В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

"Северный поток - 2" очистят от санкций

Вашингтон и Берлин в скором времени объявят о достижении соглашения, снимающего разногласия по газопроводу «Северный поток–2». Об этом со ссылкой на информированные источники сообщает Reuters.

"Северный поток - 2" очистят от санкций
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

По словам одного собеседника агентства, «ситуация выглядит неплохо» и завершение переговоров ожидается «в ближайшие дни». Другой, в свою очередь, подтвердил, что стороны близки к заключению договоренностей, которые позволят окончательно избежать введения Вашингтоном санкций против компании - оператора трубопровода Nord Stream 2 AG и ее исполнительного директора .

Весной, напоминает ТАСС, Штаты приняли решение пока не вводить эти санкции, поскольку это, по выражению госсекретаря , противоречило бы их национальным интересам. В то же время ограничительные меры были применены против ряда российских участников проекта.

Детали сделки, о которой информировал Reuters, пока неизвестны. Но предполагается, что она будет включать в себя обязательства обеих сторон ( и ) по увеличению инвестиций в энергетический сектор , дабы компенсировать негативные последствия от запуска нового газопровода. Не уточняется, правда, будут ли для этого задействованы государственные средства, или же есть намерение привлечь частный бизнес.

Еще в июне Bloomberg писал, что Вашингтон и Берлин собираются компенсировать Киеву потери от сокращения транзитных сборов, а также инвестиций в украинскую экономику в связи с запуском «Северного потока – 2». И хотя в Офисе президента Украины продолжают надеяться, что шансы остановить его все еще есть, час «Х» неизбежно приближается.

Готовность газопровода на данный момент составляет около 98%, одна нитка завершена полностью, укладка второй близка к завершению. И уже в ближайшее время систему начнут заполнять газом.

Между тем, сделке, как известно, предшествовали жесткие споры между США и Германией. Более того, стороны не смогли урегулировать свои разногласия даже в ходе недавней личной встречи Байдена и Меркель в Вашингтоне. По ее итогам канцлер ФРГ призналась, что позиции Берлина и Вашингтона по проекту «Северный поток – 2» все еще различаются.

И вот теперь компромисс какой-то, видимо, найден. И даже Киев может получить с этого определенные «дивиденды». Правда, будут ли они соизмеримы с запросами украинской стороны (Зеленский ранее просил 2 млрд. евро «живыми» деньгами, 5 млрд. – в виде кредитной линии на десять лет, а также продление транзитного контракта с РФ на 15 лет), большой вопрос. Скорее, Америка и Европа постараются откупиться от Украины минимально затратно.

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила ведущего эксперта , преподавателя :

- США не удалось остановить строительство «Северного потока – 2», поэтому теперь их цель – помешать ему работать в нормальном режиме. И здесь, я думаю, их план был таков: надо создать некий правовой механизм, некое условие, по которому «Северный поток – 2» будет функционировать. Потому что сейчас в Европе никаких исключений для него нет – он будет введен в строй и действовать по общим правилам.

Но раз причины для остановки газопровода в законодательстве отсутствуют сейчас, значит, законодательство как-то надо менять – вот в какой логике американцы рассуждают. И идея их заключается в том, что надо заставить европейцев принять новые законы, касающиеся именно «СП-2». Чтобы он не общей юрисдикцией регулировался, а по неким отдельным правилам.

То есть, по сути, США хотели бы создать обременения для «СП-2», смысл которых будет заключаться в том, что режим его работы свяжут с политическим «поведением России».

Если бы это удалось, американцы, естественно, каждый раз кричали бы, что «Россия ведет себя плохо», «притесняет Украину», и само наличие проблемы на Донбассе трактовалось бы, как давление на Киев. А дальше, соответственно, было бы требование - остановить работу газопровода.

Понятно, что при таком сценарии он никогда бы нормально не работал, и был, по сути, всегда, заморожен.

Поэтому задача Меркель (и, разумеется, российской стороны) была в том, чтобы особый режим не применять. И, насколько я понимаю, ей все-таки это удалось. Потому что, если бы источники Reuters знали, что в основе сделки лежит этот самый «особый режим» для «СП-2», то это было бы первой новостью. Нам бы об этом точно сообщили.

