признал бывшего президента Либерии Чарльза Тэйлора виновным в содействии совершению 11 серьезных нарушений международного гуманитарного права, военных преступлений и преступлений против человечности. Сторона обвинения утверждала, что Тэйлор в ходе продолжавшейся с 1991 по 2002 годы гражданской войны в соседней Сьерра-Леоне, приведшей к гибели 120 тысяч человек, вооружал и всемерно поддерживал терроризировавший население этой страны так называемый Объединенный революционный фронт (ОРФ), стремившийся взять под контроль месторождения алмазов.
Своим решением суд наглядно показал, что ответственность за нарушение международного уголовного и гуманитарного законодательства несут абсолютно все — даже главы государств.
Однако в то время как юридическое сообщество и широкая общественность приветствуют вынесенный вердикт и называют его торжеством правосудия, скептики сомневаются в легитимности самой системы подобного уголовного преследования, так как считают ее насквозь политизированной. В связи с этим РАПСИ обратилось к ряду экспертов, имеющих непосредственное отношение к процессу над Тэйлором, с просьбой прокомментировать решение суда и пояснить, какое влияние оно может оказать на международное правосудие и что даст жертвам гражданской войны, а также оценить перспективы развития международного уголовного права.
Вердикт
Безусловно, вынесенный вердикт стал крупной победой стороны обвинения и международного уголовного права. Так, бывший главный прокурор Специального суда по Сьерра-Леоне Дэвид Крейн охарактеризовал решение как «удар в колокол, предостерегающий тиранов всего мира от убийства как своих граждан, так и чужих». В свою очередь бывший адвокат Тэйлора Чарльз Джеллоу назвал вердикт «крупной победой прокуроров, выступающих от лица многочисленных жертв гражданской войны в Сьерра-Леоне — одного из кровавейших конфликтов последних лет». По мнению Джеллоу, решение суда с точки зрения международного сообщества стало «подтверждением стремления помочь Сьерра-Леоне разрешить конфликт, не компрометируя при этом идею правосудия».
При этом адвокат отметил, что стороне обвинения так и не удалось доказать организацию Тэйлором акций ОРФ и его непосредственное участие в них, так как суд признал бывшего президента страны виновным лишь в содействии военным преступлениям. По мнению адвоката, «это определенно болезненный удар для прокуроров, настаивавших, что Тэйлор осуществлял непосредственное командование боевиками ОРФ и, как следствие, должен нести полную ответственность за их действия, в частности, за военные преступления». «Суд же счел, что, хотя обвиняемый некоторое время действительно пользовался среди руководства ОРФ определенным влиянием, порой лидеры боевиков вообще не учитывали его мнение и игнорировали его указания», — заявил Джеллоу.
При этом бывший прокурор уверенно дал утвердительный ответ на вопрос, удовлетворен ли он вердиктом. «Это первый шаг на пути к установлению четких критериев для привлечения к ответственности глав государств», — отметил Крейн.
Последствия вердикта для жителей Сьерра-Леоне
Правосудие не может осуществляться без учета интересов жертв инкриминируемых обвиняемому деяний. Основополагающей идеей международного правосудия является желание помочь оказавшемуся в центре разбирательства региону или нации.
Отвечая на вопрос о возможном влиянии вердикта на судьбу пострадавших от бесчинств ОРФ людей, бывший адвокат Тэйлора сказал, что, «конечно, решение суда не воскресит тысячи погибших жителей Сьерра-Леоне, не вернет руки и ноги тем, кому их отрезали боевики ОРФ, и не вылечит психологические травмы жертв изнасилований, но по крайней мере те, кто несет основную ответственность за случившееся с этими людьми, в том числе Тэйлор, не останутся безнаказанными».
"Обвиняемые призваны к ответу перед справедливым судом, с соблюдением всех процессуальных норм и в полном соответствии с международным законодательством о правах человека. Для народа Сьерра-Леоне это неоспоримое свидетельство возможности свершения правосудия даже над самыми влиятельными людьми, бывшими главами государств, если они творят беззакония вплоть до преступлений международного масштаба. На символическом уровне это значит, что международному сообществу небезразличны страдания жителей Сьерра-Леоне. В конце концов, для расследования этих преступлений был даже создан специальный суд", — подчеркнул Джеллоу.
В свою очередь бывший прокурор рассказал, что в рамках программы поддержки жителей Сьерра-Леоне он ходил по деревням и слушал истории местных жителей о том, что с ними сделал Тэйлор. «Это был кошмар. Обеспечение стабильного мира невозможно без правосудия. Теперь оно начинает работать здесь, в Сьерра-Леоне. Люди начинают понимать, что закон сильнее штыков», — считает Крейн.
Политизированность международного уголовного правосудия
Как уже было сказано, ключевым доводом критиков международного уголовного правосудия является неизбежная политизация процессов, так как толчком к их проведению всегда являются крупнейшие конфликты. Последние, в свою очередь, по умолчанию затрагивают интересы властей проблемного региона и привлекают внимание правительств других государств. Как следствие, ожидать полной свободы таких процессов от политики не приходится. Так, защита Тэйлора в последнем слове обращала внимание суда как раз на политическую подоплеку дела, якобы и послужившую причиной всего разбирательства.
