В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Бахмут: ВСУ «двухсотых» уже устали считать, «трехсотых» оставляют на поле боя

Сырая промозглая осенняя погода и общий упадок сил очень затрудняют националистическим бригадам эвакуировать своих раненых на Купянском и Красно-Лиманском направлении. Специализированная военная техника у них в основном колесная и не справляется с глубокой грязью. По раскисшим полям попросту невозможно выехать в места, куда стаскивают раненых для эвакуации в госпитали.

Бахмут: ВСУ «двухсотых» уже устали считать, «трехсотых» оставляют на поле боя
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

Из-за этого даже небольшие царапины воспаляются, а тяжелораненые без помощи попросту быстро превращаются в «невозвратные потери». У украинских силовиков просто огромное количество «двухсотых» и «трехсотых». Как сообщил РИА «Новости» офицер Народной милиции Луганской народной республики ,у противника не хватает специалистов-медиков, а количество потерь возросло из-за активной работы нашей артиллерии.

Военный эксперт, полковник в отставке , напоминает, что у ВСУ эвакуация раненых и похороны убитых никогда не были в приоритетах:

- У них нет не столько сил, сколько желания раненых вытягивать или убитых хоронить. Они бросали своих не раз и не два, так что ничего нового в этих сообщениях из района Артемовска нет. А то, что наши планомерно продавливают там линию обороны ВСУ и националистов, то это действительно происходит. Такое наблюдается не только под Артемовском, но и в других местах…

«СП»: - раскрыло самые напряженные участки в зоне проведения СВО. Ими оказались кроме Артемовска еще четыре населенных пункта: города Соледар, , Марьинка, а также села Водяное и Никольское.

- К югу от него идет ожесточенная борьба за деревню Оптино. Большая часть восточных районов города, вокруг некогда известной винодельни представляет собой серую зону между российскими и украинскими позициями.

Тем временем бойцы разведывательной роты 58-й отдельной мотопехотной бригады Вооруженных сил (ВСУ) уже записали видеообращение президенту и главнокомандующему ВСУ генералу , с жалобой на то, что им дают «самоубийственные» приказы.

Газета The New York Times написала о крупных потерях Вооруженных сил Украины (ВСУ) в районе Артемовска. Этот город назвали «кровавым водоворотом», затягивающим бесконечный поток раненых с восточных пригородов: кареты скорой помощи, бронетранспортеры и частные автомобили, с визгом тормозов, один за другим, изрыгают свой кровавый груз перед единственным в городе военным госпиталем. Некоторые украинские солдаты похожи на груду изуродованного мяса. Темно-зеленые армейские носилки не успевают очищать от крови.

Врачи сбились со счета считая раненых. Легкораненые приходят группами человек по 5-10. Десятки переходят в сотни. Соотношение между убитыми и ранеными примерно один к четырем, и если в госпиталь доставили 240 человек с огнестрельными ранениями, то, значит, человек 70-80 - остались лежать на поле боя убитыми.

Бендеровцы всего мира недоумевают: Украина праздновала крупные «перемоги» по Киевом в Буче, под и в , а вдруг раз - Бахмут в Донбассе стал для них неприятной неожиданностью. Хотя в течение нескольких месяцев киевский режим бросал сюда на убой массу войск и техники, пытаясь удержать Бахмут-Артемовск. Результаты оказались катастрофическими. Город, в котором когда-то проживало более 70 тыс. человек, постепенно превращается в развалины. Линия фронта на окраине выглядит как грязный лунный пейзаж.

Политолог Андрей Марчуков напоминает, что эвакуация своих раненых в армиях стран отработана до мелочей:

- У них даже на бронежилетах давно продуманы специальные крюки для эвакуации раненых и убитых с поля боя, что быстро переняли наши бойцы. Своих раненых в Европе жалеют и думают об их спасении. Что же касается Украинских вооруженных сил, то по отношению к ним на Западе действует принцип победы любой ценой. На количество убитых и раненых не смотрят. Их целью является отвоевание занятых Россией территорий, поэтому к людям отношение не такое, как в армиях НАТО.

