В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Ядерная сделка» с Ираном опять оказалась на грани провала, но России это в чем-то и выгодно

, и Великобритания выступили с критикой позиции по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по иранской ядерной программе. «Евротройка» считает, что «продолжает наращивать свою ядерную программу, выходя за рамки любого правдоподобного гражданского оправдания».

«Ядерная сделка» с Ираном опять оказалась на грани провала, но России это в чем-то и выгодно
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

«Пока мы приближались к соглашению, Иран вновь затронул отдельные вопросы, касающиеся его юридически обязывающих международных обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и его соглашению о гарантиях в связи с ДНЯО, заключенному с (МАГАТЭ). Это последнее требование вызывает серьезные сомнения в отношении намерений и приверженности Ирана успешному завершению СВПД», – говорится в совместном заявлении трех стран, опубликованном на сайте МИД ФРГ.

Как подчеркивается в документе, позиция Ирана противоречит его юридически обязывающим обязательствам и ставит под угрозу перспективы восстановления СВПД. Берлин, Париж и Лондон отметили, что после полутора лет переговоров координатор СВПД представил окончательный набор текстов, «которые позволили бы Ирану вернуться к соблюдению своих обязательств по СВПД», а вернуться к сделке. В трех столицах считают, что внесенные координатором дополнительные изменения довели их «до предела гибкости» и сожалеют, что «Иран предпочел не воспользоваться этой решающей дипломатической возможностью».

«Евротройка» призвала Тегеран к добросовестному сотрудничеству с МАГАТЭ и потребовала от него «предоставить технически достоверные ответы на вопросы МАГАТЭ о местонахождении всех ядерных материалов на его территории». Европейские участники сделки намерены консультироваться со своими международными партнерами о том, как решить «проблему продолжающейся ядерной эскалации Ирана и отсутствие сотрудничества с МАГАТЭ в отношении соглашения о гарантиях по ДНЯО».

Ранее госсекретарь США заявил, что за последние недели участники переговоров смогли устранить «некоторые пробелы» в позициях сторон, однако последний ответ Тегерана отбросил диалог назад.

«Мы не намерены соглашаться на сделку, которая не отвечает нашим основным требованиям или предполагает продолжающиеся попытки Ирана выдвинуть посторонние требования, не имеющие отношения к СВПД», – заявил он.

Глава американской дипломатии подчеркнул, что Вашингтон заключит сделку, только если она будет способствовать национальной безопасности США. В Тегеране заявление «евротройки» назвали непродуманным и подталкивающим переговоры к провалу.

«Печально, что три европейские страны этим непродуманным заявлением сделали шаг в сторону политики , которая ставит целью провал переговоров. Если такой подход продолжится, то они будут ответственны за последствия», – цитирует пресс-служба внешнеполитического ведомства страны официального представителя МИД Ирана Насера Канани Чафи.

В то же время дипломат отметил, что Тегеран готов к заключению соглашения, если для этого есть необходимая воля и отказ сторон от иностранного давления.

Постоянный представитель РФ при международных организациях в считает заявление Германии, Франции и Великобритании с критикой позиции Тегерана по СВПД «несвоевременным».

«Прямо в важный момент венских переговоров и накануне заседания Совета управляющих МАГАТЭ», – написал он в оной из соцсетей.

Совет управляющих МАГАТЭ должен провести заседание в понедельник, 12 сентября, спустя три месяца после принятия резолюции, в которой Иран призывали дать «заслуживающие доверия» ответы по своей ядерной программе.

Ведущий научный сотрудник Центра исследования проблем безопасности считает, что хоронить «ядерную сделку» еще рано.

– Подход Байдена к иранской ядерной программе отличается от подхода Трампа. Изначально «ядерная сделка» была заключена Обамой, где Байден был вице-президентом и, конечно, он хочет решить эту проблему только дипломатическими средствами. Отчасти, когда он поехал на Ближний Восток, у него не получилось как раз потому, что и Израиль призывали Байдена к форсированию политики сдерживания Ирана, а не к переговорному процессу. Позиция Байдена, думаю, принципиальна.

Я бы не стал говорить, что американцы хотят саботировать «сделку», похоронить ее. Все-таки чувствуется интерес.

Политолог, эксперт Фархад Ибрагимов полагает, что если американцы и европейцы продолжат оказывать давление на Иран, то на «ядерной сделке» можно будет поставить крест.

– Запад не проявляет должного желания вернуться к СВПД и наладить отношения с Тегераном. Все, что сейчас он делает – шантажирует иранскую сторону, не принимает в расчёт интересы Ирана и учитывает мнение Израиля, что конечно является недопустимым для иранской стороны. Изначально были надежды на то, что американцы и европейцы поведут себя последовательнее и благоразумнее, понимая, что вопрос с СВПД нужно решать, и что так долго висеть в воздухе он не может. Однако впоследствии американцы затянули торг, что, разумеется негативно сыграло на переговорном процессе.