Комментируя проблему политизированности международного правосудия, Крейн согласился, что «система ни в коем случае не совершенна». «Однако цель — лишение свободы тиранов, уничтожающих собственное население — в нашем случае оправдывает средства. Политика проходит по современному международному правосудию красной линией, она едва ли не генетически заложена в судах и трибуналах, являющихся, по сути, продуктом политических событий и компромиссов. Политика нужна для того, чтобы обеспечить защиту интересов потерпевших при помощи правосудия без выхода за определенные этические рамки. Такие процессы — вовсе не суд победителей, это просто открытый и честный суд», — добавил бывший прокурор.
По поводу процесса по делу Тэйлора он уточнил, что «в самом предъявлении бывшему президенту Либерии обвинений в ряде преступлений не было никакой политики, но ее пришлось пустить в ход для того, чтобы заполучить обвиняемого на скамью подсудимых».
Кровавые алмазы
Адвокат Тэйлора также обратил внимание на важный, по его мнению, аспект вердикта, а именно на то, что суд признал важную роль, которую сыграли в гражданской войне «кровавые алмазы». Так называют алмазы, добытые в зонах военных действий и продаваемые для вооружения сторон конфликта. В тексте решения суд отметил, что «Тэйлор дал боевикам указание захватить округ Коно, а затем удерживать его в качестве источника дохода, чтобы приобретать за алмазы оружие и боеприпасы». По словам Джеллоу, роль алмазов в этой войне сложно переоценить.
"Как установил суд, Тэйлор снабжал боевиков оружием, которое они использовали для убийств, изнасилований и других преступлений. Из решения следует, что взамен он получал алмазы. Иногда в качестве платы, а иногда — на хранение. Так что мы действительно можем с полной уверенностью сказать, что для подпитки вооруженного конфликта использовались алмазы. Решение суда подтверждает эту точку зрения, которую ранее оспаривали некоторые историки", — считает Джеллоу.
Перспективы международного уголовного права
Специальный суд по Сьерра-Леоне является гибридным. То есть, он создан и управляется совместными усилиями ООН и властей самой страны. Такая модель отличается от специальных трибуналов по военным преступлениям в Руанде и на территории бывшей Югославии.
Несмотря на то, что обе модели работают по одинаковым юридическим принципам, заложенным в Хартии ООН, первая опирается в основном на заинтересованность самой страны, преступления в которой стали предметом разбирательства, в осуществлении правосудия, в то время как вторая модель действует исключительно за счет международного сообщества.
Показательно, что, хотя Специальный суд по Сьерра-Леоне был создан позже трибуналов по Руанде и Югославии, он может стать первым из существующих международных судов, полностью выполнившим свою задачу в установленный срок, так как двум другим упомянутым трибуналам уже пришлось просить продления полномочий и увеличения финансирования. В целом гибридная модель, примененная также в Камбодже и Ливане, выглядит более соответствующей задачам международного правосудия за счет как более тесного сотрудничества с нацией, интересы которой затронуты в конфликте, так и более эффективного расхода времени и средств.
Кроме того, стоит отметить, что специальные трибуналы в пределах своих полномочий не смогли осуществить правосудие над замешанными в различных тяжких преступлениях людьми. Однако они, похоже, заложили основу для успеха гибридных моделей. В конце концов, именно используемая трибуналами по Руанде и Югославии модель была первой, примененной в международном правосудии во время Нюрнбергского процесса. Вследствие новизны таких судов проблемы с их эффективностью были неизбежны.
Эти трибуналы сыграли в развитии международного правосудия крайне важную роль, и не в последнюю очередь благодаря своим промахам, на которых смогли учиться основатели гибридной модели.
По мнению экс-прокурора, международное уголовное право в настоящее время идет по пути более широкого применения гибридных судов, а специальные трибуналы в их привычном виде уже отжили свое вследствие своей дороговизны и неэффективности. «Если не принимать во внимание существование Международного уголовного суда, то будущее международного правосудия — за гибридной системой, примененной при создании Специального суда по Сьерра-Леоне, а также за национальными системами правосудия», — считает Крейн.
В конечном счете ясно одно: годы, потраченные властями Сьерра-Леоне и международным сообществом на судебные разбирательства, привели к вынесению обвинительного приговора главе государства, заставившего страдать целую нацию. Конечно, в процессе присутствовала и политическая составляющая — но это было неизбежно просто потому, что предмет разбирательства берет начало в политическом конфликте. При этом обе стороны процесса сошлись во мнении, что он был честным и соответствовал всем международным стандартам в области защиты прав человека. Признание главы государства виновным создало важнейший прецедент, подтверждающий, что никто не сможет уйти от международного правосудия. Хотя, конечно, в адрес этого процесса еще будет выпущено немало критических стрел скептиками, стремящимися умалить его значение как для народа Сьерра-Леоне, так и для всего международного сообщества.
Оставить комментарий