Да, сейчас играют свою роль и погодные условия, и то, что значительная часть автомобильной техники ВСУ выбита нашими артиллеристами и ВКС — это объективные обстоятельства, затрудняющие эвакуацию раненых. Но еще на Украине прекрасно знают то, что российская сторона относится к раненым и пленным гуманно. Поэтому они могут попросту бросать своих раненых, исходя из точки зрения, что «Россия их вылечит». То есть еще и вложится в лечение и кормление. А потом их вернут, и киевский режим снова поставит их в строй. Этот цинично расчетливый момент - тоже нельзя сбрасывать со счетов.

«СП»: - Повлияли ли на плохую эвакуации раненых ВСУ блакауты на Украине, разрушение инфраструктуры?

- Эффект, конечно, имеется, и с течением времени он будет только накапливаться, особенно если эти наши удары продолжатся, не будут прекращаться. В первую очередь это сказывается на железнодорожных перевозках. Но не только на самих перевозках раненых по железной дороге на запад, но и на подвозе топлива на передовую, в том числе для заправки автомобилей, на которых эти раненые вывозятся.

Так что есть три основных фактора: цинизм националистов, ставка на победу любой ценой и боевые потери, в том числе потери инфраструктурные, которые сказываются на ВСУ в плане эвакуации и лечения как раненых, так и личного состава…

Украинские подразделения редеют под натиском отрядов «группы Вагнера», которых слаженно поддерживает новые подкрепления российских Вооруженных сил, передислоцированных, по словам представителя и ВСУшников с Херсонского фронта.

«Музыканты» захлопывают ВСУ в ловушку в Артемовске, классически взяв его «в клещи», а не атакую «в лоб». Киевский режим направляет сюда все новые потоки «пушечного мяса», включая спецназ и менее подготовленных бойцов территориальной обороны, чтобы хоть как-то укрепить свои позиции. Тактика здесь напоминает захват городов Северодонецк и в июне. Там российские войска тоже полагались на превосходящий артиллерийский огонь, чтобы одолеть украинские силы и закрепиться.

Но тогда силам националистов, как утверждали, не хватало снарядов и вообще артиллерии. Сейчас это уже не столь актуально, особенно в Артемовске. Поставки снарядов с Запада вроде бы отладили, но не все так просто. Боеприпасы велят экономить.

Украина продолжает запрашивать у НАТО и других стран-доноров еще и еще артиллерийские снаряды, даже несмотря на то, что запасы их истощаются. Западные кураторы недовольны тем, что бандеровцы расходуют боеприпасы в непомерных количествах, особенно в Бахмуте, думая, что запасы боеприпасов неограниченны, заявил представитель Министерства обороны США, пожелавший остаться неизвестным.

Захват Бахмута скоро может стать естественным продолжением российского наступления на запад, к двум другим не менее важным городам, и . Хотя западные аналитики считают это маловероятным, после потери плацдарма на северо-востоке, под Харьковом. По словам представителя Министерства обороны США, в последние дни Украина направила в Бахмут подкрепления. Это подтверждают боевики ВСУ и оставшиеся местные жители, которым деваться некуда, кроме как спрятаться в подвале.

Подвижки на поле боя вокруг Бахмута уже давно измерялись шагами, а не километрами. Каждый день — словно калейдоскоп российских и украинских войск, которые либо продвигались, либо отступали. Артемовск обстреливают с лета. Противодействие поглощает силы, которые можно было бы использовать где-то еще. Западные аналитики надеются, что «русские не могут позволить себе тратить столько артиллерийских снарядов». А русские тратят.

ВСУ и националисты, из последних сил удерживающие город, перемешались как это было в Лисичанске и Северодонецке, а до того в . Здесь истекает кровью 93-я механизированная бригада. Прибыли войска из других бригад, чтобы затыкать бреши в позициях и укрепить боевые порядки после тяжелых потерь. Но, несмотря на это, число украинских раненых и убитых велико.

ВСУшники жалуются на нехватку теплой одежды для недавно мобилизованных. Хотя солдаты и получают все необходимое: термобелье, зимнее обмундирование, но переохлаждение и холодная вода, льющаяся со всех сторон, делают свое дело. Провел под дождем два-три дня в окопах и конец. Перед госпиталем толпятся изможденные боевики, сбежавшие с линии фронта, их лица, форма и оружие в грязи, а брюки промокли.