«СП»: – Почему европейцы, которые так ратовали за ее заключение, вдруг пошли на фактически провокационные заявления в один из самых ответственных моментов?

– Европейцы сейчас действуют в фарватере американцев, вдобавок к этому присоединилось давление Израиля, чего Тель-Авив даже не скрывает. Изначально в поддерживали Тегеран, считали его правым в этом вопросе – до тех пор, пока в Белом доме находилась администрация Трампа. Как только на смену ей пришла действующая администрация во главе в Байденом, риторика европейцев резко изменилась. Связано это не только с открытыми симпатиями и Лондона в отношении демократической партии США, но и попыткой также получить «лакомый кусок» пирога от «ядерной сделки» и заставить Тегеран подписать соглашение не на условиях взаимовыгодного компромисса, а на своих собственных – полагая, что Тегерану просто некуда деваться и он будет готов пойти на все ради сиюминутных выгод и проникновения европейских компаний на иранские рынки.

«СП»: – Возможны ли еще компромиссы или стороны их исчерпали?

– Я думаю, что компромиссы уже невозможны, во всяком случае с иранской стороны. Тегеран максимально пошёл на все уступки, какие представлял для себя возможным. Так, например, отказался настаивать на том, чтобы Корпус стражей исламской революции (КСИР) был исключён из списка террористический организаций США, и хоть иранская сторона заявляет сейчас о том, что они изначально не ставили этот вопрос, авторитетные источники в окружении президента Раиси говорят об обратном. Иран требует на самом деле того, что было прописано в договоре СВПД ещё летом 2015 года. Это снятие санкций с Ирана, процесс должен произойти параллельно с возвращением американцев в «ядерную сделку».

Тегеран настаивает на том, чтобы США дали письменные гарантии, что история мая 2018 года, когда администрация Трампа безапелляционно вышла из сделки, тем самым грубо нарушив договор, не повторится. К тому же иранская сторона настаивает на прекращении расследования инспекторами МАГАТЭ на ядерных объектах в период с 2018 по 2022 год, что также является вполне логичным, поскольку в течение всего этого времени США в договоре отсутствовали, а это значит, что Иран имел право также нарушать те или иные условия сделки. Байден в августе согласился дать гарантии и даже прописать пункт, согласно которому США будут обязаны выплатить штраф в случае, если Вашингтон вновь нарушит условия сделки. Но американцы под давлением Израиля требуют проведения полного обследования всех иранских объектов, на что Иран категорически не согласен исходя из соображений собственной безопасности.

«СП»: – Если сделку заключить так и не удастся, к чему это может привести в ближайшее время?

– Если сделка заключена не будет, то она просто-напросто развалится или же будет отложена в долгий ящик. В «ядерной сделке» не будет смысла, поскольку американская элита уже заявляет о нежизнеспособности договора. Так, например, выступая перед иранскими оппозиционерами в США, экс-советник президента по нацбезопасности заявил, что Америка выйдет из сделки, как только в Белом доме сменится администрация. Риторика в отношении СВПД и Ирана остаётся той же – она не отвечает интересам Соединенных Штатов, а режим в Исламской республика является угрозой безопасности в регионе.

Надо сказать, что и в самом Иране за последние несколько месяцев особых иллюзий в отношении договора с Западом не питали. Там хотели восстановления СВПД и его действия хоть на какое-то время, чтобы наладить экономическую обстановку в стране, однако, как мы видим, США не способны договариваться.

В случае развала «ядерной сделки» Иран бесповоротно развернётся на Восток и на очень долгий срок отложит контакты с Западом. И самое главное – продолжит работу над развитием своей ядерной программы, тем более, как заявил иранский вице-президент Эслами, у страны есть для этого все возможности.

«СП»: – Как эта ситуация отразится на России?

– На России как на стороне переговорного процесса эта ситуация по сути никак не отразится. Надо отдать должное нашим дипломатам, которые на протяжении восьми лет прикладывали колоссальные усилия для того, чтобы вопрос по иранской ядерной программе был благополучно разрешён. рассчитывала на благоразумие западных коллег, полагая, что там заинтересованы в построении архитектуры безопасности в ближневосточном регионе.

Еще я хотел бы отметить, что Россия также выступает против появления у Ирана ядерного оружия, равно такая же позиция у , но и Москва, и Пекин считают, что интересы Исламской республики в обязательном порядке должны учитываться по целому ряду объективных причин. Все прекрасно понимают, что наличие ЯО у Тегерана моментально милитаризует весь регион, а с учётом того, что такое Ближний Восток, последствия могут быть самыми необратимыми.

Иран продолжит ещё больше укреплять свои контакты с Россией, там стремятся увеличить наш товарооборот, развить торгово-экономическую кооперацию и вывести на новый уровень политические отношения, в частности, по военно-оборонной линии. Поэтому Россия, в принципе, ничего не потеряет, напротив, даже приобретёт.