В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Турция обещала соблюдать конвенцию Монтре после строительства канала «Стамбул»

Конвенция Монтре о статусе проливов останется в силе и после строительства судоходного канала «Стамбул», заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу.

Видео дня

На пресс-конференции с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в Анталье Чавушоглу заявил, что конвенция и канал между собой «никак не связаны», конвенция «будет применяться без изменений». Чавушоглу заверил, что его страна «следует каждой букве этой конвенции», которая «регулирует не только проход судов, но и передвижения военных кораблей, сроки их пребывания в Черном море, тоннаж».

Как подчеркнул глава МИД Турции, «процедуры изменения или денонсации» описаны «в тексте самой конвенции». По его словам, из-за канала «Стамбул» «никаких изменений в конвенции Монтре не будет», передает ТАСС.

Он сообщил, что строительство фактически стартовало 26 июня. Турция уверена, что новый канал между Мраморным и Черным морями необходим, к нему есть «большой интерес со стороны международного бизнеса». Указывается на риски из-за «трафика судов по Босфору» – «45 тыс. судов в год проходят проливы сейчас, а к 2050 году их будет 80 тысяч». Чавушоглу отметил, что «торговые суда очень долго ждут», запрещено «движение со взрывоопасным грузом». Новый канал позволит решить эти проблемы, а «связи с Монтре здесь нет», сказал он.

Напомним, Лавров после переговоров с турецким коллегой заявил, что строительство канала «Стамбул» не повлияет на присутствие иностранных судов в Черном море.

Конвенция Монтре 1936 года разрешает проход всем гражданским судам и ограничивает проход военных кораблей тех держав, которые не выходят к Черному морю. Согласно конвенции, общий тоннаж военных судов нечерноморских государств в Черном море не должен превышать 45 тыс. тонн со сроком пребывания не больше 21 суток. Кроме того, речь идет исключительно о легких надводных кораблях, линкорах и подлодках – то есть никаких авианосцев (кораблей, имеющих возможность проецировать военно-политическое присутствие государства).

Так что, по сути, Конвенция серьезно ограничивает возможности нечерноморских держав держать свой флот в Черном море и в то же время утверждает суверенитет Турции как над проливами, так и над Мраморным морем (которые в ином случае имели бы международный статус).