Главное по темам

Улюкаев будет писать стихи и думать о жизни в СИЗО

01:46

В СПб арестован сообщник обвиняемого в теракте мужчины

Вчера, 22:13

Полицейские и активисты подрались в центре Кременчуга

Вчера, 18:27

«Вора в законе» Кобу выдворили с Украины

Вчера, 17:40

В Одессе отец зарезал сына из-за критики Порошенко

Вчера, 06:30

Видеоновости

Статьи

«На звонок Трампа Путину в РФ ответили „радиомолчанием“

Москва поразительно слабо отреагировала на звонок Дональда Трампа Владимиру Путину, в ходе которого тот поблагодарил российского лидера за лестные слова об американской экономике, заявил международный дипломатический обозреватель CNN Ник Робертсон.

«Одни посечены, другие сожжены, а иные потоплены»

780 лет назад началась пятидневная осада монголами Рязани — одного из главных и наиболее развитых центров Древней Руси.

Оставленный плацдарм долго пустовать не будет

Дискуссия по следам событий в столичном киноконцертном зале «Октябрь», выходит на уровень государственной повестки. Оставленный плацдарм долго пустовать не будет.

Обнажилась на славу: как Седокова стала звездой

Как складывалась карьера Анны Седоковой

НАТО заслужило похвалу от США за недоверие к России

НАТО не имеет отношения к Договору о РСМД, что, впрочем, не помешало союзникам по блоку вмешаться в спор между Москвой и Вашингтоном, а также единогласно выразить недоверие России, пишет Süddeutsche…

Фоторепортажи