В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Дело — труба: в Киеве обиделись на Венгрию за газовый контракт с Россией

Дело — труба: в Киеве обиделись на Венгрию за газовый контракт с Россией
Фото: ТАССТАСС

В отношениях между Киевом и вспыхнул новый скандал. Его причиной стал контракт на поставки российского газа в Венгрию в обход , заключенный сроком на 15 лет между и энергетической компанией MVM. Глава Украины назвал это соглашение "ударом по украинско-венгерским отношениям" и пообещал дать "соответственный ответ". Не обошлось и без уже традиционных выпадов в адрес , якобы оказавшей давление на Будапешт.

Видео дня

В свою очередь венгерский министр иностранных дел обвинил Украину в посягательстве на суверенитет Венгрии и интересы ее национальной безопасности. Дело дошло до дипломатических демаршей: в МИД Венгрии был вызван посол Украины, а венгерского посла пригласили для объяснений в украинский МИД. Также Киев объявил о переносе заседания совместной межправительственной украинско-венгерской комиссии по вопросам экономического сотрудничества.

Пресс-секретарь президента России назвал реакцию Киева "истеричной", а официальный представитель МИД РФ объяснила ее "завистью" по отношению к Венгрии, заключившей выгодный контракт.

По моему мнению, устроенная Киевом истерика объясняется не столько завистью, сколько страхом, причем двоякого рода — потерять часть доходов от транзита российского газа и более всеобъемлющей боязнью лишиться поддержки со стороны Европы и Запада в целом.

Раздвоение личности

На самом деле вся история современной украинской государственности неразрывно связана с трубопроводом, унаследованным Украиной после распада СССР. Уже в первые годы независимости и построения национальной экономики в Киеве прекрасно поняли, какую выгоду можно извлекать из существования трубы, по которой российский газ исправно поставлялся на Украину и транзитом шел дальше, в Европу. Это же так удобно: забрать газ из трубы по низкой цене и реализовать его на внутреннем рынке по гораздо более высокой. А еще потребовать от России плату за транзит в Европу, но при этом не заплатить за потребленное топливо, по-братски сославшись на экономические трудности.

Шло время, в Киеве менялись президенты и правительства, но схема оставалась прежней. Несмотря на соглашения, заключавшиеся с целью четко разделить поставки российского газа на Украину и его транзит в Европу, украинская сторона продолжала фактически подворовывать топливо. В ответ "Газпром" даже пытался перекрывать вентили, но тут уж всякий раз поднимался крик в Европе: вы там между собой разбирайтесь как хотите, но к нам газ должен поступать бесперебойно.

"Газпром" и украинский судились, мирились, снова судились и так вновь и вновь. Очередной "майдан" в феврале 2014 года окончательно перевернул все с ног на голову. Украина отказалась от закупок газа у "российского агрессора и оккупанта" и стала приобретать его якобы по реверсу из Европы. На самом деле никакого реверса не было — Украина по-прежнему продолжала отбирать газ из трубы, но оплату производила европейским компаниям.

При этом сохранение транзита, позволяющего получать миллиарды долларов фактически из воздуха, оставалось критически важным для стремительно нищающего украинского государства, оказавшегося по уши в долгах. Именно поэтому первый "постмайданный" президент , заручившись поддержкой , у которых были свои политические и экономические интересы, повел яростную и, надо признать, небезуспешную атаку на строящийся трубопровод "Северный поток — 2". Введенные американцами экстерриториальные санкции затормозили реализацию проекта, хотя и не остановили его полностью.

, пришедший к власти на волне острой критики в адрес Порошенко, фактически продолжил линию предшественника, а в чем-то даже пошел дальше. Именно при нынешнем украинском президенте в качестве аргумента против "Северного потока — 2" был запущен в оборот тезис о "самом грязном в мире" российском газе, покупать который ни в коем случае не следует. И одновременно тот же Зеленский, что называется, с пеной у рта требовал и продолжает требовать у Европы и США гарантий того, что транзит "самого грязного" и "агрессивного" газа из России через Украину будет продолжен и после 2024 года, когда истечет срок действия нынешнего контракта между "Газпромом" и "Нафтогазом". В общем, все по диагнозу, сформулированному в свое время уроженцем Киева, русским врачом и писателем : "Шизофрения, как и было сказано".

Двойной удар

Именно внезапное осознание того, что излюбленная формула "и невинность соблюсти, и капитал приобрести" перестает работать, и вызвало в Киеве столь острую реакцию на контракт о поставках российского газа в Венгрию в обход Украины, через "Турецкий поток" и его продолжение на Балканах. Во-первых, этот контракт означает физическое сокращение объемов транзита, а следовательно, и размеров платежей. По оценке директора Украинского института политики , речь может идти о $200 млн в год — для Украины такая сумма выглядит весьма внушительной.

Во-вторых, договоры о "реверсных поставках", которые на самом деле таковыми не являются, были, по данным украинских СМИ, заключены в основном с венгерскими компаниями. Прекращение транзита в Венгрию означает, что теперь недостающие объемы газа придется реально закупать, причем, скорее всего, по гораздо более высокой цене.