Я все же склоняюсь к версии, что Меркель смогла отбиться от навязывания этих дискриминационных правил в обмен на гарантии определенной финансовой помощи Украине.

«СП»: - Что же, по-вашему, Украина получит в результате?

- Что получит Украина, вопрос, на самом деле, десятый. Американцам, по большому счету, все равно, что там с ней будет, если им не удается остановить «СП-2». Они этот «поток» не для Украины останавливают, а для себя. Чтобы в дальнейшем этот украинский транзит перекрыть под каким-то предлогом. Создать дефицит на европейском газовом рынке и отправить туда свой собственный СПГ по более выгодным условиям.

То есть, им нужно расчистить рынки сбыта для своего производителя. Именно эта задача были и при Трампе, и при Байдене – в этом плане между ними никакой разницы.

А что там будет с Украиной, им, конечно, все равно. Если что, американцы всегда могут сказать, что «это Германия обещала вам помочь, вот к ней и обращайтесь».

На самом деле, я думаю, Россия и Германия еще до встречи Байдена и Меркель в Вашингтоне проводили консультации. И российская сторона от себя заверила, что мы будем четко выполнять транзитный контракт до конца 2024 года, и Украина в любом случае деньги за транзит получит.

При этом даже внутри контракта у нас есть возможности осложнить Киеву жизнь. Можно было бы, допустим, выплачивать Украине деньги по условию «качай или плати», при этом физически прокачивать очень небольшие объемы. А украинская газотранспортная система на эти небольшие объемы, в общем-то, вообще не рассчитана.

Поэтому смысл всех этих переговоров был не в Украине. Смысл был в том, что американцы хотели создать для «СП-2» это обременение, а, соответственно, Германия от этого обременения отбивалась.

Если одна из сторон победила, что там будет с Украиной, это вопрос десятый. И в реальности, конечно, никакие компенсации, я думаю, Киев не получит.

«СП»: - Но почему США и Германия решают за Россию, как ей распоряжаться своим газом?

- России никто ничего в реальности не навязывает. Никто не заставит подписывать контакт с Украиной после 2024 года. Это невозможно. Газпром, собственно, для этого и строит «СП-2» - чтобы невозможно было навязать ему обязательства подписывать новый контракт с Киевом.

В 2019 он подписал контракт до 2024 года именно вынуждено. Потому что не было другого газопровода.

«СП»: - Меркель говорит, что после запуска «СП-2» транзит через Украину все равно сохранится. А может она давать такие гарантии? Ведь это, наверное, нам решать, а не Германии или Штатам...

- Россия тоже об этом говорит. Говорит, что «мы не будем нарушать наш договор, потому что обязались прокачивать до 2024 года». Так что, формально Меркель права. Она озвучивает очевидную истину – когда «СП-2» будет запущен, транзит через Украину не прекратится. И новые какие-то условия Газпрому она не навязывает, потому что эти обязательства у компании уже есть.

А вот о том, что будет после 2024 года, когда действие контракта закончится, об этом, извините, поговорим позже. Все стороны, в общем, это понимают.

«СП»: - 20-21 июля Киев посетит с некой миссией советник Дерек Чолле. Будет обсуждать, в том числе, «СП-2» и энергобезопасность Украины. А что здесь еще можно обсуждать?

- Думаю, он едет, чтобы просто донести до украинского руководства новую позицию – т.е., расскажет, как надо себя вести дальше, что можно говорить, что нельзя, по какой линии критиковать Россию и Газпром.

Украина здесь никогда не была участником переговоров. Она всегда была объектом торга, а не субъектом этих отношений. Отношения по поводу «СП-2» всегда выяснялись в треугольнике – Россия-США-Германия. Поэтому никто ничего объяснять ей, по большому счету, и не собирается.

То есть, Киев может информационно поднимать какие-то темы, но в реальности на переговоры, на чью-либо позицию он не влияет. Его, если нужно, просто ставят перед фактом.