Но и это еще не все. В конце концов, венгерский транзит составляет примерно 10% общего объема российского газа, прокачиваемого через территорию Украины. Потерю, конечно, можно пережить. Но что если по примеру Венгрии и другие страны решат воспользоваться альтернативными маршрутами? А что если нынешний контракт — это лишь первый сигнал о том, что украинская власть начинает терять поддержку со стороны Запада, без которой ей попросту не выжить?

Страшно. Потому в Киеве не ограничились одними лишь обвинениями в предательстве в адрес Венгрии, а еще и решили обратиться в : дескать, венгерско-российский контракт не только бьет по Украине, но и оказывает негативное влияние на энергетическую безопасность всей Европы. Надо же что-то делать!

Первая реакция вряд ли порадовала Киев. Представитель ЕК Тим Макфи счел нужным отметить: контракт коммерческий, подписан между двумя компаниями, поэтому оценку ему должны давать власти Венгрии. Конечно, в будущем Еврокомиссия может запросить получение копии контракта, если у нее появится обеспокоенность тем, что соглашение ставит под угрозу безопасность снабжения газом государства — члена , региона или всего сообщества. Однако "на данном этапе преждевременно говорить, пойдем ли мы по этому пути", подчеркнул Макфи.

Сдержанность брюссельского чиновника можно понять. Венгрия ведь и в самом деле вправе решать, как и у кого ей покупать газ за свои собственные деньги. Нет, если захотеть, то можно, наверное, и придраться к чему-то, но вот нужно ли? Тем более в тот момент, когда цены на газ в Европе взлетели до заоблачных высот, собственная добыча падает, а США, обещавшие затопить Европу своим СПГ, предпочли рынки Азии, где цены еще выше. Тут уж не время для солидарности с Украиной и ссор с "Газпромом", тем более по сомнительному поводу. Своя рубашка всяко ближе к телу, а если зима будет холодной, то одной рубашкой не обойдешься.

За что боролись...

Собственно, ровно о том, что Венгрия "располагает суверенным правом подписывать контракты на поставки энергоресурсов с любой страной на тех условиях, которые ей подходят", заявил и Петер Сийярто. По словам главы венгерского МИД, "нападки на Венгрию за то, что она обеспечивает, чтобы в домах ее граждан было тепло, а также обеспечивает, чтобы функционировала ее промышленность, — это недопустимо".

Сийярто также назвал "крайне возмутительным" обращение Киева в Еврокомиссию и подчеркнул: "Украина не имеет никакого отношения к тому, с кем мы договариваемся".

"Вообще, это вполне в духе наших властей — сперва самим делать другим пакости, а когда прилетает ответ, удивляться: "Тю, а нас-то за що?" — прокомментировал ситуацию знакомый украинский журналист. Коллега явно подразумевал прежние действия Киева, которые привели к серьезному охлаждению отношений между Венгрией и Украиной.

Все началось с принятия на Украине законов о языке и образовании, которые лишили возможности компактно проживающее в Закарпатье 150-тысячное венгерское меньшинство свободно общаться и учиться на родном языке. Потом были еще и преследования венгерских активистов, и обыски в офисах венгерских организаций. В ответ Будапешт заблокировал работу комиссии Украина — . По словам Сийярто, нарушение прав меньшинств ясно показывает, что Украина пока не достигла тех демократических стандартов, которые необходимы для вступления в альянс.

По мнению целого ряда украинских экспертов и журналистов, подписанный венгерской компанией контракт на поставку газа в обход Украины можно считать еще одной мерой, принятой в ответ на недружественные шаги со стороны Киева. Иными словами, за что боролись, на то и напоролись.

Урок не впрок

Резкая отповедь из уст главы МИД Венгрии и отсутствие ожидаемой реакции со стороны Брюсселя несколько охладили пыл Киева и заставили его сбавить тон. "Мы же не отрицаем право Венгрии заключать соглашения с "Газпромом", — постарался успокоить партнера украинский министр иностранных дел. По его словам, вина Будапешта лишь в том, что он "принял требования Москвы", которая, собственно, и настаивала на исключении Украины из схемы транзита.

Судя по этим высказываниям Кулебы, урок, вытекающий из заключения нового российско-венгерского контракта, не пошел Киеву впрок. Там намерены и впредь апеллировать к покровителям в Брюсселе и Вашингтоне, чтобы препятствовать реализации российских экспортных энергетических проектов. А также требовать "твердых гарантий" сохранения лишь одного проекта — транзита российского газа через территорию Украины.

Самое интересное, что Россия вовсе не возражает против сохранения данного проекта. Во всяком случае, она четко выполняет все условия действующего контракта на прокачку газа через Украину, более того — неоднократно заявляла о готовности к переговорам о продлении контракта и даже о возобновлении прямых поставок. Разумеется, если будут предложены выгодные финансовые условия.

Здравый смысл подсказывает к этим заявлениям прислушаться и приступить к обсуждению условий и параметров, устраивающих обе стороны.